1
2
3
...
36
37
38
...
71

– Шарль.

Шарль резко открыл глаза и увидел совсем близко склоненное к нему лицо дяди Тино.

– Вставай и пойдем со мной. Я хочу выкурить трубку, но в присутствии ее светлости не осмелюсь этого сделать. Выйдем в коридор.

Шарль машинально подался вперед, все еще в полусне, повинуясь родственнику, который никогда не поднимал шума по пустякам. Значит, случилось что-то серьезное. Только теперь Шарль понял, как крепко он спал. Он увидел Луизу и его дядю, сверливших друг друга гневными взглядами.

Луиза повернулась к нему, кивнула в дядину сторону и отчетливо промолвила на своем безупречном французском:

– Это маленькое купе.

Купе было огромное, но Шарль напомнил себе, что в Америке в распоряжении ее семьи имеется личный вагон в поезде. Она добавила:

– Если он будет здесь курить, мы все пропахнем дымом.

Его дядя ничего не сказал на это, посторонился, давая Шарлю пройти, и вышел вслед за ним в коридор. Однако по выражению его лица можно было заключить, что Луиза заслуживает сожжения, но не как мученица, а как американская ведьма. Явная неприязнь, отразившаяся на лице дяди, удивила и насторожила Шарля.

Выйдя в коридор и прислонившись спиной к вагонному стеклу, Шарль спросил:

– Итак, в чем дело?

– Я мог бы сказать тебе об этом и раньше, но ты так нервничал и беспокоился. Я не хотел волновать тебя еще больше.

– Еще больше? Что случилось?

– Последние три дня Вандермеер телеграфировал нам с корабля по два-три раза в день.

Шарль впился в его лицо единственным глазом.

– Что?

– Говорю тебе, он посылал телеграммы пачками – с инструкциями, вопросами, просьбами. Я решил, что было бы слишком дорого пересылать их тебе на корабль, и поэтому отвечал сам.

Шарль слушал его со все возрастающим удивлением.

– И чего же он хотел? О чем вы там с ним договорились без меня?

– Он хочет, чтобы свадьбу сыграли как можно скорее. Что-то произошло. Он желает поскорее сбыть с рук мадемуазель Высший Свет.

Шарль расхохотался, откинув голову, – у него словно гора с плеч свалилась. Он глянул поверх головы Тино в незанавешенное окошечко двери купе на сидящую Луизу: очаровательная девушка на красном бархатном сиденье уткнула нос в учебник по математике.

– Да, – выговорил он сквозь смех, – могу себе представить. Он боится, что она спустит все его состояние в игорных домах. И переспит со всеми мужчинами от Марселя до Парижа.

Дядя Тино побелел.

Шарль похлопал его по руке.

– Шучу, шучу. Она немного избалована, дядя.

Дядя перестал хмуриться и чуть оттаял.

– Ну хорошо. – Он помолчал. – Будем надеяться, что все обойдется. – Он вслед за Шарлем посмотрел через окошечко на Луизу. Затем прибавил с явным облегчением в голосе: – Я было подумал, что она забеременела от тебя или что-нибудь в этом роде. Ведь она не беременна?

– Не думаю.

Глупее он ничего не мог придумать. Сам себя выдал – все равно что признался. Да и как он может знать, беременна она или нет? Скорая свадьба в любом случае самый лучший для него вариант.

Когда Шарль снова обернулся к дяде, то увидел, что тот пристально смотрит на него. Жилистый маленький человечек скривил губы и неодобрительно прищелкнул языком. Затем сказал:

– Все равно подумай хорошенько, что ты делаешь. Амбра, не амбра – забудь об этом. Ты поступаешь слишком опрометчиво. Девчонка капризна и надменна и чересчур хороша для тебя.

Шарль насупил брови.

– Перестань, Тино. Она всего лишь немного избалована. Ее воспитывали, как княгиню. Но, хочешь – верь, хочешь – нет, мне кажется, ей очень одиноко. Правда, только в светском обществе. А наедине она – о-о-о… – Он тихо присвистнул. – Ни разу в жизни ничего подобного… – вымолвил он. Дядя Тино насмешливо хмыкнул.

– И все же тысячу раз подумай, прежде чем жениться на ней. Не следует брать в жены женщину, которая спит и видит, как бы наставить тебе рога. – Да, тут он попал в точку.

Шарль промолчал.

– Тебе надо жениться на дурнушке, – очень серьезно посоветовал дядя.

