ЛитМир - Электронная Библиотека

– А где кучер? – внезапно заинтересовалась девушка.

– Свалился где-нибудь по дороге. Лежит на обочине и дрыхнет, спьяну думая, что он в собственной постели.

– Может, стоит его поискать?

– То есть вернуться назад? – ехидно осведомился Сэм. – Если нужно, то до самой станции, верно?

– Но ведь он, быть может, расшибся!

– Очень на это надеюсь, – сказал он с чувством. – Этот болван чуть не угробил нас обоих. Учтите, я не собираюсь пешком пересекать половину Дартмура, чтобы оказать помощь человеку, едва не лишившему меня жизни. И вам не советую. Кстати, разве вашего мужа не обеспокоит ваше долгое отсутствие?

Пару секунд она лишь молча хлопала глазами, потом спохватилась:

– Ну конечно, обеспокоит!

– Он выйдет вас встречать, а когда дилижанс не прибудет вовсе, организует поиски. Можно сказать, мы спасены, ведь так?

Лидия медленно кивнула, но безнадежный взгляд, которым она обвела равнину, подсказал Сэму, что на помощь лучше не рассчитывать. Наступило долгое молчание, которое он счел за лучшее нарушить первым пришедшим на ум вопросом.

– Там все еще кровоточит? – спросил он, осторожно прикасаясь языком к углу рта.

– Чуть – чуть, – рассеянно ответила Лидия, потом придвинулась ближе, чтобы осмотреть ранку.

Она не была брюнеткой, как ему показалось вначале, когда тень от шляпки придавала ее волосам иной оттенок. Сейчас, когда отдельные пряди выбились из прически, было видно, что они каштановые с золотым отливом – того же цвета, что и глаза, – и вьющиеся на концах. Один локон устроился в изгибе шеи, мягкий и блестящий, как шелковая ленточка.

Закусив нижнюю губу, Лидия размышляла, стоит ли снова заняться врачеванием посредством болотной воды. Сэм таким образом получил возможность близко рассмотреть ее лицо с трогательным выражением симпатии. Безотчетно играя на ее добросердечии, он приоткрыл рот, коснулся больного места и содрогнулся.

Лицо, склонявшееся к нему, было милое, хотя не каждый ценитель женской красоты назвал бы красивым ее рот с тонкой верхней и полной нижней губой. Как бы то ни было, это. был рот, влекущий к себе, рот под стать худощавой фигуре с круглыми ягодицами. С точки зрения Сэма, такая фигура и была самой что ни на есть привлекательной. В лице Лидии было мало округлостей – это был изящный овал с чуть впалыми щеками и очень прямым носом с тонкими крыльями. К этому как нельзя лучше шел большой выразительный рот.

Пауза затянулась. Сэм слегка улыбнулся и энергично подвигал нижней челюстью, давая понять, что устроил маленькое представление, а на деле все обстоит не так уж плохо. Предсказать реакцию этой девушки было нелегко, но он ло надеялся, что обойдется без выговора.

Лидия охотно улыбнулась в ответ, а потом и вовсе засмеялась. У нее был легкий, приятный смех, но он не длился долго. Вспомнив о своем замужнем положении, она смутилась и вспыхнула. Маленькая лгунья! Но смеяться она не перестала. Сэм не выдержал и тоже расхохотался, позабавленный, как никогда в жизни.

Чтобы описать «миссис Браун», пришлось бы поставить рядом немало противоречивых определений: дерзкая, изобретательная, до смешного добросердечная, прямодушная и при этом способная на обман. Ну и наконец, не слишком чопорная, если вспомнить подол, поднятый для удобства передвижения по болоту. Сколько англичанок предпочло бы погибнуть в трясине, лишь бы не выйти за рамки приличий!

Сэм решил, что «миссис Браун» (или как там ее) ему по душе со всеми ее недостатками.

– Что это с нами обоими? – неожиданно спросила она, согнувшись при новом приступе ничем не оправданного смеха.

– Нервы, – предположил Сэм, стаскивая сапоги, чтобы вылить воду и вытряхнуть ряску.

– Нервы? – удивилась Лидия.

– Не только. Мы слегка флиртуем друг с другом и находим это приятным, хотя оба по уши мокрые и грязные, а главное, заброшены судьбой в такое захолустье, где не пожелаешь очутиться и врагу, особенно без еды, питья и доброй лошади. Согласитесь – это смешно, смешнее не бывает.

