ЛитМир - Электронная Библиотека

Сэм повел плечами с видом человека, давно уже сознающего, что он по натуре плебей. Возможно, он намеренно принижал себя сам, не дожидаясь, пока это сделает она. Так или иначе, он добавил равнодушно:

– Техасские прерии – не такое уж плохое место, чтобы зализать раны.

Лидия согласилась с ним. Они отлично понимали друг друга, хотя это и был довольно печальный случай взаимопонимания, у которого нет будущего. Вскоре ей предстояло вернуться домой, а это прежде всего означало возвращение к жизни, в которой нет места ковбоям, походным кострам, охоте на лягушек, печенной на углях рыбе. Там своя система мер. Хотя заслуги Сэма и много значили, они сильно линяли в свете того, что он наемник и знаком с грубой работой. Даже будь он из торгового сословия, это не было бы так ужасно, хотя и в том случае шансы его были невеликий Они жили в разных мирах. Лидию восхищали его многочисленные таланты, но все они относились к «низменной стороне жизни» и ставили его на много ступеней ниже ее, наравне с лакеями, садовниками и кухарками. Сэм был человек простой, она – женщина светская, и каким бы благородным ни был его внешний облик, он не мог заменить благородства происхождения.

Лидия мысленно улыбнулась, подумав: а вот ее отец всецело одобрил бы охотничьи навыки Сэма. Уложить зайца метким ударом камня в кромешной тьме! О да, ее отец не погнушался бы пожать Сэму руку и побеседовать с ним об охоте. Это послужило бы хорошим объяснением тому, отчего не ужились ее родители. В глазах ее матери Сэм был пустым местом, она бы сочла ниже своего достоинства даже презирать его. Он заслуживал презрения виконтессы Венд не больше, чем ее интереса. Она вращалась среди людей столь блестящих, что весь остальной мир состоял только из разного рода прислуги, а что они такое в конечном счете? Так, что-то вроде

мебели, с тем отличием, что мебель нельзя отправить с поручением.

Лидия была полностью погружена в невеселые размышления о матери, которую по-своему любила, когда раздался звук, для пустошей совершенно чужеродный и при этом не связанный с поездами. Хотя на таком расстоянии он отчасти походил на крик животного, ошибиться было невозможно – это был человеческий голос.

– Мисс Лидия – а – а! Мисс Лидия – а – а!

Голос был ей определенно знаком. Лидия вскочила и завертелась на месте, стараясь определить, откуда он доносится. У нее было не менее странное чувство, чем если бы она вдруг увидела призрак.

Вблизи, однако, не просматривалось никого. Она продолжала прислушиваться. Прошло немного времени, и крик повторился, уже дальше и слабее. Однако теперь Лидия знала, кому этот голос принадлежит.

– Мисс Лидия – а – а – а – а!!!

Первой связной мыслью было: нет, ни за что! Еще слишком рано! Она не готова.

На плечо ей опустилась рука. Лидия вздрогнула. Но это был пока еще только Сэм. Он привлек Лидию к себе и указал пальцем вверх.

– Вон там.

На гребне холма появился всадник. Женщина. Лошадь вдруг заупрямилась: спуск был довольно крут, – и она склонилась потрепать животное по шее. В ответ лошадь повернулась к склону крупом. Оставив попытки уговорить ее, всадница обратилась к кому-то с другой стороны холма:

– Сюда! Она здесь! Я ее уже вижу! Это и правда был ее костер! Скорее сюда!

Потом она резко рванула поводья. Лошадь затопталась на месте, пару раз взбрыкнула задними ногами, потом все-таки двинулась вниз по склону, все ускоряя и ускоряя шаг. Всадница подпрыгивала в седле и восторженно кричала:

– Мисс Лидия, мисс Лидия! Я вас нашла!

Это была Роуз – как позже выяснилось, на одной из верховых лошадей дядюшки Лидии.

Глава 12

Как только Лидия увидела Роуз, она покосилась на Сэма, и с. губ ее сорвался умоляющий шепот:

– Только не проговорись!

– О чем? – рассеянно уточнил тот.

Он внимательно разглядывал приближающуюся всадницу и даже не оглянулся на Лидию. Она заметила, что он в полном облачении, даже в шляпе, хотя и не знала, когда он успел одеться. Единственным намеком на интимную небрежность наряда было то, что куртка его оставалась расстегнутой.

