ЛитМир - Электронная Библиотека

«19 февраля 1902 года, Ницца, Франция

Милостивый государь, Я весьма польщен Вашими похвалами в мой адрес и Вашим предложением. Однако дела фирмы поглощают сейчас все мое время. Поэтому совершить поездку в Америку для меня пока не представляется возможным. Я благодарю Вас за комплименты, но, к сожалению, вынужден отклонить Ваше приглашение познакомиться с Вашей очаровательной дочерью.

Однако я надеюсь на продолжение нашего взаимовыгодного сотрудничества в будущем.

Искренне Ваш,

князь Шарль д'Аркур».

«2 марта 1902 года, Майами

Ваша светлость, Я уважаю Ваше решение не принимать моего дерзкого предложения (сделанного тем не менее от чистого сердца).

Митчелл, которого я встретил в Нассо с грузом амбры, сообщил мне, что Вы намерены продолжать наше сотрудничество. (К Вашему сведению, мой зять мог бы получить рыболовную флотилию в собственность и таким образом добывать столько китовой желчи, сколько ему необходимо, – не сердитесь, это лишь шутка, я не мог отказать себе в удовольствии слегка поддразнить Вас.) Замечу, что у нас имеются и другие постоянные покупатели и мы должны соблюдать свои обязательства по отношению к ним. Однако я сказал Митчеллу, чтобы он продавал Вам большую часть улова по самым низким ценам.

Я пишу Вам из Майами. Мы будем жить в нашей зимней резиденции, пока я занят расширением доков под грузовые суда. Уверяю, наше приглашение остается в силе и Вы сможете посетить нас, когда Вам будет удобно. Думаю, Вам понравится в Майами – здесь потрясающая природа, множество диковинных цветов с волшебным ароматом, которые Вам, возможно, захочется посадить в своем саду.

Искренне Ваш,

Гарольд Вандермеер.

P.S. Прошу простить мое отцовское тщеславие: я прилагаю к письму фотографию моей прелестной розочки, Луизы».

«30 марта 1902 года, Нью-Йорк

Ваша светлость, Я полагаю, мне удастся преуспеть там, где мой супруг потерпел поражение. Мы с Гарольдом часто вспоминаем путешествие на Ривьеру. Какое это было чудесное время! И лучше всего нам было у Вас в гостях. Мы очень надеемся, что вы посетите Америку. Мы ни разу не обмолвились о наших планах в присутствии Луизы. Вы можете приехать к нам просто как друг семьи – обсудить с Гарольдом деловые вопросы и познакомиться с нашей Лулу. Вот тогда и посмотрим, понравитесь ли вы друг другу.

Кстати, Ваш кузен Гаспар недавно нанес нам визит. Он очень любезный молодой человек, нам было очень приятно в его обществе. Похоже, он увлечен Луизой (но, увы, мы надеемся заполучить в зятья чистокровного князя – ха, ха!). Он немного напоминает Вас, и это внешнее сходство заставляет нас с Гарольдом вздыхать и мысленно восклицать: «Ах, если б наш друг из Ниццы соблаговолил навестить нас…»

С наилучшими пожеланиями,

Изабель Вандермеер».

Письмо, не дошедшее до адресата:

«11 апреля 1902 года, Грасс, Франция

Уважаемые мистер и миссис Вандермеер, Вы будете удивлены, получив мое письмо. Я собираюсь посетить Америку и отправляюсь в путь через три недели – этого времени достаточно для обмена сообщениями. Я заеду сначала в Нью-Йорк, а потом сразу же отправлюсь в Майами. Находясь в Нью-Йорке, я был бы счастлив пригласить вас и вашу дочь отобедать со мной. К сожалению, у меня вряд ли будет много свободного времени, и все же я никогда не простил бы себе, если бы, оказавшись в Нью-Йорке, не нанес вам визит.

Искренне Ваш,

князь Шарль д'Аркур».

Телеграмма из Ниццы в Нью-Йорк от 2 мая 1902 года:

«Мистер и миссис Вандермеер тчк завтра отплываю Нью-Йорк тчк приезжаю 9 мая отправляюсь Майами 10 мая где пробуду до 30 мая тчк полагаю мое письмо которое я послал несколько недель назад до вас не дошло тчк надеюсь все порядке тчк постараюсь встретиться вами Нью-Йорке тчк Шарль Аркур».

