ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо еще, что прокладкой новых дорог, разведкой и освоением миров занимаются матросики «СтарТрека», первоходцы «СкайФронтира» и яйцеголовые из «исы», – проворчал Йокуокос, – и персонал других Легионов рекрутируют лишь по мере необходимости.

– Да, кстати, – вдруг спохватился «пурпурный» супермайор и стукнул себя кулаком по раскрытой ладони, что у эрсеров являлось признаком крайнего раздражения, – других, понимаешь, Легионов…

Голографическая проекция пилота исчезла из сектора, отведенного «антиземовым» операм в зале накопителя. Возникла она, как тотчас же засекла Нигуэн’ан’акс, перед «дверью», что вела в соседний закуток. Тараня створ экстренным запросом, ДжонБэкфорд нетерпеливо затарабанил к соседям. На компьютерный «стук» выглянул сменный опер, рядовой иксатый с аквамариновым «восьминожком» Легиона «Sprut» на шлеме. Сам – вылитый осьминог. Но не лабистянин, а трамин. «Шестищупальцевый человек расы, „органически не переваривающей“ лабистян, куйцев, шоанч, ююс и прочих головоногов. Странно! Почему трамина зачислили в армию, патрулирующую ненавистных его племени „родичей“, тем самым сотворив потенциальный очаг ксеноцида? Тот, кто добровольно пошел в МКБ, – по определению просто не может быть тупым ксенофобом, конечно… но все же!»

Впрочем, эта странность была далеко не единственной, которую генерал-эмиссар Нигуэн’ан’акс за двадцать с небольшим часов успела подметить в здешних краях. Целая коллекция необъяснимых девиаций набиралась. Неудержимо и неуклонно. Набор тревожных штрихов. Тревожных пронзительно, стоило лишь их рассмотреть сквозь призму событий, о которых пока еще ведомо кругу весьма ограниченному – цивильным членам Совета МКБ и офицерам Патруля с высшим уровнем допуска…

Организация изначально придерживалась определенных принципов. Первейшим и «наиболее принципиальным» был дух равенства и братства. Расотерпимость как залог существования МКБ. Никакой ненависти! Даже к эрсерам. Никакого духа превосходства. ВСЕ разумные равны и обладают одинаковыми правами и обязанностями.

Хотя, конечно, насильно мил не будешь, и чтобы не провоцировать критические ситуации, кадровые назначения кандидатов в соответствующие легионы выверялись весьма тщательно.

Исключение делалось только для эрсеров, пожелавших «стать карателями». В «ЭрсСтеллу» их брали без ограничений, нелимитированно. Если уж человек решился выступить против своей расы, верить ему можно.

Цель: не допустить имперского реванша, сохранив при этом связи между мирами. Для выполнения этой двойственной задачи и была в свое время создана МКБ. В полный рост проблема сохранения системы имперских дорог в целости и сохранности поднялась в смутные века, наступившие после антиимперской революции, жесточайших битв за обретение независимости, развала единого государства на мириады обособленных кусочков и закономерного апофеоза: стирания с лика Вселенной системы звезды Солнце. Имперской Метрополии.

Долгие тысячелетия процветания единого политического пространства завершились тотальным размежеванием. Эпоха ЭрсСтеллы канула в Лету. Но нашлись и люди, которые не пожелали тонуть в неудержимо утекающей реке.

Здравомыслящие люди многих биовидов понимали, что главное достояние Империи – дороги, – ни в коем случае нельзя терять. Бывшие повстанцы, инсургенты, партизаны, подпольщики, мятежники, радикалы, террористы, диссиденты, нелегалы и тому подобные, оборотившись в местных монархов, премьеров, феодалов, вождей племен, военных диктаторов, демократически избранных президентов и так далее, вдруг обескураженно сообразили: любую империю империей делает, собственно, не самодовольный типус в короне, восседающий на троне, а возможность быстрого и своевременного обмена информацией. ЗНАНИЯМИ. Как следствие: товарами, технологиями, культурными ценностями и т. д. и т. п.

Лидеры новообразованных государств меньше всего желали возрождения империи, но от окончательного распада, сообразили они – никому не станет лучше!

