ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но твое заявление и правда обескуражило меня, – сказал Шарль и пояснил, усмехнувшись: – Боюсь, я и сам в определенном смысле девственник. Мне никогда не приходилось иметь дело с неопытной женщиной.

Она молчала. Приподнявшись на локтях, Луиза вглядывалась в темноту, пытаясь рассмотреть его лицо.

Шарль поспешил заверить ее:

– Ты неправильно истолковала мои слова. Если ты этого хочешь, я, конечно же, все сделаю. Мне просто ни разу не приходилось сталкиваться с девственницей.

Луиза откинулась на подушки и звонко расхохоталась:

– Ну, тогда нам придется вместе потрудиться.

Шарлю было не до смеха. У него появилось странное ощущение: казалось, сейчас он сам себе наставит рога. Теперь Шарлю хотелось, чтобы первый момент их близости принадлежал ему – ему подлинному. Хотелось, чтобы они с ней могли сохранить прекрасные воспоминания об этом мгновении, а не мучиться от стыда.

Он вдруг четко осознал очевидный факт – собственное раздвоение личности. Существует Шарль д'Аркур, который говорит по-французски и собирается жениться на этой девушке и любить ее до конца жизни (хотя ее страсть к приключениям несколько тревожит его). Но есть и другой Шарль – из арабских сказок, готовый соблазнить эту девушку ради собственной прихоти и чьи перевоплощения доставят ему в будущем множество неприятностей, если Луиза когда-нибудь узнает правду.

Эти соображения несколько остудили его пыл.

– Возможно, ты хотела бы все прекратить, – предположил он. – Я могу тебя понять. Иногда женщина желает сохранить девственность для будущего мужа.

Она опять рассмеялась.

– Для кого? Для мужа? Для моего горбатого мужа?

– Как ты сказала?

Луиза тщетно пыталась успокоиться.

– Не важно. – Она шмыгнула носом. – Он же урод, – наполнила она Шарлю и небрежно добавила: – Я не горю желанием заниматься этим с ним.

Шарль стиснул зубы:

– Он не горбун.

– Нет-нет, конечно, нет. Да это и не важно.

Шарль всмотрелся в неясный силуэт на постели.

– Так ты считаешь, что он горбун?

– Я же сказала, это не важно, – повторила Луиза.

– Конечно, нет.

Луиза слышала, как Шарль задвинул ящик, и его тень возникла рядом с кроватью. Он сказал:

– Я думаю, ты не будешь возражать, если я обойдусь без презерватива.

– Без чего?

– Это не важно, – ответил он, передразнивая ее. Матрас под ним прогнулся, и он опустился на нее сверху.

Его горячее тело навалилось на нее. У Луизы все мысли улетучились. Этот араб, по-видимому, хорошо разбирался в одежде западных женщин. Миг – и она уже осталась в сорочке и нижней юбке. Сорочку он расстегнул, а юбку поднял выше бедер и распустил завязки на ее панталонах.

Все произошло быстро и стремительно. У Луизы пересохло в горле. Она тяжело дышала. Сердце неистово колотилось, грозя выскочить из груди. Шарль приподнялся и, ухватившись за панталоны обеими руками, стянул их с нее, небрежно отбросив в сторону.

Его горячая рука опустилась ей на живот. Луиза вздрогнула. Его прикосновение было очень уверенным. Он поглаживал ее, чуть надавливая, его пальцы продвигались все ниже.

Луиза знала, что должно было произойти, но испугалась. Шарль положил ей ладонь между ног, затем коснулся той части тела, которой еще никто не касался… И тут Луиза испытала потрясение – восхитительное и одновременно пугающее. Его палец скользнул внутрь ее. Она и представить себе не могла, что такое может быть…

Луиза почувствовала, как ее тело становится мягким и податливым. Какое удивительное ощущение близости! Ничто не препятствовало его ласкам – ни его собственные сомнения, ни ее смущение. Ей хотелось сомкнуть ноги и в то же время сладострастно раскинуть их еще шире, приподнимаясь навстречу его рукам в стремлении отдаться ему целиком.

Шарль нащупал ее секретное местечко…

– О-о-о-о, – вырвалось у Луизы, когда был взят последний бастион ее стыдливости. Он играл на ней… О Господи, он играл на ней, как на скрипке. Ее тело выгнулось ему навстречу.

Шарль приблизил губы к ее уху.

