1
2
3
...
83
84
85
86

Гвен захихикала.

– Сэм! – снова прозвучал встревоженный голос Лидии.

Он повернулся и заглянул ей в глаза: – Я верю в тебя.

В ее взгляде появилось нечто такое, что Сэм сразу понял: он сделал ту единственно правильную вещь, которая только и могла помочь ему завоевать сердце Лидии. Зная, что железо надо ковать, пока горячо, он поспешно добавил:

– В знак того, что и ты веришь в меня, прими вот это!

Лидия взяла маленькую бархатную коробочку, открыла и заглянула внутрь.

– Ты ведь не унизишь меня публично? – спросил Сэм шепотом. – Не поквитаешься со мной за тот случай? Если захочешь отказать наотрез, просто закрой ее и положи в карман.

Лидия не ответила: круглыми глазами она смотрела на обручальное кольцо с бриллиантом размером с ноготь ее большого пальца. Сэм окончательно сконфузился.

– Я знаю, знаю! Он слишком велик и потому выглядит безвкусно. Просто… просто ты видела кольцо, которое я дарил Гвен! У ювелира мне пришло в голову, что ты можешь сравнить… решить, что для меня нет никакой разницы… Словом, я подумал: лучше уж безвкусица!

Лидия посмотрела на него с неопределенной улыбкой, в которой Сэм прочел разом и изумление, и ласковую насмешку. Потом она осторожно извлекла кольцо из коробочки, надела на палец и далеко отставила его, изучая подарок.

– Я знаю, зачем ты это сделал, – поддразнила она. – Чтобы сбить мне прицел! Этот камень оттягивает руку.

– Чего ради мне сбивать прицел? Ведь от твоей меткости зависит моя внешность. Надеюсь, кольцо тебе впору?

– Лучше и быть не может, – заверила Лидия. – Будто бы сделано на заказ.

– Так оно и есть. Клив ссудил мне перстень из числа подарков, которые ты не носишь. Между прочим, это еще не все…

Сэм снова полез в карман, но нашел его пустым. После короткой всеобъемлющей паники он вспомнил, что положил искомое во внутренний карман. От облегчения его бросило в жар. Он протянул Лидии лист бумаги, туго скрученный в рулон и продетый в гладкое золотое кольцо из тех, которыми молодые обмениваются во время обряда венчания. Это было экстренное разрешение на брак – из ряда вон выходящий, зато и самый быстрый способ жениться. До приезда в Англию Сэм понятия не имел, что такой путь вообще существует. Что ж, он стал экспертом по части вступления в брак, хотя это его и не красило.

– Ты хорошо подумал? – спросила Лидия с сомнением. – Ведь мы только и делаем, что ссоримся!

– Ну и что же? – отмахнулся Сэм. – Главное не это, главное – чтобы мы хотели быть вместе. Лично я хочу прожить с тобой целую жизнь. А ссоры… что ссоры? Недаром говорят: милые бранятся – только тешатся. Что может быть лучше бурного примирения после зажигательной ссоры?

Всякие разговоры среди собравшихся прекратились, все взоры были устремлены на Сэма. Он чувствовал, что слишком разошелся, но остановиться не мог.

– Я вот что хочу сказать, Лидди, – в спорах рождается истина. Как иначе мы сможем притереться друг к другу и получше друг друга узнать? Это не совсем то же самое, что пустые препирательства. С теми мы уж как-нибудь справимся. Вот увидишь, из нас получится отличная пара!

Лидди слушала, и улыбка ее становилась все нежнее. Какая-то дама вздохнула и заметила:

– Как это чудесно – быть влюбленным!

– Лучшая пора жизни, – подхватила другая.

– По-моему, эти двое просто созданы друг для друга.

– Все это очень трогательно, – вмешался Боддингтон, – но как быть с нашим пари? Вот уже четверть часа мы здесь наблюдаем, как вы строите друг другу глазки. Надеюсь, Лидия уже насмотрелась на свой гигантский бриллиант и готова попытать счастья. Что скажете, мистер Коди? Или поступим проще: вы отдадите мне пятьсот фунтов и покинете стрельбище?

– Есть у кого-нибудь сигара? – спросил Сэм вместо ответа.

Несколько джентльменов дружно полезли в карман. – Сэм… – начала Лидди.

– Просто сделай это.

– Да, но…

– Ты сумеешь. Я же сказал, что верю в тебя. И потом, я всегда хотел кабриолет. Вообрази, с какой помпой мы отсюда поедем.