Телеграмма из Нью-Йорка в Ниццу от 2 мая 1902 года:

«Мы удивлены и взволнованы тчк пожалуйста навестите нас в Нью-Йорке и мы сами отвезем вас Майами в собственном вагоне тчк нетерпением ждем вас тчк сожалению Луиза сейчас путешествует тчк объясним все позднее тчк мы не знаем точно где она но разошлем повсюду сообщения чтобы она как можно скорее вернулась тчк мы очень рады вашему приезду тчк Гарольд и Изабель Вандермеер».

Глава 3

Амбра – пахучее, воскообразное серое вещество, которое часто можно обнаружить на поверхности моря.

Князь Шарль д'Аркур «Природа и использование амбры»

Ночью на палубе чертовски холодно, особенно если ты гол. Море бурлило, дул холодный пронизывающий ветер. Волны перехлестывали через борт и заливали палубу. Из-за отвратительной погоды плетеные кресла, на которых Шарль рассчитывал найти покрывало, были свалены к стене и связаны между собой, чтобы их не унесло ветром или не смыло волной. Так что устроиться в них на ночь не представлялось возможным. Еще хуже было то, что пространство, занятое связанными креслами – между трапом и фальшбортом, – было единственным местом, где царил полумрак. Полоса огней на нижней палубе отбрасывала бледные отсветы. Большой зал в средней части корабля сверкал огнями в ночи. По-видимому, чья-то вечеринка затянулась.

Итак, окруженный промозглой темнотой и прислушиваясь к отдаленным звукам музыки, Шарль выудил из-под кресел три покрывала и завернулся в них наподобие тоги. Когда же он оглянулся вокруг в поисках подходящего укрытия, его ожидал еще один неприятный сюрприз: на пороге освещенного зала показались два темных силуэта – женский и мужской.

Шарль нырнул под трап, забился в угол, обхватив себя руками, и в этот момент корабль взлетел на гребень крутой волны. Резкая качка отбросила девушку к поручням, но она быстро обернулась к своему спутнику и рассмеялась. Тот приблизился к ней вплотную и оперся ладонями о поручни по обеим сторонам от нее. Молодой человек в белом кителе, по-видимому, младший офицер, прижал свою спутницу к поручням. Шарль наблюдал за ними, отчасти недовольный их внезапным вторжением, отчасти зачарованный сценкой, разворачивавшейся футах в тридцати от него. С палубы донесся звонкий смех – девушка явно издевалась над своим поклонником. Затем все стихло. Океан вздымался за кормой – огромная волна с белой каемкой пены показалась на уровне поручней и расплескалась по палубе, подняв тучи брызг. Девушка взвизгнула, когда их окатило ледяной водой с ног до головы. Парочка бросилась прямо к трапу, под которым сидел Шарль.

Он отпрянул и поглубже забился в угол, лихорадочно придумывая объяснения своему присутствию под трапом: он был уверен, что парочка сейчас присоединится к нему.

Молодой человек, очевидно, именно это и намеревался сделать, поскольку, когда девушка метнулась вверх по трапу, он удержал ее за руку и потянул вниз, под лестницу. Однако он не успел завершить свой маневр, потому что его спутница с быстротой молнии выхватила внушительных размеров веер и сильно ударила кавалера по руке. Шарль видел, как офицер резко отдернул ее:

– Боже правый, мисс Вандермеер, вы чуть не раздробили мне пальцы!

Вырвавшись от него, она взбежала вверх по ступенькам и уселась на середине лестницы, причем так, что волны шуршащего шелка и кружевных оборок упали сквозь проемы между ступенями на плечи Шарлю. Он затаил дыхание – его окутал приятный густой цветочный аромат. Но тут он вовремя очнулся и поспешно убрал руку со ступеньки, иначе девушка могла отдавить ему пальцы своей прелестной ножкой.

Аромат, исходивший от нее, был запахом жасмина с примесью акации и клевера – один из самых изысканных, хотя и чересчур насыщенный, чтобы считаться совершенным. «Париж, Бельвьен», – без труда определил Шарль. Но к этому аромату примешивался еще один – запах настоящего жасмина. Сама девушка и ее платье благоухали, как живые цветы жасмина – не искусственные духи, а именно легкий, гармоничный аромат, который может создавать только природа. Этот запах вызвал в его воображении летний день на фабрике по производству духов: только что сорванные цветки грудами лежат на полу – скоро их переложат на полотнища, смоченные в масле. Тут девушка слегка наклонила голову, и свет с нижней палубы осветил ее со спины. Вот и разгадка: в ее светлые волосы были вплетены белые звездочки жасмина. Созвездие цветков украшало шиньон и бантики низкого декольте.

3
{"b":"968","o":1}