ЛитМир - Электронная Библиотека

Желтый карлик Династия Тан, или попросту Танди, почти скрылся за горизонтом; напоминая о себе лишь багровым отсветом, расплеснувшимся по небу. В этот закатный час совсем не просматривался желтоватый оттенок, благодаря которому Йеллоу Скайс Парадайз, или попросту Йеспа, получила свое название.

Наполненная нейтральным газом аллатионом, здешняя атмосфера днем насыщала небесную палитру желтизной. Но по утрам и вечерам атмосфера планеты – которую по странному стечению обстоятельств некогда открыли и освоили земляне «желтой» субкультуры – выглядела иначе. Дважды в сутки на несколько минут рассветные и закатные небеса бывшей колонии земной империи делались поразительно похожими на небосвод легендарной прародины всех эрсеров.

Облитая полупрозрачным чешуйчатым слоем «крокодильей кожи», фильтрующей воздух, дежурная операторша районной полицейской станции плотно сжала клюв и раздраженно полиловела, когда ей на ум пришло это сравнение.

Система одиночной звезды Солнце давным-давно стерта с лика Вселенной! Однако среди потомков обитателей планеты Солнце III, распространившихся по космосу как инфекция, до сих пор иногда обнаруживаются подрывные элементы. Индивиды, которые вдруг припоминают, ЧЕМ была Земля. Мир, в котором их предки выползли из океана на сушу, но не ограничились этим, а подняли глаза к небу и впервые обратили к иным звездам свои горящие от жадности взоры.

Некогда Родина была Столицей Сети Миров. Центром космоса! Точкой выхода с координатами 0–0 – 0/0/0! Метрополией блистательнейшей и могущественнейшей ЭрсСтеллы.

Величайшей звездной Империи всех рас и времен…

Созданной самыми жестокими, безжалостными, непредсказуемыми, кровожадными, бессовестными существами, каких только свет видывал. Людьми беспощадными к себе и к другим.

«Но хвала тринадцатому щупальцу Лабис, тому, что управляет течением времен, это было настолько давно, что верится с трудом. Глядя на нынешних, эрсеров, вообще не верится!» – подумала лабистянка. Натура потомков людей Земли ничуть не изменилась, однако теперь их оставалось слишком мало. И они были слишком слабы, чтобы всерьез надеяться возродить былое величие своей ненасытной, как насекомое саранча, расы.

Действительно ВЕЛИЧИЕ. Непреложное и всеподавляющее. Чуть ли не вселенское.

Все те, кого земляне поработили, нещадно истребляли и эксплуатировали, никогда об этом не забывали. И всячески способствовали деградации бывших всевластных хозяев разведанного космоса.

Похожая на пятнистую, аквамариново-серо-ржавую каракатицу с трехметровыми щупальцами операторша пошевелила теми из них, что ввела в сенсорное поле управления. «Необходим общий план, вид сверху, для подстраховки!» – подумала лабистянка. На захват она еще не решилась, но игнорировать этого ЗВЕРЯ ни в коем случае не собиралась.

К рыжей «кошке» присоединилась маленькая серая «птичка». Она снялась с горбатой крыши одной из хибар, и новый ракурс добавился к виду широкой спины. Под обтянутыми курткой плечами и клубком шевелящихся волос, похожих на черный костер, сновали поршни ног. Стремительно выбрасывались вперед и тут же перемещались назад.

Множество тайных соглядатаев постоянно патрулировало территорию уезда, совместно с платными и добровольными осведомителями обеспечивая контроль.

«Харбин Четыреста» был далеко не самым беспокойным уездом Харбинского района аборигенного ареала, однако и здесь иногда обнаруживались активные радикалы. Весьма недовольные политическими реалиями существа, настроенные ниспровергать основы.

Те, что вполне подпадали под определение «подрывной элемент».

За этими злобными недобитыми земами и земляшками глаза да глаза, уши да уши, носы да носы нужны! Потому здесь, в непосредственной близости от популярного межзвездного курорта, эрсеры находились под тотальным присмотром. Законопроводящие структуры Ланбаол, одного из бесчисленных государств, возникших в постимперскую эпоху, предпочитали удушать недовольство в зародыше. Полагая, что расхлебывать крутую кашу последствий – себе дороже.

