ЛитМир - Электронная Библиотека

Новому миру и без того досталось в наследство слишком много всякого-разного, что напоминало о старом.

За примером далеко ходить не надо! Ведь ВСЕ по-прежнему называется по-старому. Планеты, солнца, звездные скопления, галактики… Слишком накладно, как оказалось, производить тотальное перепрограммирование, изменять имена, названия, системы счисления. Поэтому во внешних сношениях приходилось пользоваться старыми имперскими языками.

Парадоксальность ситуации не нравилась новым хозяевам, однако они ничего не могли поделать. Даже власти предержащие планет, на которых потомков землян не просто оставили в покое, а навечно позагоняли в резервации или до сей поры активно истребляли, вынужденно мирились с тем, что их вотчины продолжали зваться так, как их поименовали в свое время хозяева старые.

Оставалась прежней и имперская система координат, позволяющая Сети космических дорог оставаться в целости и сохранности… Та система, ради сохранения коей и была, собственно, основана МКБ.

Существование которой вовсе не было беспроблемным и незыблемо стабильным.

Одной из основных головных болей являлась малочисленность персонала. Основатели мудро рассудили, что организация будет функционировать во благо Сети и достаточно долго оставаться в прежнем качестве при фундаментальном условии: «иксы» должны оставаться лично бескорыстными и работать не за материальное вознаграждение, а за совесть. Идеалистов же не так много рождалось во все времена, и поэтому в МКБ призывали и здесь ждали только тех, кто был готов умереть во имя, а не за вознаграждение. Хотя это вовсе не значило, что добровольцы голодали и нищенствовали. Организация отнюдь не была бедной, по сути, она являлась одной из самых богатых корпораций разведанного космоса, и средний уровень бытовой жизни иксатых волонтеров был очень даже высоким.

Гораздо выше, чем в подавляющем большинстве миров Сети. Однако тех корыстолюбцев, что прельщались «сытной жизнью», быстро разоблачали и изгоняли. Таким в Безопасности делать нечего. Пускай идут в контрактные наемники или на службу в приватные армии. Трансгалактических коммерческих объединений – пруд пруди. Та же Корпорация Оперативного Поиска, наиболее мощная из родственных МКБ структур; также выполняет охранные, розыскные, патрульные, транспортные и прочие заказы. Однако – заработанные КОП средства служат не только и не столько развитию дела, а скорее обогащению олигархической верхушки.

Злоупотребления допускались, конечно, и членами командного, руководящего персонала крыльев МКБ. Но разоблачение себя ждать не заставляло, и следовало беспощадное, неумолимое наказание. Что эффективно отбивало у лидеров Безопасности охоту превращаться в коррупционеров, и случаи воровства материальных ценностей были очень редки. Ибо спрятаться, скрыться от всегда и везде сущих, всевидящих и всезнающих тайных агентов Легиона «ZeroEye» еще не удавалось никому и никогда…

Нигуэн’ан’акс, на самом деле «нолеглаз» из высшего руководства этого наиболее сурового и боеспособного Легиона, сейчас была облачена в полевой скафандр со знаками различия лейтенанта «простого» спецназа. Она «одним глазком» смотрела на свое отражение, что зыбкой сферической радугой мерцало в зеркальной панели, прикрывающей мембрану люка сантехнического блока. Прочими своими видеорецепторами кэйтианка жадно впитывала запись странных событий, произошедших в баре космопорта Китайской Радуги.

При этом девушка мучительно размышляла о том, кем же, кем же в действительности является непобедимый эрсер: продуктом МКБ, патрульным иксом в отставке?!! или же свои боевые навыки он получил другими путями?!!

И с каждой наносекундой все увереннее склонялась к мысли, что это зверское побоище в транзитной зоне просто-напросто НЕ МОЖЕТ НЕ ИМЕТЬ отношения к исчезновению оластера. К той истинной причине, что вынудила ее, доверенную помощницу великого трибуна Тррла Рррл’ло, сменить генерал-эмиссарский китель на лейтенантский мундир.