Лишиться каналов связи – означало разлететься на мелкие и мельчайшие кусочки, безвозвратно рухнуть в дозвездную разобщенность, оказаться в глухих углах, надолго, если не навсегда, изолированных от вселенской бесконечности.

Значило лишиться Дверей В Небо, а взамен получить лишь полумифические воспоминания о том, что предки якобы хаживали туда, где солнечным лучом на рассвете тебя разбудит не только твоя собственная звезда… Значило впасть в варварство, постепенно утратить все, что накапливалось Империей за долгую историю ее существования. Кровавого, фашистского, тираничного, но неизменно, непреклонно, вопреки собственным деструктивным методам – СОЗИДАТЕЛЬНОГО.

И выход из тупика был найден.

Ученые МКБ

…ВРЕМЯ и ТОЧКА… [04:00 внутреннего времени; 19 декабря (незадолго до окончания цикла), 00:35unt; центральный купол астрономической обсерватории локального филиала ISA, Независимой Академии Наук (Independent Scientific Academy); юрисдикция МКБ; луна Ритац, естественный спутник планеты Ориркс (Цинди VII, неосвоена); система Династия Цин, 1459psk от основного диска галактики «Машина Богов» (координаты точки выхода в многомер-пространство: 96464665689856333260644 – 755839088977908434223458 – 447897170987653/8767866500000223/87544367008983]

Маленький крылатый кораблик подкрался к звездолету исподтишка, коварно. Настолько незаметно, что успел выбросить ловчую сеть и окольцевать жертву сферическим пологом искажающих капканов. Межпланетный субсветовой самолет наверняка пилотировался летунами сверхвысокой квалификации.

Благодаря внезапности своего появления, коварный перехватчик сумел уравнять силы сторон. Сплошной барьер обкваркованных лионнов «задымил» рейдеру обзор, лишил того возможности нацелиться перед открытием входа во внемер.

Разве что если пилот звездолета примет самоубийственное решение прокалываться вслепую…

– А может ведь… – пробулькал Жик Даюн, временно зовущийся совершенно по-другому.

– Точно, – согласился 28.0776-й фирамачка, который при всем желании не смог бы скрыться под псевдонимом.

– Как бы это у него привычкой не сделалось, – добавил старший магистр Прижиршавгенъютропим, которого в самом деле ТАК нарекли обе его мамы. – Во вкус он уже вошел, похоже.

Спецагенты озабоченно переглянулись. Насчет привычки и вкуса – ученый абсолютно прав. Выколовшись из внемера и пихнув оранжевый «карандаш» патрульного малого фрегата черт знает куда, допотопный, как империя, яйцеобразный курьер завис в космическом пространстве неподалеку от ближайшей планеты – Крух, третьей по счету от Минди. Замер надолго, будто настороженно приглядываясь к атмосфере, клубящейся менее чем в мегаметре, и раздумывая, стоит ли совершать посадку на поверхность, скрытую густым пятнистым туманом… Не решился – и угодил в капканы межпланетного охотника. Анг-субсветовик налетел, прикрывшись допплеровским эффектом, врубил нейтрализаторы гравиполя и резко затормозился. Выскочил из спектральных искажений, зашел со стороны солнца и буквально свалился антикварному корыту на «макушку».

– Сэр! – возбужденно выкрикнул один из младших научных сотрудников, обращаясь к главному астроному. – Вычислены дата и время картинки! Шестое января, последняя четверть суток!

Операторы сидели, стояли, висели и лежали у длинного подковообразного пульта. Их руководитель четырехметровым мосластым треножником возвышался в центре купола-проектора, рядом с крохотным лохматым юст-ашийцем и полновесным номерным фирамачкой – спаркой агентов из когорты специальных расследований при Объединенном ГенШтабе Легионов СтарсПатрол.

Схватка, которую все они сейчас лицезрели, в реальности произошла давно, почти годовой цикл назад. Точнее – вечером шестого января. Без двух с половиной недель – год назад… Ровно столько времени понадобилось свету, чтобы добраться до системы Цинди, крайней в цепочке пяти солнц.

ЗДЕСЬ произошло самое страшное, что только могло случиться с каким-либо участком Сети. Материализованный кошмар всех, для кого звездные дороги являются неотъемлемой и неприкасаемой основой бытия.

20
{"b":"97","o":1}