ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга рецептов стихийного мага
Игра в сумерках
Хочу и буду: Принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым
Соглядатай
Искупление вины
Вердикт
Всё, о чем мечтала
Огонь в твоём сердце
Украденная служанка

– Ты это заслужил, – сказала Лидия, уже не улыбаясь и глядя в землю. – Понимаешь, я ненавижу лицемерие!

Быть одним человеком, а строить из себя другого, стыдиться своих поступков и таить их. Когда ты здесь, все напоминает мне о том, какой я стала лицемеркой.

– Значит, во всем виноват я?

– Не ты, а пустоши! – со вздохом объяснила Лидия. Сэм понял, что она имеет в виду.

– Милая, – начал он мягко, – не стоит себя обманывать. Ты говоришь, что пустоши превратили тебя в лицемерку, но так ли это? Ты лицемерила задолго до этого – и прекрасно с этим уживалась. Мое появление лишь сделало тайное явным: три дня ты была собой, своим истинным «я» и наслаждалась этим сверх всякой меры.

– Ты все упрощаешь.

– Разве? Я думал, наоборот. Ты хочешь быть такой, какой себе больше нравишься, и чтобы все одобрили и перемены в тебе, и каждый твой поступок, вплоть до мимолетной интрижки на пустошах. А этому не бывать.

– Я хочу честно смотреть в глаза своим близким.

– А быть честной в собственных глазах – это не важно?

– Уезжай, Сэм! Ты заставляешь меня нервничать.

Еще час назад Сэм отмахнулся бы от этих слов, счел бы их благовидным предлогом. Но в его присутствии Лидия стреляла раз от разу хуже: от желтого – к красному, от красного – к синему. Возможно, в ее словах была доля правды.

Ну, а его меткость улучшалась от одного пробного выстрела к другому. Стоило начать первый тур, как стрела вонзилась в желтый круг. Сэм уставился на нее, не веря своим глазам и не находя ни единого хлесткого замечания, достойного этой маленькой личной победы. Хотелось, чтобы Лидия как-то отреагировала на то, чему, конечно, не суждено было повториться.

Сэм покосился на девушку. Она в изумлении смотрела на мишень, потом перевела взгляд на Сэма.

– Неплохо…

Тон ее означал прямо противоположное. «Ах, Лидди, Лидди», – подумал Сэм.

– Ты не рада за меня? ' – Я просто в восторге.

Следующий выстрел мало порадовал Сэма и доставил Лидии гораздо больше удовольствия. Тем не менее за первый тур ему удалось дважды угодить в красный круг, один раз в синий и также в белый (что, как он напомнил, засчитывалось). Он набрал двадцать девять очков и тем самым отстал на восемь. Не так уж плохо для человека, много лет не имевшего дела с обычным луком и никогда – с длинным уэльским. Это было отличное оружие, и стрелять из него доставляло удовольствие. Сэм надеялся, что в следующем туре управится с ним еще лучше и что Лидия, разнервничавшись окончательно, начнет допускать промахи.

Когда он протянул ей лук, их пальцы соприкоснулись. Оба вздрогнули. Нервничала не только Лидия. Вот некстати! Он внимательно следил за тем, как она прилаживает стрелу и натягивает тетиву. Движения были обдуманными, точными, и наблюдать за ней в эти минуты было наслаждением.

Волшебно! Сэм повернулся к мишени. У него вырвался невольный возглас восхищения: стрела вонзилась «в яблочко» и сбрила часть оперения у одной из торчавших там стрел. Голубое пятнышко медленно опустилось на траву. Лидии не откажешь в мастерстве.

– Ты просто молодчина!

Большие лучистые глаза на миг обратились к нему и тотчас потупились, изящно очерченные скулы порозовели.

Сэм продолжал упорно смотреть на Лидию. В конце концов краска разлилась по всему ее лицу и даже по шее.

– Ты отлично управляешься с луком, – искренне заверил он.

Когда Лидия снова приложила стрелу, Сэм поспешно отыскал языком свой «счастливый зуб» и прикрыл глаза. Он ни минуты не сомневался, что еще девять очков ей обеспечено. А между тем он не мог позволить себе проигрыш. Только в этот момент Сэм сообразил, что не обговорил свой возможный выигрыш просто потому, что на ум не пришло ничего благопристойного. Ну, а Лидди не сочла нужным обсуждать то, чего все равно не случится. Чтобы поднять этот вопрос, лучшего момента было не найти. Пусть подумает на эту тему, пусть понервничает!

– Послушай, Лидди, вот что пришло мне в голову. Если я выиграю, мне ведь придется потребовать приз, и тогда уже поздно будет его обсуждать. Сделаем это сейчас.

