ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот именно. Эвер-эст, – как бы отовсюду сразу прошелестел голос незримого начштаба корпуса, слившегося с окружающей неорганической средой. Если уж Антахалак тратит энергию на слова, то значит, тема того стоит.

Действительно, на древней как Сеть латыни ever est буквально означало ни много ни мало, а всегда есть. Перефразируя – «всегдасущее»…

Земы до сих пор не желали признавать очевидный факт, что в реальном космосе их обожаемой Земли просто больше НИГДЕ НЕТ.

Хотя после того, как интервидовая группа добровольцев-смертников доставила в Солнечную систему уникальный хтаббирующий детонатор (который возбудил процесс «выворачивания», проваливший метрополию в бездонную дыру иновременья, взамен вытащив облако ядовитого газа), сомнений в этом ни у кого не оставалось.

Кроме эрсеров.

– Когда они, сидя на толчках или хватив лишку, распевают опусы битлов своих, бетховенов, цоев, чайковски, армстронгов и прочих гениев, которые форевер, как они выражаются – угрюмо рокотал левой пастью генерал-командор, – это ладно, это допустимо, у нас демократия, за что боролись, на то и напоролись… Свобода слова, совести, верований, воззрений и так далее. Когда стенки и заборы исчерканы стишками, афоризмами, крылатыми выражениями из романов или всякими там латинскими максимами, это не страшно, это они самовыражаются так, некоторые офанатевшие адепты, наследнички духовные, умрец их задери… Даже когда иксы эрсеровского происхождения варганят самогонку, вкусом напоминающую сигрид, это не преступление, это баловство… – Быстро меняющиеся эпизоды голопроекции подкрепляли мысли корпусного кома, демонстрируя упомянутые действия. – Но когда единственную повсеместно во Вселенной запрещенную песню ничтоже сумняшеся распевает солдат Легиона, основной задачей которого всегда было, есть и будет делать так, чтобы никто никогда ни при каких обстоятельствах не посмел затянуть вслух это

Повешенная Роллином Бакодой пауза была наполнена вопросительной интонацией.

– Это уже тягчайшее преступление, – молвила начштаба Ичен Свор, косясь налитым желтой слизью глазом на ОлафЛаусона; присутствующий ЗЕМ неподвижно и молча стоял возле передней правой лапы патрона, – по неписаным законам Безопасности наказуемое смертной казнью.

Лицо адъютанта абсолютно ничего не выражало. Льдистые голубые глаза верного пса генерал-командора невозмутимо смотрели на прочих офицеров. Уж этот кадр ни за что не станет распевать вслух о голубом шаре, который не был, а все еще есть в небе… несмотря на то что глаза приспешника вобрали в себя цвет неба прародины бывших хозяев космоса.

– Я не могу запретить эрсерам верить, что родина их предков отнюдь не провалилась в тартарары, – негромко произнес похожий на безволосого прямоходящего медведя хап’же, прародину которого под бравурные звуки своих песен уничтожали воины с желтыми бахромчатыми солнышками на скафандрах, комбинезонах и мундирах…

– Я тоже, – согласился Роллин Бакода. Его прародина солдатами Армии Солнца уничтожена не была, но в ближайшую полудюжину тысячелетий вряд ли станет пригодной для нормального обитания. – И никто не сможет. Для этого придется уничтожить все… – он запнулся и покосился вниз правым глазом правой головы, – практически всех потомков землян.

– Благодарю за информацию. Сержант-инструктор будет схвачен и немедленно стерт с лика Вселенной, – так же тихо продолжал колонел.

– Не сомневаюсь, – одобрительно пошатал головами громадный серый дракон. – Но не вами. Эс’ин-преступник уже передан уполномоченному инспектору Легиона «ЗероАй».

Ком когорты возмущенно подпрыгнул, но не посмел ничего сказать кому корпуса. А корпусной, весьма довольный собою, грузно развернулся к офицерам «ЭрсСтеллы» настоящей «головой» и посмотрел в окно. «Пускай полюбуются моим великолепным хвостом», – подумал он… тем, что скрывалось под основанием этой самой части тела.

