1
2
3
...
44
45
46
...
86

Наконец Лидия и Сэм покинули ложе, предоставленное им самой природой, и принялись за повседневные дела.

Утро выдалось ничуть не хуже, чем накануне – такое же теплое и сияющее, – и это позволяло надеяться на лучшее. Цветущая вересковая поросль гудела от пчел, солнце заливало ее потоками света, ручей весело искрился среди травянистых берегов. Все это, вместе взятое, выглядело как рай земной, так что невольно хотелось задаться вопросом: не лучше ли махнуть на все рукой и остаться здесь навсегда?

Лидия выбранила себя за глупость и отказалась всерьез размышлять над ситуацией, тем более что отвлечься было проще простого, Присутствие Сэма путало мысли и будоражило чувства. В его лице Лидия нашла великолепный образчик мужской красоты и силы. Сам он, при всей своей врожденной скромности в самооценке, все-таки сознавал, что внешне весьма привлекателен. Казалось, его это забавляло. Он не задирал носа, да и вообще не придавал этому никакого

значения, однако был доволен тем, как выглядит, и не боялся выставлять себя на обозрение.

Итак, первым делом Лидия и Сэм отправились к реке, чтобы смыть следы бурной ночи. На берегу Сэм без колебания разделся донага. Он не только не предупредил Лидию, что собирается это сделать, но и не бросил на нее ни одного смущенного взгляда – очевидно, он находил свою наготу совершенно естественной. На Лидию это зрелище произвело настолько сильное впечатление, что она застыла с приоткрытым и пересохшим ртом.

Природа наделила Сэма отличным телосложением, как будто нарочно для того, чтобы он мог вот так его демонстрировать. Всем своим видом он словно говорил: посмотри на меня, разве я не хорош? И Лидия сполна насладилась зрелищем. Пока Сэм плавал, она стояла на берегу и любовалась им без тени смущения, предписанного хорошо воспитанной юной леди. Когда еще доведется встретить подобное чудо?

Сэм плавал, как рыба – гибкая, проворная рыба с широкими плечами и спиной, бугрившейся мышцами и сужавшейся к крепким бедрам. Вода, похоже, была его родной стихией.

Вот он изогнулся, блеснув белизной ягодиц, и ушел на глубину. Вот он вынырнул и отряхнулся, послав во все стороны фонтан брызг. Но всего прекраснее было то, как Сэм выбирался на берег. Вода струилась с его плеч, стекала по мускулистым рукам. Длинные сильные ноги легко вынесли его на луговую траву. Мышцы бедер и икр при этом так и играли под кожей. Грудь и живот у него были могучие, скульптурно рельефные, в нем не было ничего недоразвитого, ничего укороченного, некстати спрямленного или неуместно округлого.

Любуясь Сэмом, Лидия сожалела о том, что не он позировал Микеланджело для его Давида. Хотя тот и был в своем роде совершенством, до Сэма ему было далеко, и не только по части телосложения. То, что находилось у Сэма внизу живота и легонько покачивалось при ходьбе, было не в пример внушительнее, чем у Давида. Ей пришло в голову, что скульпторы намеренно преуменьшают интимные части тела своих творений. Хотя Лидия и видела множество скульптур, она не была готова к тому, с чем ее столкнула судьба. Или это было так же индивидуально, как и все остальное? В таком случае природа щедро одарила Сэма.

На завтрак они ели очередного кролика и форель, что нельзя было.назвать скудной пищей. Обилие проточной воды тоже было истинным благословением. Вместо того чтобы искать подступы к ручью в зарослях осоки, они вернулись к реке и на совесть вымыли руки. Сэм даже потер их песком. Лидия опустилась на низком берегу на колени и, как могла, пригладила мокрыми пальцами своенравную шевелюру.

– Знаешь, – сказала она, отодвигаясь от воды, – это несправедливо, что личная жизнь должна строиться в угоду предложенному месту. Если она рушится, теряешь все. Твой начальник не прав. Что ты теперь будешь делать, куда пойдешь? И кстати, что ты имел тогда в виду под «привести в чувство, а то и припугнуть малость, чтобы взялись за ум»? Что это за работа такая?

– Скажем так, я улаживаю чужие дела, – ответил Сэм с усмешкой. – Вернее, должен был уладить одно дело. Это не совсем то, чем я обычно занимаюсь, тут случай особый. К тому же у меня не один начальник, а много. Речь идет о политике. Признаюсь, я бы не отказался получить этот пост.

