ЛитМир - Электронная Библиотека

Рука Луизы напряглась, и она попыталась высвободить ее.

Он тихо заметил:

– Твоя матушка смотрит на нас. – Оба прекрасно понимали, что Изабель Вандермеер, его защитник и союзник, не одобрит холодность Луизы по отношению к супругу.

Луиза еле слышно выдохнула:

– Ч-что? – Вдобавок к смущению она чувствовала легкое головокружение.

Шарль наконец отпустил ее руку.

Но это было не более чем уловкой – муж и не думал отступать. Повернувшись к ней, он прижал ее в углу балюстрады, загородив собой от любопытных взоров, а руками оперся о перила по обеим сторонам от нее.

Луиза резко откинулась назад, забыв, что позади обрыв.

– Осторожнее, – сказал Шарль, поддерживая ее за талию. Он находился очень близко. Он увезет ее обратно в Грасс. Шарль ощущал себя сейчас по меньшей мере королем, если только когда-нибудь существовал французский король, женатый на американской красавице. Он никак не мог насмотреться на нее – какие у нее густые роскошные волосы, нежная кожа, прелестное платье, фигура, каждый жест и каждый шаг… Боже правый, это юное создание просто сводит его с ума!

Шарль наклонился и поцеловал ее.

Луиза резко отвернула лицо, и его губы коснулись мочки ее уха – обычная увертка, ставшая уже привычной. Шарль уже превратился в настоящего знатока по части маленьких радостей – он был несказанно рад, когда ему удавалось поцеловать завиток волос у нее на виске, прижавшись носом к свежей нежной щечке. Кончиком языка он обвел ее изящное ушко.

– Люди увидят, – прошептала Луиза.

– Пусть видят. Я женился на предмете своего обожания, и мне приятно открыто выражать свои чувства к тебе, – признался Шарль. Это и в самом деле чудесно. Его Луиза. Не чужая жена, а его собственная. Жена, которую он будет любить и лелеять и с которой, если только ему удастся преодолеть преграды, он создаст настоящую семью.

Луиза выгнулась назад, рискуя свалиться с шестидесятифутовой высоты.

– Шарль, здесь это неуместно.

– А где тогда уместно, девочка Лулу?

Она покачала головой, на лице ее отразились удивление, беспокойство и недовольство. Похоже, она напугана его поведением.

– Не здесь, – повторила она.

По ее мнению, это было неуместно нигде.

А по мнению Шарля, уместно везде, где только можно.

Он слышал, как кровь гулко стучит в висках. Луиза выглядит божественно прелестной – тафта, кружева и ленточки, и завитые локоны. Пахнет она тоже божественно – видно, душилась теми же жасминовыми духами, которые он помнил еще с первой ночи их знакомства, со слабой примесью клевера и акации. Шарль держал жену в объятиях, словно драгоценность, заключенную в шелка и вуаль. Она неловко зашевелилась, стараясь отстраниться от него.

Он чуть подался назад, но только затем, чтобы снова взять ее за руку. Луиза немного успокоилась, согласившись на этот компромисс. И все же Шарль чувствовал ее легкое, прерывистое дыхание. Ее грудь вздымалась и опускалась под серебристо-голубой тафтой, в то время как он перевернул ее руку ладонью вверх, обхватил ладонью ее запястье и погладил пальцем нежную кожу сквозь отверстия между пуговками перчатки.

Поднеся ее запястье ко рту, он провел губами по пуговкам, затем перецеловал промежутки между ними – единственно доступные участки нежной кожи. Приняв самый смиренный вид, он скользнул языком между застежек перчатки и лизнул ее запястье. Он добился-таки своего. Шарль закрыл глаза.

– Шарль… – Луиза попыталась отдернуть руку. Но он крепко держал ее.

– Сними перчатку, – пробормотал он.

– Шарль. – Дыхание ее стало неровным, прерывистым. Невероятно! Луиза взволнована из-за него. – Я… Никто и никогда… Это… – Она и дар речи потеряла.

То, что Шарль проделывал с ее рукой, было так ново и неожиданно для Луизы. Так не похоже на то, с чем она уже была знакома. Только теперь она поняла, что существует множество способов близости, о которых она даже не подозревала… и которые хорошо известны Шарлю д'Аркуру. Этот человек с помощью завуалированных намеков и внешне невинных знаков внимания мог пробудить в женщине желание, прежде чем она успевала понять, что произошло.