Ведь мозг у него находился отнюдь не в головах, предназначенных для чего угодно, но не для мыслительных процессов. Этим свойством соплеменники генерал-командора эффективно пользовались. Безголовый дракон, замертво не падающий – в бою зрелище то еще! И попробуй догадайся, куда надо метить, чтобы завалить. Кишечник вперемежку с мозговым веществом – гениальное изобретение Творца Вселенной, Серого-и-Чешуйчатого. Благодаря ему же головы, конечности, хвост регенерировать – не проблема…

Обратившись к оперативному совещанию хвостатым тылом, комкор смотрел в панорамное окно, прорезанное в покатой стене исполинской пирамиды – здания экстерриториальной зоны космопорта. Суньди ощутимо припекала. Здесь, в южном полушарии Восточного Ветра, царил разгар лета. Относительно нежаркий утренний свет уже превратился в полуденный; беспощадный и невыносимый, по мнению людей подавляющего большинства видов.

Но такой ласковый и нежный, по мнению Роллина Бакоды; истернаец никогда не видел огромного солнца своих предков, но знал, как здорово жилось его соплеменникам ДОМА. Пока с неба не обрушились корабли, из которых посыпались двуногие, двурукие, одноголовые приматы, поначалу показавшиеся маленькими, слабенькими, неопасными, вкусными такими, на языках тающими…

Легат-истернаец повернулся анфас к «синклиту» антиземов, решительно открыл все три пасти, и следующие минуты наполнились напряженной работой мозга и глоток.

Поисковая операция, инициированная донесением, что близ планеты Крух системы Минди пропали перехватчик и объект преследования, успеха пока не имела. Космос сглотнул подозрительный звездолет без остатка; шанс на то, что самолет-преследователь не разнесен на молекулы и отыщется за телом планеты, оставался, но… командирам было уже не до него. В накопитель поступили новые фрагменты информационной мозаики, и необходимо было в экстренном порядке вписывать их в общую картину.

Иксы Легиона «SeaLord» констатировали, что на Йеспе и некоторых других обитаемых планетах Большого Дракона все суда возвращаются в порты. Словно грядут не просто шторма, а вселенский ураганище, способный выплеснуть океанскую воду в небеса; чтобы там соединить моря разных планет в единый водоем. Бороздить волны которого – «морские волки» не пожелают… Напланетные моряки Патруля сочли факт тревожащим и донесли комкору. Но вразумительно истолковать происходящее пока не могли. В лабистянских вотчинах кораблей у местной когорты «Морского Лорда» имелось раз-два и обчелся, основные силы иксатых мореходов были сосредоточены в мирах, не столь ревниво реагировавших на присутствие напланетных войск МКБ.

С центральным оперативным штабом связалась вице-адмирал Дрнт брн брз, предводительница местной эскадры «СтарТрека» (условно приравненной к когорте). Трнклдсбра уведомила, что подчиненные ей звездные корабли, находящиеся в пространстве Республики Ланбаол, пропадают один за одним. Сообщение комкога немедленно подтвердили суб-адмирал Яя, командир эскадрона спадеров, колон-адмирал Цакк-ми, командующая эскадрона интрудеров, контр-адмирал Эрипчис, комэскадрона рейдеров, майор-адмирал Вищвищ, предводитель эскадрона трансеров, суб-адмирал Ривадаль Ипко, ком…

Эскадренная капитанша заявила, что немедленно связывается с флагманом 19345-го флота МКБ и выполнит то, что ей прикажет вышестоящий капитан, полный флотский адмирал Лирлир. Эскадронные капитаны принялись дружно высказываться в поддержку своей начальницы – трнклдсбра подчинялась здешнему легату лишь номинально, – однако в этот момент ойлхубаец Яя громким восклицанием «Полундра!» потребовал всеобщего внимания и начал говорить, нервно шевеля зрительными стебельками:

– Мэм, сдается мне, погодить надо бы, на месте разобраться! Неопознанный звездолет, с появлением которого совпала вся эта заварух…

Но тут мозаичное демоголо офицеров, собравшихся на военный совет, перечеркнул багровый пульсирующий крест экстренного вызова. Комкор крикнул:

– ТИХО!!! – и когда тяжеленной лапой наступила тишина, дал подтверждение приоритета… Появился старший сменный координатор накопителя, зуарпаг из «синих», и доложил ТАКОЕ, что комкору показалось: техник-суперворэнт находится «под кайфом». Трезвый человек разве способен нести чушь настолько несусветную?! Истернайский дракон сурово посмотрел на оларьянца, непосредственного начальника окосевшего ссменкорда. Но «синий» генерал-сержант уже не обращал внимания на окружающих. Прикрыв глазки, Ллинниччи лихорадочно общался с компьютерами напрямую и не уловил взгляда легата.

28
{"b":"97","o":1}