…Расправившись с горе-полицейскими силами и козырнув женщине своей расы, зем вдруг, практически без перехода, сделал нечто уж совсем странное; сим деянием добавив особо экзотический экспонат в коллекцию здешних странностей.

Бритоголовую земляшку отделяли от бородатого блондина считанные метры, когда он метнулся куда-то. Вихрем пронесся мимо нее, с трудом пробравшейся к нему по залу, превращенному в скотобойню. Огромными прыжками платинововолосый стремительно добрался к дымящимся руинам стойки и вытащил из-под обломков большое тело бармена. С виду – вылитого далжианина. Или все же эрсера черной субрасы?..

Мастер смешивания коктейлей не подавал признаков жизни. Белый пинками расчистил пятачок и уложил черного на исцарапанный лучевыми ударами металикт пола. Встал на колени рядышком и… принялся делать искусственное дыхание! Монголоидная пилотесса с удивленным выражением лица следила за манипуляциями львиногривого убийцы.

Но выражение ее лица сделалось воистину изумленным несколько мгновений спустя. Когда черный зашевелился и подал признаки жизни, белый вскочил на ноги, чуть пригнулся, зловеще нависая над распростертым далжианином, стиснул ладонями собственные виски, горящим взглядом сосредоточенно уставился в приоткрывшиеся глаза… и буквально через секунду сокрушительным ударом сапога разворотил бармену грудную клетку. Густые иссиня-вороненые струи брызнули из-под толстой подошвы во все стороны…

Убив далжианина, эрсер выпрямился, переступил труп и неторопливо зашагал к бритоголовой звездолетчице. Она хотела что-то сказать, открыла было рот, но мужчина сделал рукой сердитый жест, веля ей молчать, и девушка… послушно промолчала. На ходу оглядываясь, словно выискивая что-то взглядом, великолепный убийца неторопливо приближался к небольшой фигурке, скрытой мешковатым комбинезоном. И в этот момент проекционное поле заволокла странная, как и все здесь, синевато-серая дымка. Но тут же исчезла, уступив место косым желтым полоскам. Кэйтианка бросила часть взгляда на индикацию исправности аппаратуры – все было в норме. Такою была сама запись! Странные помехи зафиксировались вместе с изображением…

Когда они рассеялись, эрсеров в зале уже не было.

Камеры слежения обнаружили их поблизости, в продуктовом складе разгромленного заведения. Штабеля контейнеров, бочек, ящиков громоздились до потолка… Вот это была бы картинка, если бы схватка переместилась сюда!

Но боевые действия ограничились залом, и картинка была вполне мирная: большой белый мужчина и маленькая желтая женщина, разительно несхожие внешними параметрами, но все же неотторжимо объединенные тем, что выделяет особей ненавистной породы в любой толпе, стояли рядышком у пирамидальной горки ребристых желтых баллонов и пили линарочье молоко прямо из контейнера. Из шарнирного краника, воткнутого в торцевую крышку, хлестала тугая белая струя, и земы поочередно подставляли под нее сложенные ковшиками ладони… С крышки чуть повыше крана на пьющих земов рогатой головой таращилась линарочь, которую люди земного биовида зовут «коровой».

Вымазанный жирной коллоидной взвесью с головы до ног, так что даже кровавые пятна почти не просматривались, мужчина вдруг поднял львиногривую голову и, казалось, уставился прямо в объектив датчика, спрятанного в потолочной панели. Ухмыльнулся издевательски, вскинул руку, сжал в кулак отмытые молоком от крови пальцы – но не все, средний торчал – и сказал на спейсамерикане, наречии, принятом Безопасностью в качестве внутреннего языка межрасового общения:

– If you want to have some funny, fuck yourself and save your money!

И это были последние звуки, которые имелись в саундтреке записи. Выставленный средний палец, лоснящийся белой жидкостью, – последний кадр изображения… Потому что запись окончилась в следующее мгновение.

Земы, умывавшиеся молоком, исчезли. Словно все датчики слежения транзитной зоны разом отказались воспринимать их образы.

– Если тебе хочется поразвлечься, трахни сам себя и сэкономь твои деньги… – пробормотала Нигуэн’ан’акс, повторив сказанное земом.

24
{"b":"97","o":1}