Впрочем, в этом местные потомки обитателей Океана Лаб – некогда переселенных сюда землянами для освоения океанских просторов и захвативших впоследствии политическую власть – были далеко не оригинальны.

Спецслужбы всех рас предпочитали тактику «своевременного изъятия камней». Чтобы от протестующих одиночек по воде социума не пошли большущие круги… Во взаимоотношениях иных рас также проблем и конфликтов хватало, но все-таки наибольшей «головной болью» везде и повсюду оставались эрсеры. Потомки землян, имперцев.

ГОСПОД.

По этой же причине – наиболее многочисленными и разветвленными структурными подразделениями Звездного Патруля были части «антиземового» легиона. Не менее трети личного состава StarsPatrol, военизированного крыла Межгалактической Коммуникационной Безопасности, числилось в карательных антиэрсеровских бригадах…

МКБ принципиально не владела ни единым квадратным километром недвижимости и базировалась на звездолетах. Рассредоточившись по всей Сети, она исполняла свою основную функцию, всегда оставаясь при этом в межзвездном пространстве. Там, где некем и нечем было владеть. Некого завоевывать, порабощать и оккупировать.

На космическом американском аббревиатура выглядела как ICS. Intergalaxy Communication Safety признавали и спонсировали далеко не все цивилизации. Но когда возникали проблемы с эрсерами или другими биовидами, даже нарочито независимые государства иногда соглашались на военное присутствие. И слезно упрашивали Совет ICS ввести «черные шлемы» SP.

Спасибо восьмому щупальцу Лабис, управляющему переплетениями судеб, – здесь, на территории Ланбаол до сей поры по-настоящему серьезных межрасовых проблем не возникало…

– Стоп, – на спейсамерикане негромко велел прохожему сипловатый женский голос. Густая тень, что скопилась под восточной стеной очередной хибары, надежно укрывала говорившую. – Руки вверх.

– Стою, – послушно согласился белый. Остановился. Повертел головой, оглядываясь. Но рук не поднял.

– Веточки задеррри, велели тебе. Не то вырррву и в задницу воткну, – многообещающим тоном сообщил мужской голос. Обладатель рокочущего баритона скрывался за ближайшим углом…

Дежурная тут же получила от киборга-птицы рапорт: одиннадцать местных эрсеров окружили пришлеца, охватив того плотным блокирующим кольцом. Трое аборигенов располагают запрещенным оружием, остальные – «холодным» кустарного исполнения… По другим каналам лабистянка получила доносы четверых «стукачей» (из обитателей окрестных хижин, случайно ставших свидетелями событий).

– Погодите. Сейчас пообщаемся, раз вам так этого хочется. Но только без лишних глаз, – совершенно спокойным тоном произнес чужак. Повернулся спиной к густой тени, присел на корточки… Зеленые глаза эрсера в упор взглянули в красные глаза лабистянки.

– Кис-кис-киссс, – ласково позвал белый мужчина. На круссе позвал. И спросил на этом же языке, экзотичном для здешних краев: – Хочешь птичку захавать, кошак? Не отказывай себе в удовольствии!

И тут же оба фрагмента полыхнули ярчайшими оранжевыми вспышками. Два канала связи перехлестнулись, и короткое замыкание оборвало коммуникативные цепи. «Картинки» исчезли, центральный сектор обзора помертвел. Дежурная от неожиданности заверещала и уже не раздумывая вызвала группу захвата. Со всей быстротой, которую ей отмерила Лабис десятым щупальцем, управляющим скоростью реакции.

Но слишком поздно, как выяснилось…

Анг-флайеры прибыли спустя семьдесят две секунды. Несколько десятков лабистян десантировались в глубину трущобного района, но никого не обнаружили. Кроме одиннадцати мертвых аборигенов и аборигенок, убитых голыми руками.

Огромного пришлого зема и след простыл. Кровавые отпечатки испещрили уличную землю. Оканчивались они у большого, размерами под стать убийце, бездыханного тела. Этот экземпляр, судя по всему, отбыл к праотцам последним по счету. Развороченная грудная клетка трупа и комок вырванного сердца, валявшийся в дорожной грязи, еще сочились кровью… Прикончив белокожего светловолосого аборигена, редкостного для северной пригородной зоны Чина Рэйнбоу, дальше с этого места – убийца будто по воздуху отправился.

3
{"b":"97","o":1}