ЛитМир - Электронная Библиотека

И осуществил вероломное нападение: вытянув ногу, Шарль просунул ступню между ее лодыжек, пытаясь вытащить ее ногу, которую она согнула в колене и прижала к подбородку. Завязалась битва. Он старался расцепить ее руки, но Луиза сжалась в комочек. Шарль сделал вид, что сдался, но тут же начал настоящую войну. Он убрал свою ногу и приподнялся, опираясь на края ванны, и навалился сверху на ее сомкнутые колени. Луиза отпрянула, расцепила пальцы и, изловчившись, пихнула его коленом в грудь. О Боже, его грудь горячая и твердая и покрыта мохнатой порослью, как у лесного зверя, – мокрая, она облепила его мускулы средневекового гунна.

Он придавил ее согнутую ногу, и Луиза поморщилась:

– Мне больно.

Шарль не улыбнулся, не извинился и не отступил.

– Тогда убери колено, – приказал он.

Затем чуть отстранился, схватил жену за лодыжку и вытянул ее ногу – теперь, когда он снова плюхнулся в ванну, заливая пол водой, то оказался там, где и хотел оказаться: между ее ног.

– Ну, теперь доволен? – сердито осведомилась Луиза, глядя ему в лицо.

– Нет, – сказал он. – По правде сказать, я глубоко несчастен. – И, не успев перевести дух, выпалил: – Ну держись, прелесть моя. Я тебя сейчас поцелую.

Луиза сжала губы, и Шарль раздраженно фыркнул, его дыхание коснулось ее губ и щеки.

– Ну же, перестань, – сказал он и состроил забавную гримасу. – Я же хорошо сложен, ты сама говорила, помнишь? И я твой муж. Давай проверим, сможешь ли ты вытерпеть мои губы хотя бы полминуты. Это всего лишь поцелуй.

Луиза криво усмехнулась:

– Ну да, когда ты лежишь на мне в мокрых кальсонах в ванне, полной воды.

Шарль слегка улыбнулся краешком рта.

Луиза быстро отвернула голову – просто королева-недотрога. Его губы ткнулись в ее щеку. Он вздохнул и отстранился от нее. Она не знала, что у него на уме и почему он так настойчив. Луиза могла перечислить десятки молодых людей, которых ее отказ сразу же останавливал.

Но решительный Шарль д'Аркур снова склонился над ней. В этот раз он нарочно поцеловал ее в щеку и проложил дорожку из горячих, влажных поцелуев к ее уху – туда, где начиналась шея. По коже Луизы поползли мурашки.

О Господи, это же Шарль, ее Шарль! Он внезапно очутился вместе с ними в этой чертовой ванне. Как она по нему соскучилась. «Когда ты выйдешь замуж, ты будешь верна?» Да – кто бы мог подумать? – тебе, дорогой паша.

– Ну перестань, перестань, – раздался у нее над ухом голос настоящего Шарля из плоти и крови. Его огромная фигура заслоняла от нее стены и потолок. – Ты сморщишься, как чернослив, если будешь упрямиться. Поцелуй меня, Лулу. Дай мне шанс сделать тебя счастливой.

«Лулу». Когда он успел забыть «мадам» и «мадемуазель», звучавшие так подчеркнуто официально в течение двух с половиной недель их знакомства?

Шарль наклонился к ней за поцелуем – уверенно, без тени смущения или робости. Большим пальцем он провел по ее губам, целуя уголок ее рта. Луиза вздрогнула в теплой воде – тело ее таяло от удовольствия, и одновременно внутри ее росла смутная, безотчетная тревога. Он слегка вывернул ее нижнюю губу пальцем, чтобы приоткрыть ей рот, и постучал ногтем о плотно сомкнутые зубы. Приблизив свой рот к ее губам, он просунул язык внутрь, под ее нижнюю губу.

Какое дивное ощущение! Как будто ее целует какой-то мифический дракон. Шарль обхватил ладонью ее затылок и прижал ее лицо к своему. Его горячие сухие губы прижались к ее губам, раздвигая их, и его язык скользнул ей в рот между зубов.

Ее муж, Шарль д'Аркур, загадочный и уродливый князь без княжества, обещает ей плотское наслаждение, обдавая ее горячим дыханием.

Шарль целовал ее. Луиза невольно разжала пальцы, сжимавшие полы пеньюара, и тот сполз с нее в чуть теплую воду и расплылся по ее поверхности. Тесная ванна не давала Шарлю возможности разместить свое огромное тело, и Луиза почувствовала, как он заворочался, пытаясь приподняться, и коснулся ее бедра – твердый, большой. Все это вряд ли можно было назвать «всего лишь поцелуем». Желание проснулось в ней и бросило ее в водоворот страсти. По всему телу разлилось сладостное томление – восхитительное, опьяняющее чувство. Как бывало в объятиях ее Шарля.