Лидия подняла голову и бросила на него испытующий взгляд. Уж не ослышалась ли она?

– Пост? Звучит солидно. Я думала, речь идет о работе по найму.

– Всякая работа – работа по найму, кроме той, что передается по наследству, как у монархов. – Сэм хотел еще что-то добавить, но прикусил язык. – К чему рассуждать о том, чего все равно не случилось и уже не случится? Я даже не прошел собеседования.

Он умолк с таким видом, словно не желал бередить прошлое. Его уклончивость только раззадорила Лидию, и она уже приготовилась забросать Сэма вопросами, когда он ни с того ни с сего преподнес ей очередную порцию сведений о себе.

– Отцу не нравилось ничего из того, что я делал. То я уж очень медленно соображал на его вкус, а то корчил из себя умника. Я всегда был для него «слишком»: слишком молод, слишком стар, слишком изнежен, слишком упрям – в зависимости от того, о чем шла речь. Как я ни бился, я всегда в чем-то недотягивал. Но он бы пришел в восторг от того, в какую передрягу я попал на этот раз. Он бы выразил это грубо, но точно: парень не получил работу, которую хотел, потому что дал под зад коленом девице, которую не хотел, а ту девицу, которую он хочет, он не получит, потому что слишком силен в искусстве выживания. – Сэм расхохотался, но не слишком весело. – Там, в сне про пудинг, я не сидел за столом рядом с тобой и твоим братом?

– Нет, – смущенно ответила Лидия.

– А знаешь, если бы ты оказалась на пустошах с принцем Уэльским, вы оба уже отдали бы Богу души.

Лидия засмеялась, но ее смущение усугубилось. В словах Сэма была изрядная доля истины. Хотя принц Уэльский и был в хорошей форме для своего уже немолодого возраста, на пустошах у них было не больше десяти шансов из ста, причем на двоих.

– Вопрос вот в чем, Лидди: если я еще некоторое время поболтаюсь в Лондоне – так, между делом, – могу я как-нибудь навестить тебя?

, Встретив взгляд Сэма, Лидия опешила. Он говорил серьезно!

– То есть как это? – спросила она с запинкой. – Ты… меня?!

Нет, ему не следовало навещать ее в Лондоне, и это было ясно, как Божий день. Как ни хотелось Лидии быть великодушной к человеку, который спас ей жизнь, берег от опасности и вскружил голову, нельзя, невозможно было даже помыслить о том, чтобы американский ковбой и впредь занимал место в ее жизни. Его визиты только поставили бы их обоих в неловкое положение.

Сэм прочел ответ у нее на лице и снова мрачно расхохотался. Смех оборвался, когда он неожиданно

сунул голову в воду. Пробыв в этой странной позе пару секунд, он выпрямился, отер лицо и заговорил на другую тему:

– Думаю, уже сегодня вечером ты сможешь принять настоящую ванну.

– Ванну?

– Ну да.

Сегодня, подумала Лидия, как и вчера, она будет вечером лежать в уютном кольце его рук, головой в удобной выемке плеча, словно предназначенной для этой цели. Что еще за ванна?

– Ты о чем?

– О Лондоне. Ну, или о другом городе. Это зависит от того, куда будет следовать поезд.

Ах да, поезд! Сэм полагал, что и на пустошах поезда проходят по крайней мере раз в сутки. Самое главное, что это было вполне возможно.

– А ты? Что будешь делать ты, Сэм?

Он скорчил неопределенную гримасу, старательно зачесывая волосы назад пальцами. По мере выздоровления его небритое лицо становилось все красивее.

– Вернусь в Техас, что же еще? Сентябрь там безумно жаркий, но в октябре наступает прохладная и ясная погода. Я давно уже там не был.

Он умолк и потряс склоненной головой, чтобы вылить попавшую в ухо воду. Рукава его были засучены до локтей, и можно было видеть темные волоски на коже. Лидия знала, какие они мягкие на ощупь.

– И снова будешь перегонять скот?

– Я уже не так молод, чтобы зарабатывать деньги на родео, – усмехнулся Сэм и принялся раскатывать рукава. – Если я вообще на что-то сгожусь в Техасе, так это хлопать бичом. – Он помедлил и бросил на нее косой взгляд. – Если честно, я бы не возражал. Мне и раньше нравилось объезжать стада, подолгу оставаться в седле и проводить ночи у костра. Я мог неделями не возвращаться под крышу. Очевидно, присмотр за скотом у меня в крови.

45
{"b":"970","o":1}