ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь «лейтенант специального назначения» шаром метрового диаметра быстро катилась по тускло освещенному соединительному туннелю. Мозаичное демоголо, в сотовых ячейках которого собрались бесплотные проекции штабного накопительного участка и столпившихся в нем коллег-лидеров, смещалось в пространстве впереди нее. Оставаясь вверху, на «макушке» сферы плыл символический «шлем» Нигуэн’ан’акс, этакая нашлепка, выпуклая и само собой черная.

О том, что пригляд за потомками имперцев должен быть поистине всеобъемлющим, кэйтианка подумала, неожиданно припомнив, какими словами оканчивается первый куплет запретной песни земов:

«…От первого камня и бронзы ножа, от древних гробниц и от древней приметы. Мы от Прометея раздули пожар на нашей прекрасной, далекой планете».

Да-а-а уж, за этими взрывоопасными поджигателями ГЛАЗ ДА ГЛАЗ…

Тускло-зеленого оттенка Х, символ межзвездной добровольческой организации, был начертан на шлеме. Предпоследняя буква древнего латинского алфавита, положенного в основу универсального языка компьютерных сетей разведанных миров. Та буферная буква, что отделяет весь алфавит от полного конца.

«ИКС», один из общеизвестных символов, используемых в математических уравнениях для обозначения переменной. «Икс-фактор» – термин, которым издревле обозначались обстоятельства, что оставались до поры до времени неведомыми, а затем внезапно и властно вторгались в порядок вещей, полностью изменяя расклады. Но визуально это был еще и КРЕСТ, и в этом понимании он также многое символизировал: и перекресток дорог, и запретительный знак, и памятник имперским амбициям, и крах амбиций реваншистских…

Созвучная аббревиатура подбиралась специально. «Inter– galaxy Communication Safety» – называлось движение. В смутные времена оно принялось объединять разрозненные группки добровольных спасателей космических связей. Оно защитило дороги от ударов центростремительной силы, разрывающей сеть миров. На космическом американском (утвержденном основателями движения в качестве языка межрасового общения) эти три слова буквально значили «Безопасность Межгалактических Коммуникаций». Хотя нынешняя роль Организации более полно отражалась иным вариантом перевода. На некоторых других межгалактических наречиях название звучало так: Межгалактическая Коммуникационная Безопасность. Суть изменилась с течением времени; сегодня «безопасность» следовало толковать в более широком смысле, нежели тот конкретный, что вкладывался в название при создании ICS. Общественного движения, которое внесло пресловутый икс-фактор в политико-экономические реалии постимперского пространства и начало процесс стабилизации.

СОХРАНИВ ДОРОГИ.

В центре косого креста, символа всего движения, на шлемах военизированных «иксов» – черных, как межзвездная вечная ночь, – вдобавок помещалась серебряная восьмилучевая звездочка. Она же Роза Ветров. Эта древняя эмблема, связывающая векторы направлений в узел, была принята в качестве собственного символа Звездным Патрулем. StarsPatrol, военным крылом ICS. Межгалактической суперармией, для солдат которой, по идее, не существовало и не могло существовать никаких ограничений в свободе передвижения.

Цвет же иксов, начертанных на форменных «головных» уборах, так же как и цвет нашивок, обозначал принадлежность к родам войск и видам вспомогательных служб. Силуэты нашивок, вкупе с наличием других знаков различия (например погон, лычек, аксельбантов и татуировок), обозначали выслуженное воинское звание и занимаемую в своем Легионе должность, а также текущий сетевой статус (который определял уровень допуска к информации).

Конфигурация оттенков, силуэтов и знаков у каждого «икса» была индивидуальна, но имелось то общее, что объединяло всех, кто «собрался» сейчас в закутке накопителя на конференцию. Всех, кто следил за подвигами эрсера, запись которых в ускоренном режиме проецировалась их персональными терминалами.

Эмблема Легиона «ЭрсСтелла».

У каждой патрульной армии и армады имелась своя, особая. Но у этих офицеров компанию ИКСу и Розе Ветров составлял не просто отличительный знак, а символ, наиболее близко расположенный к «причине всех проблем». Он символизировал погибшую Империю, мертвым именем которой теперь звался легион, призванный пресекать любые попытки ее возродить.

