ЛитМир - Электронная Библиотека

Молодой кавалер тем временем повернулся и сделал несколько шагов вверх по ступеням трапа. Он оперся одной рукой о фальшборт, пытаясь притиснуть свою спутницу в угол.

– Вы чуть не сломали мне руку, – повторил он. Она рассмеялась.

– Бросьте притворяться, – возразила она. – Я знаю, насколько сильно я вас ударила. Пальцы я вам, конечно же, не сломала, но вам наверняка было больно, этого я не отрицаю.

Молодого офицера раздосадовал ее ответ.

– Не смейте больше так со мной поступать, – сказал он.

Она облокотилась о ступени трапа, как раз над головой Шарля.

– Тогда и вы не смейте обнимать меня, когда я этого не хочу. Потрудитесь не распускать руки, лейтенант Джонстон, и ваши пальцы будут целы.

Пропустив мимо ушей это предупреждение, молодой лейтенант придвинулся к ней, коснувшись коленом пышных юбок и обнимая ее с явным намерением поцеловать. И вдруг резко отпрянул назад. Вернее, его оттолкнули. Шарль выглянул из-за округлого обнаженного плечика девушки: сжимая веер наподобие штыка, она удерживала своего кавалера на расстоянии вытянутой руки, упершись веером ему в грудь.

Тот поднял на нее глаза и угрожающе потребовал:

– Не будьте дурочкой.

Она только рассмеялась в ответ.

Кавалер настойчиво продолжал:

– Он дьявол.

– Да, и вы весь вечер мне на это намекаете.

Молодой офицер мрачно усмехнулся:

– Ха! Ну что ж, намеки кончились. Я буду говорить открыто. Аркур – отвратительное чудовище…

«Аркур? Мисс Вандермеер?» Шарль нахмурился и бросил угрюмый взгляд в сторону молодого человека, скрытого от него шелковыми юбками.

– …хромой дьявол, вспыльчивый и злобный…

Самолюбие Шарля было уязвлено.

А опрометчивый лейтенант продолжал:

– Спросите любого, кто его хорошо знает. Он слеп на один глаз, хромает и почти старик. Он вдвое старше вас.

Ну уж никак не старик. Да, он старше ее, но не в два раза. Возраст девушки был одной из причин, по которым Шарль сначала отклонил предложение ее отца. Ему никогда особенно не нравились восемнадцатилетние девочки, даже когда сам он был восемнадцатилетним. Впрочем, время устранит этот ее недостаток. Но вот как заставить замолчать болтливого простака, который старался повысить свои шансы, принижая соперника?..

– …а когда рассвирепеет, что случается довольно часто, то орет на всех, как ненормальный…

Порой достаточно устроить так, чтобы чересчур болтливые младшие лейтенанты были уволены с великолепного лайнера и сосланы на рыболовецкое судно в Антарктиду.

– …он мстительный и подозрительный…

Дурацкая ситуация… Выслушивать все это от нахального идиота, который даже глупую девицу поцеловать толком не умеет.

В этот момент глупая девица расхохоталась, и Шарль уловил в ее смехе то, что, по-видимому, ускользнуло от лейтенанта: надменное презрение.

– …он одевается, как диковинный павлин, будто он и впрямь что-то собой представляет. – Молодой человек пренебрежительно хмыкнул. – Он отвратительный…

Шарль стиснул зубы и мысленно представил, как его «отвратительная» рука просовывается сквозь ступеньки и хватает этого дурака за горло. Но мисс Вандермеер опередила его:

– Итак, попробуем угадать: вы – мое спасение. Вы хотите стать моим супругом, по крайней мере на сегодняшнюю ночь?

Лейтенант поперхнулся от неожиданности и не сразу нашелся что ответить.

– Я думаю… э-э… конечно, нет. – Он откашлялся. – То есть, конечно, я… э-э… делаю вам предложение.

Девушка рассмеялась, не скрывая презрения, – по ее смеху можно было подумать, что она гораздо старше, чем на самом деле.

– И вы думаете, что я сбегу с младшим морским офицером, которого знаю всего один вечер?

– Но я… э-э… полагал, чт. – Лейтенант Джонстон окончательно запутался и, чтобы выйти из затруднительного положения, с комичной серьезностью заявил: – Мисс Вандермеер, я счастлив знакомству с вами, я вас обожаю. Вы согласились прогуляться со мной. Вы верите в любовь с первого взгляда?