– Нет, этого мало, – сказал Шарль и попросил: – Дай мне твою руку. – И добавил: – Без перчатки.

Луиза отдернула руку, которую он только что целовал, и прижала к груди, стиснув в кулачок.

Шарль повторил:

– Позволь мне, я же прошу всего лишь дать мне руку.

– Но ты ведь не просто держишь ее… – Она не договорила, оглянулась вокруг, но он полностью заслонил от нее террасу, и она ничего не увидела.

Да, вот такой он негодяй, подумал Шарль. Ее прелестные голубые глаза взглянули на него из-под полуопущенных век. Далеко не невинный взгляд. Луиза опустила глаза и очаровательно прикусила нижнюю губу.

Шарль почувствовал, что его сдержанности приходит конец. Брюки его натянулись в паху. Да благословит его Господь, подумал он и снова схватил жену за руку, перевернул ее ладонью вверх, одну за другой расстегнул пуговички и стал снимать с нее перчатку.

Но не успел он довершить начатое, как Луиза остановила его. Взмахнув свободной рукой с зажатым в кулачке веером, она слегка ударила его по рукам. Тут ему припомнилась их первая ночь, когда она, используя веер то в качестве трости, то как штык, усмиряла прыть молодого лейтенанта.

Шарль заметил ее маневр, почувствовал легкий удар деревянных ребрышек веера с натянутым между ними шелком. Не то чтобы ему было больно, но в глазах у него потемнело от гнева. Нет уж, хватит. Он не намерен терпеть ничего подобного от своей жены, которой потакал почти во всем. От жены, которую он поцеловал по-настоящему всего один раз. Всего один поцелуй – подумать только! Нет, этого недостаточно. Он заслуживает большего.

Впрочем, может быть, кто-то случайно толкнул его. Он не мог сказать наверняка. Вокруг столько народу – гости расхаживают по террасе, беседуют. Шарль придвинулся к ней вплотную, отчасти по собственному желанию, отчасти для того, чтобы избежать столкновений с окружающими. Теперь он прижал ее к перилам, рискуя помять платье.

– Шарль, – выдохнула Луиза, вскинув голову. Он наклонился к ней и чуть нагнулся – она тут же отвернулась.

– Не упрямься, девочка Лулу, – сказал он. – Ты в безопасности. Нас окружают сотни свидетелей. Что я могу сделать? – Шарль взял ее рукой за подбородок и повернул к себе. А потом страстно поцеловал.

И сразу же пожалел, что вокруг столько людей, ибо его поцелуй имел поразительный успех. Если только можно считать это успехом: они женаты уже почти две недели, а он всего второй раз целует свою жену. Страстный, глубокий, чувственный поцелуй. И она тоже целует его в ответ – немного сдержанно, но все же целует. Такое впечатление, что ей нравится целовать его, и это ее почему-то беспокоит. Шарль склонил голову, чтобы сполна насладиться ее близостью.

И, о Боже, это было потрясающе! Как если бы он прыгнул с балюстрады и полетел вниз, к скалам и растущим на них деревьям. Сердце его подпрыгнуло в груди, казалось, вся кровь отхлынула к чреслам. Он просунул язык ей в рот, нащупывая ее язычок – маленький, горячий, подвижный – и осторожно лаская его. В тот же миг Шарль почувствовал себя твердым, как сосна, растущая за ним, чья вершина закрывала солнце, а корни оплели каменистую скалу.

Над его ухом раздался голос:

– Прошу прощения.

Шарль отпрянул, тяжело дыша, как будто и впрямь прыгнул с высоты. У него перехватило дыхание – так страстно он целовал Луизу. Ее глаза были полузакрыты. Так они стояли, почти касаясь друг друга губами и с трудом переводя дух.

– Шарль? – послышался тот же голос. Он бросил взгляд через плечо. Будь он проклят, если обернется и позволит всем увидеть, как далеко он отошел от общепринятых норм поведения в обществе.

– Шарль? Луиза? – Изабель Вандермеер тронула его за локоть и укоризненно нахмурилась. – Может, вы пройдете в дом? – Она слабо улыбнулась и недвусмысленно добавила: – Мне показалось, Луиза немного устала. Проводите ее наверх, Шарль.

59
{"b":"968","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наследница Вещего Олега
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Частная жизнь знаменитости
Мы были лжецами
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
Орфей курит Мальборо
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!