– Как это о чем! Не проговорись, что мы… ну, ты понимаешь!

– А зачем мне это? – спросил он с усмешкой.

– Мало ли зачем! Просто молчи об этом, и все! – Это прозвучало отрывисто и грубо.

– Как прикажете, ваша милость, – насмешливо сказал Сэм. Лидия поблагодарила его надменным кивком.

Между тем Роуз приближалась, нахлестывая лошадь. Кончилось тем, что животное не сумело вовремя затормозить на глинистом берегу и влетело в реку в фонтане брызг под собственное возбужденное ржание и визг всадницы.

Скрестив руки на груди, Лидия ждала. Мысленно она готовилась ко всему, что означало появление Роуз. В ней нарастало ощущение катастрофы, непоправимого несчастья. Рушился идиллический мирок, в котором она все это время существовала, царивший в душе безмятежный покой сменился мешаниной эмоций. Здесь были тревога, неуверенность, негодование, предчувствие близкой потери, страх перед возможным разоблачением и всеобщим осуждением..

Впервые в жизни у нее появилась тайна, которую нельзя было доверить никому из близких: ни Роуз, ни Кливу, ни Мередит. Тайна эта была шести футов трех дюймов росту, она стояла сейчас бок о бок с Лидией, однако ее нужно было утаить любой ценой. Это возмущало. Разве то, что случилось постыдно? Нет! Все эти дни она была свободна,

на все способна и безмерно счастлива. Но сейчас, когда прежняя жизнь приблизилась вплотную и властно заявляла на нее права, Лидия не могла найти оправдания своему поступку – оправдания в глазах тех, с кем предстояло жить дальше. Никто не понял бы ее, даже Роуз. А если бы она все-таки попыталась защитить обретенное счастье, для этого просто не было подходящих слов в привычном для нее лексиконе. Но всего ужаснее было то, что и Сэм это знал, что она сама дала ему это понять, когда потребовала молчания.

Невысокая кругленькая Роуз, казалось, скатилась, а не спрыгнула с седла. Она совершенно запыхалась, но это не помешало ей наброситься на Лидию с объятиями, засыпать вопросами и обрушить на нее последние новости.

– Ах, мисс Лидия! Поверить не могу, что вижу вас живой и невредимой! Как же вам удалось спастись? Вы себе не представляете, какие ужасы приходили нам в голову в ваше отсутствие. Вы что же, так и бродили по болотам пешком? Мы просто все испереживались: и Мередит, и ее брат, и ваши тетушка с дядюшкой! – Роуз остановилась, чтобы перевести дух, но почти сразу затараторила снова: – Молодой мистер Линдон и его милость сейчас где-то на дороге, а мы с мисс Мередит обшаривали холмы. Она вот – вот будет здесь! Это просто кошмар, кошмар! Мы так беспокоились! Время идет, – а от вас никаких известий, словно вы растворились в воздухе! Дилижанс тоже пропал бесследно, хотя упряжка вернулась на конюшню в тот же день. Все сразу бросились на поиски и до ночи прочесывали пустоши, а утром – ну хоть плачь! – опустился туман, да такой густой, какого я в жизни не видывала! В двух шагах уже ничего не было видно, поэтому поисковая партия вернулась. Зато все остальное время мы только и делали, что искали, пока сегодня не заметили струйку дыма, как будто от костра…

– Помедленнее, я и половины не поняла из того, что ты тут наговорила.

Лидия засмеялась. Это была жалкая пародия на ее обычный» смех, но и это было лучше, чем слезы, которые так и норовили брызнуть из глаз. Роуз умолкла и тоже

засмеялась вполне искренним и радостным смехом. Потом она снова принялась душить хозяйку в объятиях.

– Какое счастье, какое счастье! Я чуть с ума не сошла от радости, когда вас увидела.

– Я тоже, – солгала Лидия, не без труда высвобождаясь. Мысленно она добавила к списку своих последних прегрешений еще и лицемерие.

– Мисс Мередит должна появиться с минуты на минуту. Она видела, что я ей машу, хотя и не могла слышать голос. – Роуз наконец заметила Сэма и прищурилась, глядя на него. – Вы – тот мужчина со станции, ведь так?

46
{"b":"970","o":1}