1
2
3
...
46
47
48
...
86

– Это мистер Коди, – поспешно сказала Лидия и повернулась к Сэму. – Мистер Коди, Роуз Симмз. Она моя горничная.

– Хм… – вырвалось у Роуз, но она все же присела в реверансе, хотя потом и заметила с вызовом: – Тогда вы были пьяны!

– ' Зато теперь я трезв, – резонно заметил Сэм. – Рад познакомиться. – При этом он не сводил взгляда с Лидии и вдруг тихо произнес: – Нам нужно поговорить.

Поговорить? Лидия понятия не имела, как это сделать теперь, при свидетеле, а потому лишь развела руками. Сэм недовольно сдвинул брови, но ничего больше не сказал и принялся застегивать куртку.

. Роуз отошла поправить подпругу. Она явно решила стать незаметной, как делала всегда, если рядом шел личный разговор. Смахивая с близлежащих предметов пыль или поливая рядом цветы, можно было перехватить обрывки разговора, из которых потом рождались сочные сплетни – правда, ходившие только среди прислуги и потому неопасные. Однако Сэм молча направился в лагерь.

Там Лидию ждал неприятный сюрприз: переодеваясь в свежее белье, она забыла у костра вчерашнюю влажную сорочку и панталоны, которые Роуз некстати подняла. Уже самый их вид вызвал у нее столбняк, не говоря об обрывках завязки и надорванных швах.

– Затянулось, пришлось разорвать, – объяснила Лидия как можно лаконичнее.

– Зачем? – осторожно полюбопытствовала горничная.

– Естественные потребности, – сказала она, на сей раз не особенно и солгав. – Это все-таки не курорт, а пустоши. Нам такое пришлось пережить… да ты взгляни на мою одежду!

Горничная взглянула. И не только на нее, но и на одежду Сэма, которая тоже была в большом беспорядке. Они оба выглядели как оборванцы в отличие от Роуз, по обыкновению, аккуратно одетой и причесанной. Но и это, и даже порванные панталоны не беспокоили Лидию так, как красный комбинезон, все еще развевающийся на ветру у железнодорожного полотна. Его предстояло забрать вместе с луком, так как в остановке поезда уже не было необходимости. Это означало, что Роуз тоже увидит «сигнал бедствия по-американски».

– Естественные потребности, – повторила Лидия. – Только вообрази, каково это: в кустах, на ветру. Уж я и намучилась!

Какое-то время Роуз смотрела на нее огромными глазами, явно стараясь вообразить себе подобные неудобства, потом залилась краской.

– Мисс Лидия, да вы не обращайте на меня внимания! Это все оттого, что у нас с Томасом сейчас медовый месяц. Я во всем ищу намеки на… сами знаете, на что. – Она ближе придвинулась к хозяйке и доверительно зашептала: – Если бы вы только знали! Это чудесно! Томас снял лучший номер на постоялом дворе, и мы провели там брачную ночь. Жду не дождусь, когда мы с вами останемся вдвоем. Боже, мне стольким надо с вами поделиться!..

Милая, добрая Роуз! Она болтала без умолку, задавала вопросы и сама же на них отвечала, то и дело вспоминала какие-то новые подробности и спешила сообщить их Лидии. Все это время той приходилось бороться с желанием оглянуться на Сэма. Не верилось, что она теряет его так стремительно и так бесповоротно.

– …и я взмолилась, чтобы мисс Мередит меня не выдавала. Ведь это она подняла всех на ноги и даже известила ее милость виконтессу о вашем исчезновении. Нельзя даже намекать им, что вы отправились в дорогу… – Роуз быстро глянула на Сэма, – одна. В конце концов мисс Мередит признала, что так будет лучше в первую очередь для вас. Что скажут люди! – Она прикусила губу с забавно виноватым видом. – Мисс Лидия, прошу и вас держать это в секрете. Ваша матушка рассчитает меня в минуту, если дознается, что я пошла у вас на поводу. Я знаю, лгать грешно, но все равно прошу – скажите всем, что мы были вдвоем!

– Значит, мои родители ни о чем не догадываются? – встрепенулась Лидия.

– Правду знает только семья мисс Мередит.

– Но как же удалось скрыть то, что я присутствовала на твоем венчании?

– Это нетрудно, – заверила Роуз. – Мои близкие будут держать язык за зубами, ведь это в их же интересах.