Сэм взял одну из предложенных сигар, откусил кончик. и сунул ее в рот. Боддингтон лично дал ему прикурить. Мишени вдруг показались Сэму страшно отдаленными, словно их потихоньку передвинули вдвое дальше за время разговора. Разумеется, он не был настолько беспечен, насколько хотел показать, и сожалел о том, что поторопился с предложением. Ему просто не пришло в голову, что счастливое волнение все равно остается волнением и мешает стрелку сосредоточиться.

К тому времени, как Сэм достиг выбранной мишени, встал к ней вплотную и повернулся налево с сигарой во рту, он весь покрылся испариной. Он стоял так, что темный валик сигары четко вырисовывался на фоне желтого круга. «Это будет проще простого», – сказал он себе. Надо только расслабиться и думать о другом.

Увы, отвлечься не получилось. Краем глаза Сэм видел, как Лидия достала стрелу, как приложила ее и начала целиться. Он был судорожно напряжен из страха затрястись крупной дрожью. Пот градом катился по лицу, порывы ветра леденили кожу, влажная рубашка липла к груди под расстегнутой курткой. Похоже, он свалял дурака! Надо было встать к ветру спи ной! Один такой порыв – и стрела отклонится прямо ему ! ухо! Боддингтон умрет со смеху!

На стрельбище воцарилась такая тишина, что было слышно, как в отдалении чирикает стайка воробьев. Боддингтон сказал на ухо Гвен что-то насмешливое, потому что она снов; захихикала. Лидди опустила лук, глянула в их сторону и снова принялась целиться. Сэму захотелось расквасить англичанину нос. Он пообещал себе, что так и сделает, если останется в добром здравии.

Прошло, казалось, не меньше десяти минут. Все это время Сэм изводился сожалениями. Ну что ему стойло повременить с подарками? Он хотел ошеломить Лидди – и добился своего!

Когда очередной порыв ветра стих, запела стрела. Сэм окаменел, прикрыл глаза и принялся молиться. Он ощутил колебание воздуха, сотрясение мишени и точечные ожоги на лице, когда стрела вонзилась в тлеющий кончик сигары, разбросав его во все стороны. В зубах у Сэма осталась большая ее часть. Он хотел разжать зубы и вынуть огрызок, но не смог. Пришлось повернуться, как есть, с остатком сигары, намертво зажатым во рту. Это вышло даже более внушительно. Толпа разразилась аплодисментами и криками одобрения. Лидию окружили, Сэму снова пришлось – пробиваться к ней. Подобравшись вплотную, он без долгих церемоний поймал ее за талию.

– Прижми поплотнее подол, чтобы я видел, куда иду. Она поняла, засмеялась и зажала юбки между колен. Сэм вскинул ее на плечо. Каким-то образом она умудрилась при этом чмокнуть его в макушку.

– Ужасный человек! – в шутку возмутился Клив.

– Да, но я люблю его! – сказала Лидди.

Это был самый подходящий момент ответить тем же, но Сэм лишь пробормотал что-то неразборчивое. Произнести вслух слова любви было выше его сил, они попросту не шли с языка. И неудивительно, ведь он проворонил каждый свой шанс публично принести кому-то клятву любви и верности. Вот почему, хотя нужные слова пели в душе и бурлили в крови, все свелось к невнятному бормотанию.

Не глупо ли это? С Гвен и другой невестой, Зоей, его свели больше практические соображения, чем чувства. Теперь все было иначе. Он хотел вступить в брак по страстной любви. Почему же признание по-прежнему не дается ему?

Сэм крепко взял Лидди за лодыжки и зашагал к шатру.

– Ты слышишь, Сэм? Я люблю тебя, – сказала Лидди у него за спиной. – А вот насчет твоей любви я все еще не

уверена. Ты так ни разу и не признался в ней.

~ Ты тоже не сказала прямо, выйдешь ли за меня.

– Выйду. С такой охотой и скоростью, что ты ахнуть не успеешь. Но при одном условии… – Лидди помолчала и очень мягко, очень ласково добавила: – Тебе нечего опасаться, Сэм, милый. Ты можешь подарить мне эти три слова без страха, что я брошу их в дыру нужника.

Это прозвучало странно, немного нелепо, но очень к месту. Сэм ощутил, как рушится в нем последний внутренний барьер.

84
{"b":"970","o":1}