Кружочек того оттенка голубого, который эрсеры зовут «небесным». Цвета ясного неба их легендарной прародины, некогда стертой с лика Вселенной добровольцами-коммандос.

Схематическое изображение Земли.

Как со смаком выражались неземляне: «Земли, раскатанной в лепешку, Земли, разнесенной в молекулярную пыль, Земли, запроторённой в задницу!»

Той самой канувшей в небытие планеты, биовиду разумных обитателей которой Сеть Миров обязана своим существованием…

Тем временем к львиногривому эрсеру, чьи подвиги отслеживали старшие офицеры с голубыми шариками на шлемах, присоединилась его бритоголовая соплеменница. Женщина не пожелала оставаться в стороне от увлекательного занятия. Выяснилось, что она в единоборствах тоже, мягко выражаясь, кое-что понимает…

Впрочем, мужчина и без подмоги вполне бы справился. Потому на долю добровольной пособницы практически не осталось врагов; хотя продемонстрировать парочку виртуозно выполненных связок и добыть парочку трофейных лучеметов земляшка все же успела.

Совместными усилиями победив всех многочисленных потомков «каракатиц» Океана Лаб, эрсеры поднялись на ноги и посмотрели друг на дружку. Взгляды разделенных залом мужчины и женщины скрестились на середине… Мужчина приложил к виску кончики пальцев распрямленной ладони и четким, отработанным движением выполнил жест, который у потомков землян зовется «отдать честь».

Женщина криво ухмыльнулась, повторила жест соплеменника и устремилась к нему, перешагивая через трупы. Внутреннее пространство бара мало напоминало досуговое заведение. Оно даже мало напоминало рудничную шахту. Настоящую бойню оно напоминало теперь. Скотобойню где-нибудь на отсталой аграрной планетке… или разделочный цех комбината морепродуктов.

Эрсеры в который раз подтвердили неисправимость своей злобной натуры. Функцию ее обуздания и выполнял Легион, солдаты которого носили на шлемах небесно-голубые шарики…

– Профессионалы, понимаешь! – удовлетворенно прокомментировал действия крутой парочки супермайор ДжонБэкфорд. И тут же повторил: – Профессионалы, понима-аешь… – но совершенно другим тоном. Снисходительным, если не сказать пренебрежительным. Кэйтианка превосходно разбиралась в интонационных нюансах, физиогномике, психологии и особенностях менталитета эрсеров. Без этого специфического ЗНАНИЯ она просто не смогла бы выполнять свою функцию в рядах Легиона, в котором служила на самом деле.

Повтор адресовался ланбаольским копам, конечно же.

– Ох не нравятся они мне… – проворчал Э Ма. Свой комментарий фраптянин адресовал победителям. – Прыткие больно… Хлопот не оберемся.

Л’ико, абсолютно соглашаясь, молча заколыхало мохнорылой головкой. Влево-вправо. И сделалось чем-то похожей на сувенирную игрушку, ту, что непременно увозят с собою туристы, посетившие Китайскую Радугу.

– Мало нас! Сотни и сотни обитаемых миров, а нас тут меньше полутора сотен тыщ, – вдруг затараторила мастер-лейтенант Шекинша возбужденно, скороговоркой, – и хоть разорвись! Необходимо выделять людей для охраны представительств и вербовочную агитацию вести, надо ученых из нашей академии сопровождать, опять же заговоры пресекать и информацию добывать… А еще бунты и волнения подавлять, когда местные царьки умоляют спасти их задницы, причем делают это с завидной регулярностью!..

Нигуэн’ан’акс вздрогнула. «Янтарная» велитка точно прочла и озвучила ее собственные мысли.

– Во-во! – присоединился к предводительнице межзвездных пехотинцев командир манипулы пилотов. – Неизвестно чем они занимаются, эти вшивые планетарные секьюрити! Да у одной-единственной планеты, понимаешь, местных копов на порядок больше, чем нас во всей галактике!

19
{"b":"97","o":1}