«Вот оно что», – подумала Лидия. В самом деле, держать язык за зубами – это в интересах всех и каждого, в первую очередь в ее собственных. Она все-таки обернулась на Сэма, в молчании стоявшего поодаль, и тогда неясная идея сформировалась окончательно.

– Не волнуйся, я тоже тебя не выдам. Ты совершенно права, Роуз: нам нужно придерживаться версии, что мы все время были вместе. В том смысле, что не я и мистер Коди, а мы с тобой затерялись в пустошах.

Молодые женщины посмотрели друг другу в глаза, уже зная, что доведут свою затею до конца. Молчание было единственной гарантией того, что Лидия сохранит свою репутацию, а Роуз – место ее горничной. Никаких упоминаний о Сэме!

– Так вот, начнем с того…

Лидия запнулась и мысленно уточнила – лгать начнем с того, что…

Ложь. Предстояло нагромоздить целые валы, целые горы лжи!

– Начнем с того, как я оказалась в здешних местах. Вместо венчания надо изобрести другую причину, и как можно убедительнее. Допустим… допустим… я приезжала на турнир!

Да – да, на кубок Девона по стрельбе из лука! Место сбора было недалеко от Суонсдауна, назад мы отправились в дилижансе… так… крушение я опишу, как было на самом – деле… потом затерялись в пустошах и блуждали, пока нас не нашли. Кто искал? Мередит, к которой я обещала заглянуть по пути с турнира.

– Звучит правдоподобно, – обрадовалась Роуз. – Думаю, мисс Мередит не откажется все это подтвердить: Мы направимся отсюда прямо в Блейкотт и там посадим мистера Коди на первый же поезд, чтобы никто ничего не заподозрил.

Они дружно обратили взглядь – к Сэму. За все время разговора он не произнес ни слова, только прислушивался, переводя взгляд с Лидии на Роуз и обратно. Шляпа его была надвинута так низко, что совершенно невозможно было прочесть выражение лица.

– Вы не против, мистер Коди? – прямо спросила Роуз, когда молчание затянулось.

– Чего ради мне возражать? – Он шагнул к Лидии. – А пока я бы хотел перемолвиться с вами парой слов.

– Мы даже можем придумать какую-нибудь роль для мистера Коди, – не слушая, продолжала Роуз.

– Правильно! Допустим, это друг молодого Линдона, и ему поручили проводить нас с тобой до Блейкотта…

– Лидди!

Обе женщины умолкли и разом повернулись.

– Лидди?! – изумилась горничная.

– Послушай, – сказал Сэм Лидии. – Позволь мне навестить тебя в Лондоне. Я не нищий и вполне продержусь до того, как получу другой пост, кое-кто может замолвить за меня словечко.

Он опять за свое! Но прежде чем Лидия опомнилась, Роуз расправила свои круглые плечи и заступила Сэму дорогу. Она, от которой ни разу в жизни никто не слышал резкого слова, обратилась к нему с гневной речью:

– Сэр! Вам следует помнить свое место! То, что судьба ненадолго оставила вас наедине с одной из самых знатных наследниц Англии, не означает, что вы и впредь можете держаться с ней фамильярно!

– Я хочу ее видеть, – ровно произнес Сэм. – Хочу ее видеть.

Возможно, он имел это в виду в буквальном смысле, потому что отстранил Роуз с дороги и впился взглядом в Лидию. С минуту длилось неловкое молчание.

– Нам нужно поговорить.

С этими словами он взял ее за руку и повлек за собой. Она не противилась, но шла, словно во сне, думая: этого только не хватало! Она едва начала обретать душевное равновесие, а он хочет все испортить. Судя по тому, какой был набран темп, Сэм собирался вести разговор в отдалении на повышенных тонах.

– Не докучайте нам пару минут! – с нажимом бросил он через плечо Роуз, которая двинулась было следом.

Та продолжала идти.

– Прошу! – сказал Сэм приказным тоном. Роуз упрямо выпятила подбородок.

– Делай, что говорит мистер Коди, – со вздохом сказала ей Лидия. – Мы с ним так долго оставались наедине, что лишние несколько минут уже ничего не изменят.

Горничная круто повернулась и зашагала назад к лагерю. Сэм остановился только у ручья, журчание которого могло с успехом заглушить их голоса.

– Я не хочу просто так взять и разойтись, – с ходу заявил он. – Я хочу бывать у вас в доме.

47
{"b":"970","o":1}