Шарль и… Шарль.

Оба они смешались в ее сознании. Луиза отвернулась и тихо застонала – не от удовольствия, а скорее от смущения и разочарования. Настоящий Шарль, ее муж, просунул колено между ее ног, устраиваясь поудобнее.

Луиза закрыла глаза. Темнота. Голова ее кружилась, все тело обмякло – она не могла пошевелить ни ногой, ни рукой, словно лежала на дне океана. Волны плескались о края ванны. И она снова очутилась на корабле, качающемся на бурных волнах… Все было, как тогда, – она отчетливо помнила свои ощущения, когда Шарль входил в нее. Его силу, мощь. Его движение внутри ее. Его дыхание. Невероятно! Его же здесь нет. Над ней склонился другой мужчина и поглаживает пальцем ее нижнюю губу, чтобы она открыла рот и повернулась к нему. «Какая чудовищная похоть», – вспомнились ей ее собственные слова, которые она произнесла в непроглядной тьме.

Ее паша – он и не он… Он здесь – и его нет. Луизе стало страшно: ее сознание раздваивается – на корабле она была одна, а здесь совсем другая, холодная, неприступная… Она потеряла в волнах океана частицу себя, которую теперь никогда не найдет. Луиза чувствовала себя так, будто потеряла свою половину, будто ее рассекли надвое, и она никак не может вновь обрести целостность. Ей чего-то не хватает, чего-то недостает. «Этого недостаточно». Она разлучена с человеком, который ей дороже всех на свете… Без него она – никому не нужный осколок…

Луиза прерывисто вздохнула, проглотив подступивший к горлу комок. Она не плачет. Она никогда не плакала.

– Луиза…

Что это? Галлюцинация? Она, видно, бредит наяву. Сейчас даже и голос у нее над ухом звучит в точности, как его голос, – так он шептал ее имя во мраке. Она приоткрыла глаза и увидела своего мужа, который целовал ее в шею. Луиза чувствовала на себе его губы – горячие, жадные, оставляющие на коже отметины. Так это он произнес ее имя? И поцеловал в то самое местечко чуть ниже уха. Но это не тот человек.

«Верность» – пронеслось у нее в голове. Постоянство. Да, она ненавидит случайные связи. У нее не будет других мужчин. И этот ей не нужен.

– Шарль… – Луиза уперлась руками ему в грудь, пытаясь отпихнуть его от себя.

После двух-трех толчков он спросил:

– Ну что? Что еще? – Дыхание его было хриплым и частым. – Ради Бога, да что случилось?

Луиза сжала кулачки. Ей неудержимо хотелось плакать. Господи, да она сейчас захнычет, как обиженный ребенок. Луиза зажмурилась.

Шарль д'Аркур замер над ней, потом негромко промолвил:

– Посмотри на меня. – Прямо какое-то заклинание. «Посмотри на меня».

Она чуть-чуть приоткрыла глаза. И то выражение, которое она увидела на его необычном лице, поразило ее: это было искреннее участие. К этому, конечно, примешивалась изрядная доля досады и даже гнева. Но тем не менее ошибиться было нельзя: Шарль д'Аркур смотрел на нее с нескрываемым сочувствием, беспокойством и безграничным терпением взрослого, умудренного опытом человека. Его доброта не побеждала более эгоистичные чувства, отражавшиеся на его лице, но преодолевала их. «Удивительный человек», – подумала Луиза и плотно сжала губы. Что ж, она тоже проявит великодушие. Она закрыла глаза и пробормотала:

– Продолжай. – Пусть увидит, что и она способна на самопожертвование. – Делай что хочешь. – И постаралась принять непринужденную позу.

Шарль застыл, не шевелясь, и промолвил в каком-то отчаянии:

– Луиза, если бы я хотел сделать это один, то остался бы в своей спальне. Что случилось?

Луиза откинула голову назад и слегка ударилась затылком о край ванны.

– О Шарль, – промолвила она и всхлипнула. – У меня был мужчина, ты мне его напоминаешь. – Не очень-то подходящая ситуация – лежа в ванне с собственным мужем – для откровенного разговора.

Но – о чудо! – этот потрясающий человек, казалось, был тронут. Он прижался щекой к ее щеке.

51
{"b":"968","o":1}