– По-вашему, мы попали в беду? – спросила девушка, сразу перестав смеяться.

– Нет, конечно, я просто пошутил. – Сэм для убедительности издал смешок, глядя в лучистые и лживые золотисто – карие глаза. – Я вот что думаю. Для начала давайте пошарим в саквояже и сейфе, отберем то, что нам может пригодиться, а остальное бросим. Надо торопиться, до захода солнца осталось мало времени. Придется решать, что лучше: гоняться по болотам за упряжкой или пешком искать дорогу. Возможно, здесь все-таки кто-то проезжает, хотя бы время от времени. Что скажете? Или у вас есть другие предложения?

Глава 4

Тот свет, что лжет, из женских льется глаз.

Томас Мур. «Время, потерянное на ухаживания»

В маленьком сейфе славный кучер хранил пару бутылок джина. Каждая была заботливо упакована в толстый вязаный носок, и обе вместе – в чистую рубашку. На дне саквояжа «миссис Браун» и в самом деле было что-то похожее на гладильную доску. Она не позволила ему рыться в содержимом, объяснив это тем, что там находятся только носильные вещи, и настояла на том, чтобы саквояж был взят.

Дошло до спора, в котором она одержала верх; саквояж не был настолько тяжел, чтобы вступать из-за него в длительные препирательства. Сэм ухватил нелепую старомодную штуковину за ручки и мстительно сказал:

– Тогда вам придется нести джин. И будьте поосторожнее, он пойдет на ужин.

Из двух возможных вариантов они выбрали погоню за лошадьми – просто потому, что упряжка была бы видна издалека на фоне плоской равнины в отличие от дороги. В самом деле, две из Шести лошадей явились взгляду, стоило обогнуть первое же нагромождение валунов. Им как-то удалось оборвать общую упряжь.

Сэм думал приблизиться, по возможности не обратив их в бегство – в этом случае не было и речи о том, чтобы их преследовать. До животных была четверть часа ходьбы. Он надеялся, что они позволят взнуздать себя обрывками упряжи и не откажутся принять седоков – в конце концов, они не были верховыми, и оставалось рассчитывать только на их покладистый характер. Он знал, что поездка без седла будет для Лидии делом мудреным, но в крайнем случае собирался взять ее на свою лошадь.

Обсудив план, они выступили на ловлю. Сэм нес саквояж, Лидия – бутылки, сунув каждую под мышку. Лошади мирно паслись в скудной вересковой поросли.

Поход скоро перестал казаться прогулкой. Неровная, сплошь покрытая щебнем почва не позволяла развить хорошую скорость и вынуждала то и дело сбиваться с шага. Иногда под ногами противно чавкало и хлюпало. Кроме редкой травы и кустарника, другой растительности вокруг не наблюдалось зато в изобилии виднелся камень всех видов и сортов. Он вздымался из-под земли и свободно валялся под ногами, он украшал любую возвышенность странными образованиями, словно оставшимися после игр детей великана. Один скальный вырост напоминал форштевень корабля, так и не сумевшего подняться из окаменевшей пучины вод. Это был унылый ландшафт серый и бесприютный. Шагая по этой однообразной равнине Сэм скоро заметил, что единственное яркое и живое существо на всем ее протяжении – Лидия – все сильнее прихрамывает.

– У вас что-то с ногой?

– Вовсе нет! – быстро возразила она. – То есть да. Каи раз сегодня я ее подвернула. Ощущение неприятное, но идти не мешает.

Похоже, ее первым порывом было солгать по поводу и без повода. Сэм предложил спутнице опереться на его свободную руку. Девушка сначала засомневалась, но все же приняла предложение. Они двинулись дальше. Теперь она несла обе бутылки, прижимая их к груди, как нечто драгоценное. Было заметно, что, ступая на правую ногу, она опирается сильнее, но все же так, чтобы не затруднять Сэма. Это его позабавило: ведь совсем недавно он одним рывком вытащил Лидию через окошко на крышу тонущего дилижанса. Она была так легка, что он мог набросить ее на плечи, как пончо! «Легкая, как солнечный луч, – подумал он, – но с крепкой хваткой». Однако и хватка эта была женская.

11
{"b":"970","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Семь нот молчания
Лестница в небо. Краткая версия
Соглядатай
Бегущий без сна. Откровения ультрамарафонца
Шоу обреченных
И снова девственница!
Карпатская тайна
Наследство Пенмаров