– В виде приза ты останешься в нашем доме.

– Я останусь и так. Не забывай, что я приглашен.

– Зачем беспокоиться о призе? Ведь тебе ни за что не выиграть! – И Лидия натянула тетиву.

– Ну нет, побеспокоиться следует, хотя бы для проформы. – По движению ее мышц Сэм понял, что стрела вот – вот будет выпущена, и поспешно закончил: – Ты со мной переспишь!

Раздался пронзительный свист, и оба дружно вытянули шеи. Стрела торчала в синем кругу. Еще чуть левее – и это был бы черный.

– Что ты сказал? – спросила Лидия с нервным смешком. У нее был вид благовоспитанной леди, которая услышала

непристойную шутку и не знает, как на нее реагировать.

– Я сказал, что ты проведешь со мной ночь, – с готовностью пояснил Сэм и мстительно добавил: – До самого утра.

С тем же успехом он мог бы сказать – сутки, месяц или год. Лидия явно не собиралась принимать его условие, но он на это и не рассчитывал.

– А что такого? – спросил он, когда она задохнулась от негодования. – Раз уж я, проиграв, буду вынужден увеличить расстояние между нами на целый океан, придется тебе сократить его в случае проигрыша до одной постели.

– Ни за что!

– Ладно, как скажешь, – миролюбиво согласился Сэм. – Тогда вот какое предложение: если проиграешь, отдашь мне прямо здесь свои туфли, чулки, подвязки и панталоны. Да, и шляпку! Ради тебя я пожертвовал своим нижним бельем, мой стетсон тоже в твоих руках, так что это будет справедливый обмен.

Он говорил и говорил, только чтобы не дать Лидии прицелиться раньше, чем у нее задрожат руки. Нередко исход переговоров зависит от умения выиграть время!

– Ну, что скажешь? Заметь, я не настаиваю на совместной ночи. Уступи же мне хоть в чем-нибудь!

– О моих панталонах можешь забыть! – Лидия отвернулась, всем видом выражая оскорбленную добродетель. – Проси чего-нибудь другого.

– А я другого не хочу! Я же не прошу тебя раздеться догола и в таком виде вернуться домой! Подумаешь, пройдешься босиком. Не такая уж это большая цена за выигрыш новичка.

Лидия все-таки посмотрела на него, и это был беспокойный взгляд.

– Я знаю, чего ты добиваешься, – процедила она сквозь зубы. – Хочешь, чтобы я промахнулась! Даже и не старайся – не выйдет.

– Ладно, умолкаю, – кротко согласился Сэм.

Уже прицелившись, Лидия вдруг опустила локоть и взялась поправлять стрелу. Потом ее не устроил угол наклона лука. Недавняя уверенность исчезла, движения стали суетливыми, наконец она как будто приготовилась к выстрелу.

– Так ты согласна или нет? – спросил Сэм. – Извини, что мешаю, но ведь надо же нам прийти к какому-то соглашению! Что же мы, так и будем состязаться, не обговорив всего? Сама же потом пожалеешь!

– Да? – хмыкнула Лидия и адресовала ему косой взгляд. – С чего бы это мне жалеть? Ведь проиграешь ты.

Наступило молчание. Стрела торчала в черном кругу. Это был худший выстрел Лидии за целый день. Сэм едва не заулюлюкал от радости.

– Какая жалость! – сказал он с каменным выражением лица, но потом кое-что припомнил и прыснул. – Черное! Вот дьявол, черное! С тем же успехом ты могла бы пустить стрелу в небо!

Лидия повернулась, очень медленно, держа лук на изготовку. Если бы в нем была стрела, Сэм поспешил бы отпрыгнуть – такая ярость была в ее искаженных чертах. Что ж, он знал, на что шел, знал о ее бешеном темпераменте.

– Ты смошенничал! – прошипела Лидия.

– Интересно, в чем? Ты завела разговор, а когда я его поддержал, то я же и мошенник.

– Довольно! Для меня разговор окончен.

– Ну и пожалуйста, – сказал Сэм и подмигнул.

За три выстрела из пяти Лидия выбила лишь четырнадцать очков и уже никак не могла набрать за этот тур больше тридцати двух. Такая цифра была по силам и ему, вот только сам он мог добавить к этому лишь двадцать девять очков, а Лидия – тридцать семь. Они все еще были в неравном положении.

64
{"b":"970","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Глиняный колосс
С мечтой о Риме
Муж, труп, май
Контракт на тело
Просто гениально! Что великие компании делают не как все
Девочка, которая спасла Рождество
Шепот в темноте
Наказать и дать умереть