– Луиза, – сказал он, в то время как девушка тяжело дышала и извивалась под ним. – Я лишу тебя девственной плевы с помощью пальцев. Думаю, это возможно. Так ты будешь избавлена от неприятных ощущений, когда я овладею тобой полностью.

Луиза почувствовала внутри себя не один, а сразу несколько пальцев. Казалось, Шарль просунул туда всю руку. Она воспротивилась его вторжению.

– Ш-ш-ш, – успокоил ее он. Большим пальцем Шарль снова нащупал самое чувствительное место, словно это была та кнопка, при нажатии на которую девушка становилась податливой и изнемогала от желания. Она готова была позволить ему делать все, что он захочет. – Ш-ш-ш, – повторил Шарль, будто убаюкивая ее. – Я постараюсь сделать все как можно аккуратнее. – И холодно добавил: – Хотя мы оба понимаем, что я должен поранить твое тело.

Он резким движением протолкнул пальцы вперед и, как ей показалось, ущипнул ее. Луиза вскрикнула. Его ладонь снова легла ей на живот, нежно поглаживая.

Шарль пробормотал:

– Все, ты больше не девственница. – Он усмехнулся. – Ты девственница только с формальной стороны.

Он опустился на нее, и Луиза почувствовала что-то большее по размеру, чем его пальцы, – что-то округлое, твердое, горячее. Он без промедления вошел в нее, причинив резкую боль. Луиза закричала. Он был такой огромный! Она застыла, ошеломленная, – так необычно было чувствовать его внутри себя.

Шарль же, похоже, не видел в этом ничего странного. Подождав несколько секунд, он проник в нее еще глубже – Луиза и не думала, что такое возможно. Какое божественное ощущение!

Шарль издал стон, и девушка поняла, что ему очень хорошо. Он склонил голову к ее плечу, прижавшись горячим ртом к ее шее.

Он медленно вышел из нее, и его движение принесло новые ощущения. О Господи! Комната, весь мир вокруг нее пропали во мраке. Шарль вернулся в нее. Его движения причиняли ей слабую боль и доставляли безумное наслаждение одновременно. Все ее тело сотрясала сладострастная дрожь.

Этот великолепный мужчина, под которым она сейчас лежала, ритмично двигался в ней в унисон исходившим из его груди прерывистым вздохам и низким стонам, в которых слышалось исступление. И Луиза могла его понять: в близости между мужчиной и женщиной действительно есть что-то безумное.

Она почувствовала, что стала влажной, – влага сделала наслаждение еще острее. Это было ни с чем не сравнимо. Непостижимо. Слабые частые стоны срывались с ее губ – она была возбуждена до предела.

Луиза обхватила Шарля за плечи и откинула голову на подушки. Он подмял ее под себя, наваливаясь всей тяжестью с каждым новым толчком. Затем он выходил из нее, и она жаждала только одного – чтобы он снова в нее вошел.

Шарль отыскал губами ее рот, и Луиза впилась в него поцелуем. Обвив ногами его бедра и упершись пятками в упругие ягодицы, она хотела вобрать его в себя как можно глубже… Ей казалось, что она сейчас умрет от безумного наслаждения.

Но то, что последовало, и в самом деле походило на смерть.

– Давай же, – прошептал Шарль.

Да. Она хотела освободить то, что росло в ней, но не знала как. И немного боялась дать этому чувству волю. С каждым разом Шарль все глубже проникал в ее тело, доставляя такое наслаждение, о котором Луиза и не подозревала. Она продолжала обнимать его, внутренне смирившись с неизбежным.

Он снова пробормотал:

– Давай же, – и его голос прозвучал странно, хрипло. Шарль с трудом перевел дух, жарко поцеловал ее в губы и резко двинулся вперед. Голова его склонилась к ее плечу, и его волосы коснулись ее щеки.

– О Боже, – простонал он и снова рванулся в нее. Последними его словами, которые она смогла разобрать, были: – Давай… Ты можешь… Я… это… чувствую… Иди… О Боже, иди со мной…

И Луиза расслабилась. Она раскинула руки по подушкам, тело ее обмякло.

Дальше все произошло само собой. Это было подобно полету. Казалось, ложе, на котором она покоилась, поднялось в воздух. Тело ее содрогалось на сладостных волнах экстаза. Кровь неистово пульсировала в жилах. Кровь. Она чувствовала между ног обжигающую влагу – он вошел в ее кровь.

25
{"b":"968","o":1}