1
2
3
...
25
26
27
...
71

Ее кровь смешалась с его семенем. Шарль испустил гортанный крик муки и восторга. Он приподнялся, яростно погружаясь в нее, все учащающиеся судороги восторга сотрясали его тело.

Луиза трепетала под ним. Когда Шарль упал на нее, тяжелый и мускулистый, его сердце так гулко колотилось, что заглушало ее собственный пульс.

Шарль, казалось, не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Все его существо пело от счастья. Но разум был объят тревогой. «Ты только что обесчестил невинную девушку, к тому же захмелевшую от шампанского, – твердил ему внутренний голос. – Из оскорбленного самолюбия. Эта девушка доверилась тебе».

«И прошла через весь корабль, погруженный во мрак, ради этого», – мысленно возразил он себе.

Но его сомнениям был положен конец, стоило прелестной Луизе обнять его.

– Шарль, – сказала она, – ты чудо. – Луиза глубоко вздохнула, преисполненная счастьем, и спросила: – А ты можешь это повторить?

Может ли он повторить? Ну, после получасового отдыха – возможно. Он уже не так молод.

Но, если уж об этом зашла речь, не так уж он и устал.

Шарль, поцеловав ее, стянул брюки. И они обнялись, не произнося ни слова, – разговаривали их руки, губы, тела. После чего он повторил «это».

Не предохраняясь.

«Ну же ты, идиот, – мысленно приказывал себе Шарль, – иди и возьми хотя бы один. У тебя же полный ящик этих штучек». Он был осторожен в своих связях. А Луиза пришла к нему нетронутой, как тот пакетик, который он собирался открыть. И если она случайно забеременеет, ему уж точно придется на ней жениться – и как можно скорее.

«Женитьба, – думал он. – Скорее бы! Отныне – без презерватива! Всегда!» Эта мысль радовала его. Ведь к этому он и стремился, разве не так? Жена, супруга. Верная спутница жизни. Она всегда будет с ним рядом. Плоть от плоти его… ее плоть божественна…

Вот тут-то Шарль и хотел включить свет и, так сказать, сорвать маску. В этот момент Луиза должна была увидеть того, кому отдалась. Но она так трогательно прильнула к нему, соблазнить ее оказалось так легко. Им предстоит провести на корабле еще по крайней мере четыре дня без света. Все складывается как нельзя удачнее. Кроме того, этой девочке не к кому больше пойти, некому поведать свои сомнения и тревоги. Поэтому розыгрыши сейчас неуместны.

«Всему свое время», – думал он. Может быть, потом, если ему захочется продолжать игру. А сейчас он готов переменить свои планы – эта мысль посетила его еще во время их свидания в загончике для животных. Шарль обнимал самое нежное, самое прелестное создание на свете. Ее жасминовый аромат сводил его с ума. В ее объятиях он познал рай. И ему хотелось продлить это блаженство. Он будет с ней так часто и так долго, как ей захочется во время их плавания через Атлантику. А потом у него еще будет шанс испугать ее, если она спровоцирует его. Женщина, называющая человека, слепого на один глаз, горбуном, заслуживает того, чтобы ей преподали маленький урок. Разве нет?

Да, именно так.

Нет. Шарль неожиданно понял: она нравится ему, и он не собирается ее дурачить. Он не сможет причинить ей боль. Если ее суждениям недостает глубины, то с кем не бывает? У нее есть все основания относиться к нему с предубеждением. Она молода. У нее почти нет жизненного опыта. Родители любят ее до безумия и опекают. Молодые люди готовы горы свернуть ради ее прихоти. Шарль нахмурился и покрепче прижал к себе спящую Луизу. Ее ноги обвили его бедро. Нет, он не станет открыто вымещать на ней недовольство. Он придумает что-нибудь другое.

Одно ему было ясно: если он намерен завоевать любовь этого очаровательного создания, то обман – не лучшее средство для достижения цели. Притворство вряд поможет Луизе полюбить будущего супруга.

Она покинула его перед рассветом. Шарль разбудил ее, помог натянуть платье и, торопливо поцеловав, выдворил в коридор.

Закрыв дверь, Шарль вздохнул. Он молился, чтобы она вернулась к нему. Ему хотелось повторения предыдущей ночи. И чтобы так было всегда!