Шарль усмехнулся. В этих словах не было ничего неуважительного – все предельно честно. Жена дяди Тино Элоиза была самой непривлекательной женщиной, какую только Шарлю приходилось встречать. Но сам Тино был от нее без ума. У Элоизы и Константина Димитрия Аркура было уже восемь детей, а недавно, в январе, родился девятый. Шарль и Тино постоянно подшучивали друг над другом по поводу своих предпочтений и привязанностей. Он ткнул дядюшку локтем в бок и заметил:

– Чтобы у меня было восемь с половиной таких же уродливых отпрысков, как у тебя? – На самом деле у Тино были прелестные дети.

– Женись ты хоть на красавице, хоть на дурнушке, ваши отпрыски будут уродливы, если унаследуют твою внешность, – отпарировал дядя. Лукавая улыбка заиграла у него на губах, когда он сунул трубку в зубы и полез в карман за спичками.

– Только в том случае, если их глаз воспалится и хирургу придется его оперировать. – Шарль начал горячиться. Ему не хотелось больше выслушивать никаких возражений от человека, на которого он так полагался. – Тино, – сказал он, – я твердо решил жениться на ней. И амбра тут ни при чем. – Он усмехнулся. – Хотя, конечно, амбра мне тоже нужна. Кстати, жасмин уже сгрузили, все в порядке?

– Да. Его отправили в Грасс. Эрнест и Максим завтра начнут прививать веточки. – Тино зажег трубку, затянулся и покачал головой. – Да, плохи твои дела, – мрачно констатировал он, кивнув головой в сторону Луизы. – Тебе грозит сердечная болезнь. Хорошенькие женщины, – он снова повел трубкой в сторону купе, – считают, что им принадлежит весь мир.

– Она еще слишком молода. Я открою ей глаза и покажу, что это не так.

Дядя помрачнел – выражение его лица выдавало законченного пессимиста.

– Ты не сможешь показать человеку то, что он не желает видеть.

С этими словами Тино выпустил в воздух колечко дыма. Шарль снова прислонился к окну, не сводя глаз с женщины, на которую он никак не мог насмотреться. Так прошло минуты две, пока Шарль не прервал молчание, сказав:

– Не знаю, возможно, ты прав, Тино. Луиза умеет держать себя в обществе, она несколько надменна и холодна. Но в глубине души… – Шарль вздохнул. Ему хотелось верить в то, что он собирался сейчас произнести, и он молил Бога, чтобы его предчувствия насчет Луизы Вандермеер оправдались, хотя он был знаком с ней лишь пять или шесть дней. – В глубине души, – продолжал Шарль, – она очень милая и славная девушка, забавная, искренняя и добрая. – Наблюдая, как Луиза переворачивает страницу книги, он добавил: – И очень образованная. – Он ткнул дядю в грудь. – Она гораздо умнее тебя, Тино.

– Значит, тебя она и подавно умнее. – Дядя вопросительно вскинул глаза и снова выпустил колечко дыма. – Итак, что же ты решил? Ее отец просит сыграть свадьбу через две недели. Ты тоже не прочь ускорить события?

Две недели? Шарль был потрясен.

– Не знаю, – промолвил он. – Мне надо сначала переговорить с Луизой.

Тино вытаращил на него глаза и промычал что-то неразборчивое. Затем повернулся и, качая головой, пошел по коридору, пуская колечки дыма.

Глава 17

Свежая амбра напоминает по виду деготь и дурно пахнет. Но стоит ей побыть на солнце, в море, на воздухе, она быстро окисляется, превращаясь в густую воскоподобную серую массу с приятным ароматом: сладким, холодным и землистым. Он немного напоминает запах орошенного дождем мха в густой лесной чаще.

Князь Шарль д'Аркур «Природа и использование амбры»

На следующее утро Луиза стояла у подножия холма, на котором располагался особняк князя. Прямо перед ней расстилалась обширная лужайка, покрывавшая пологий склон, спускавшийся от парадного крыльца, окаймленная невысокой балюстрадой из белого резного камня, которая протянулась до границ владений д'Аркура, извиваясь по краю проходящей внизу дороги. Если перелезть через низкую ограду, то попадешь на узкоколейку, петлявшую вдоль побережья. За дорогой виднелись пляж и искрящееся Средиземное море, Стоя под раскидистым деревом, Луиза смотрела на ярко-голубой залив, по сравнению с которым безоблачное небо казалось бледным.

37
{"b":"968","o":1}