– Нет, я вообще не верю в любовь, – решительно парировала девушка.

Но это не остановило пылкого поклонника. Лейтенант позволил себе некоторую вольность и назвал ее по имени:

– Луиза, посмотрите на себя. Вы так прекрасны, что дух захватывает. Вы не просто прекрасны, вы… – Дурачок никак не мог подобрать слово, потом продолжил с забавным благоговением: – Вы божественно прекрасны. И этот злодей, урод Аркур…

– Перестаньте, – перебила она его. – Я прекрасно знаю, кто такой Шарль д'Аркур, и он для меня самая подходящая партия.

И Шарль, и молодой офицер не ожидали такого ответа.

Лейтенант молча уставился на спутницу.

А тот, кто притаился под лестницей, был немало удивлен. Слова девушки, хотя и лестные, заключали в себе иронический намек, поскольку были сказаны молодому человеку, которого она забавы ради увлекла в темноту, где теперь они были одни. Почти одни.

Все трое, как по команде, повернули головы и стали смотреть на разбушевавшийся океан, и только Шарль знал об их молчаливом единодушии: не сговариваясь, двое мужчин и женщина наблюдали за вздымающимися волнами, погруженные каждый в свои мысли. Шарль сначала было подумал, что ему показалось, но он явственно услышал сказанную ею фразу.

– А он правда хромой? – чуть слышно прозвучал ее голос, словно она обращалась сама к себе.

– Да, – твердо ответил молодой человек.

«Нет! – хотелось крикнуть Шарлю в свою защиту. – Я иногда прихрамываю, и когда это случается, то слегка опираюсь на изящную трость». В этот миг он почувствовал, что его колено начало ныть – то ли от сырости, то ли от ночной прохлады. Как некстати! Корабль снова качнулся, и Шарль был вынужден ухватиться за нижнюю ступеньку трапа.

– Странно, – пробормотала она, – мои родители ничего мне об этом не сказали. – Потом добавила: – Правда, они говорили мне, что князя д'Аркура нельзя назвать красавцем.

– Он отвратителен, – убежденно заявил лейтенант.

Шарль готов был зарычать от ярости, но только плотнее сжал губы.

Лайнер снова качнуло, девушка расправила юбки, сидя на ступеньке. Что-то зашевелилось под пальцами Шарля – он случайно оперся ладонью о подол ее платья, когда ухватился за ступеньку.

Она наклонилась и с силой дернула за подол.

Шарль поспешно отдернул руку.

– Что случилось? – спросил ее спутник.

– Ничего. Платье за что-то зацепилось.

Они оба склонились, почти соприкасаясь головами, пытаясь разглядеть, за что зацепилось платье. В таком положении лейтенант приблизил свое лицо к ее губам, и в следующую секунду загадочно зацепившийся подол платья был забыт – лейтенант целовал ее.

Она тихо вздохнула и откинулась на ступеньки, запрокинув голову. На этот раз она позволила ему даже обнять себя за плечи.

Молодой человек наслаждался своей победой не более десяти секунд, в течение которых лейтенант перестал быть объектом раздражения Шарля. Гнев последнего теперь обратился на зеленую девчонку без капли воображения, чьи утонченные чувства он, «хромой дьявол», оскорбил, хотя она его еще ни разу не видела.

Самолюбие Шарля нашептывало ему во тьме: «Я великолепен, знаменит, богат. Ко мне нельзя подходить с обычными мерками. Я единственный и неповторимый». Ярость Шарля достигла своей высшей отметки. Боже правый, и это его невеста, женщина, которой он намеревался дать свое имя, титул, состояние, которую он хотел окружить почестями, приличествующими высокому положению его супруги! А что делает она? Под самым носом у него целуется с незнакомцем, которого случайно встретила на корабле по пути к своему жениху. Маленькая шлюха. Распутная девчонка.

«Довольно!» – приказал себе Шарль. Посмотрим, что она сможет сказать в свое оправдание. Почему, черт возьми, ей вздумалось выйти на палубу? Что она замышляет? (И куда смотрят ее родители?) Он готов был выйти из своего укрытия под лестницей и потребовать объяснений.

Неуклюжий бедняга лейтенант потянулся к Луизе и вцепился руками в лиф ее платья. Она резко отпрянула, отпихнула его от себя и вскочила на ноги. Презрительно фыркнув, девушка уставилась на своего незадачливого кавалера, и тут на нее упал луч света.

4
{"b":"968","o":1}