Бог да благословит этот корабль. Обычно плавание через Атлантику длится шесть дней. Но с такими темпами, как сейчас, их путешествие может растянуться на, неделю и больше. Хоть бы случилась еще какая-нибудь маленькая авария – течь в днище, к примеру, – что задержало бы их прибытие в Европу. Лайнер качался на волнах. Из темноты гостиной до него донесся непонятный звук – что-то крошечное и твердое перекатывалось в камине. Прислушиваясь, Шарль молился только об одном: пусть весь оставшийся путь до Марселя бушуют волны, и жемчужная бусинка перекатывается в камине.

Глава 12

Амбра является изысканным парфюмерным фиксативом – она делает духи стойкими и придает мягкость их аромату.

Князь Шарль д'Аркур «Природа и использование амбры»

Шарль проснулся далеко за полдень – неяркое солнце проглядывало сквозь плотные портьеры. Море штормило, но дождь прекратился. Небо немного прояснилось, хотя облака по-прежнему заволакивали его. Тусклый свет озарил комнату, отбрасывая золотистые блики на потолок и на привинченную к полу мебель, на его вещи, которые слегка скользили по полу при качке.

Он уткнулся лицом в простыни и глубоко вдохнул их аромат. Луиза! Шарль все еще ощущал запах ее духов. Здесь Луиза лежала в сладострастной позе, подложив руку под голову. Он желал бы наслаждаться этим ароматом вместо завтрака.

Шарль встал и оделся. Немного побаливало колено, но терпимо – к ноющей боли в суставе он давно привык. Пообедав, Шарль почувствовал себя бессмертным героем. Он занимался любовью с прелестным юным созданием не менее шести раз и каждый раз по-новому, будто ему самому было восемнадцать. Шарль перенес ее на руках по качающемуся полу каюты, он до изнеможения отдавался страсти, а потом проснулся утром, словно библейский Лазарь, воскрешенный к новой жизни, исцеленный и помолодевший, готовый к сверхчеловеческим подвигам – и к продолжению ночных приключений.

Шарль позвонил в ее каюту, застегивая рубашку и поглядывая в окно на затянутое тучами небо. Будь благословенна непогода!

В телефонной трубке послышался ее голос:

– Алло?

– Луиза?

– Шарль?

Довольно непринужденно он спросил:

– Да, как ты себя чувствуешь?

Смеющийся голосок ответил:

– Немного устала и влюблена.

Он нахмурился и невольно улыбнулся:

– Влюблена?

– Я обожаю тебя, – сказала Луиза. – Мне так не хотелось уходить. – Она торопливо добавила: – Я хочу быть с тобой всю ночь. Я хочу улететь с тобой далеко-далеко – мы будем вместе день и ночь. Если хочешь, я согласна всю жизнь прожить во мраке – я уничтожу солнце. Мы утопим его в океане, заморозим в снегу. Или найдем пещеру и останемся там в вечной темноте. Ты хочешь меня? – Луиза добавила: – Или у тебя уже есть четыре жены, как велит Коран? – Ее смех прозвучал нарочито беспечно, как будто все, что она говорила, было лишь легкомысленной болтовней.

Шарль серьезно ответил:

– Тебе не понравится в Северной Африке.

– Так ты родом оттуда?

– Да, – солгал Шарль, потом, сказал правду: – Тебе не понравятся запреты, принятые в мусульманских странах. По закону ты и твоя жизнь будут всецело в моей власти.

Луиза помолчала, затем промолвила:

– Моя жизнь и так в твоей власти.

– Луиза, это просто небольшое любовное приключение, мимолетный роман.

Она молчала – в трубке слышно было ее прерывистое дыхание.

Шарль продолжал:

– Ты направляешься во Францию, там ты выйдешь замуж, у тебя будут свой дом и семья. Культура и обычаи этой страны сильно отличаются от Америки, и даже к Франции тебе будет трудно привыкнуть.

Луиза продолжала молчать.

– Я знаю, ты прав, – наконец призналась она и тихо добавила: – Ты очень мудрый. Я люблю тебя.

Шарль уставился на телефон, не веря своим ушам. Он боготворил ее. Ему так хотелось сказать ей об этом, но при сложившихся обстоятельствах он вынужден был сомневаться в ее словах. Она должна любить Шарля д'Аркура, а не Шарля с корабля.

26
{"b":"968","o":1}