ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако уже через минуту ей стало не до смеха. Потому что в коридоре стояла никакая не красотулечка, а все та же невзрачная, тощая Эдвина Боллаш, поддавшаяся на незамысловатые чары бродяги-крысолова.

Она тяжело вздохнула, чувствуя, как опускается с небес на землю, отступила в глубь коридора, запахнула халат и обхватила руками плечи.

— Пожалуйста, не ходите больше в эту комнату. Это был кабинет моего отца.

— Вашего отца?

— Его больше нет. Он умер.

— Сочувствую, голуба.

— Спасибо. — Она кивнула. — Это случилось давно.

Он заколебался, но все же решился сказать:

— Вот и пользуйтесь комнатой на здоровье. Ему она теперь ни к чему.

Эдвина беспомощно оглянулась, как будто хотела отыскать поддержку на пустой лестнице.

— Ему принадлежал весь дом. Я пользуюсь всеми помещениями, кроме кабинета. — И, перейдя на шепот, она добавила: — Иногда я привожу сюда своих учениц, чтобы они освоились в мужской обстановке. — С ее губ слетел горький смех. — Как по-вашему, удачная шутка? Учу других, а сама толком не знаю, как вести себя в такой обстановке... Кроме этой комнаты, старательно охраняемого мной, первоклассно оборудованного обиталища современного мужчины. — Все сильнее напоминавшего ей музей. И что это ее потянуло на откровенность? — Спокойной ночи. — Она прошла мимо Мика в кабинет, чтобы выключить там свет, и машинально спросила: — Вам больше ничего не нужно?

Он отрицательно качнул головой. А Эдвина осознала, что обратилась к нему с вопросом исключительно ради того, чтобы лишний раз взглянуть на мистера Тремора при ярком освещении, беспощадно выявлявшем все детали. Отцовские брюки были ему коротки и едва доставали до башмаков. Наверняка он не смог застегнуть на поясе верхние пуговицы и лишь прикрыл их выпущенной наружу рубашкой. Жилетка никак не могла бы сойтись на этой широченной груди. Так же как галстук и воротничок на шее.

И даже теперь Мик Тремор не утратил своей привлекательности. Зачесанные назад волосы подчеркивали его прямой римский профиль. Он был не просто красив — он выглядел так элегантно, словно мог похвастаться счетом в банке и прекрасной родословной. Ну что ж, Эдвина может считать, что ей повезло, а заодно и Джереми Ламонту. С такими задатками Тремора наверняка можно будет превратить в джентльмена.

Вот только к чему приведет такая удача саму Эдвину?..

— Спокойной ночи, — повторила она.

Почему-то ей не хотелось просто взять и выключить свет. Она принялась поправлять книги на полке, переставила пустую вазу. И ни разу не позволила себе обернуться, хотя знала, что он караулит ее взгляд. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем в коридоре раздались его удаляющиеся шаги.

Вот и хорошо. Теперь, когда он ушел, можно было выключить свет, закрыть кабинет и вернуться в постель.

Эдвина долго лежала без сна, стараясь взять себя в руки и избавиться от опасного наваждения.

Он врал, он не мог говорить правду! Нашел «красотулечку»! В лучшем случае он просто романтичный болван, что еще хуже!

Сама Эдвина давно успела избавиться от романтических бредней — не та у нее внешность, чтобы воображать себя покорительницей мужских сердец.

Унизительно. Безнадежно... Да разве при взгляде на нее хоть один нормальный мужчина мог бы подумать... подумать о чем? От стыда ее даже бросило в жар.

Он ее поцеловал! Господи, этой ночью она только и делает, что облекает в слова самые запретные мысли! «Поцелуй». Она горько вздохнула.

Почему он так сделал? Может, она чего-то не понимает? Может, ее губы показались ему грязными? Или он хотел сделать ей искусственное дыхание? Или пытался что-то сказать, когда так странно двигал губами, прижимаясь к ее губам? Должно же быть какое-то объяснение его поступку!

Неподвижно лежа в темной спальне, она все сильнее поддавалась страху — привычному смутному страху, под сенью которого жила уже не один год. Единственным местом, где ей удавалось преодолеть себя, был ее рабочий кабинет. Только непрестанный тяжелый труд позволял ей забыться и считать себя нормальной, достойной уважения личностью. Вот и завтра она как можно скорее вернется в свое убежище, чтобы хоть ненадолго избавиться от страха и мучительных рассуждений о том, почему мистер Тремор так поступил. Неужели она сама подтолкнула его к этому странному поступку? Станет ли он делать вид, будто ничего не случилось? А она? А вдруг он будет издеваться над ней? Ей следовало объясняться более определенно...

Как бы то ни было, во всем, что случилось, виновата она сама. Необходимо докопаться до совершенной ею ошибки — а что ошибка была, Эдвина ни минуты не сомневалась.

Она давно привыкла взваливать на себя вину за все, что, по ее мнению, происходило «неправильно». А как же иначе? Ведь право на счастье надо заслужить, а значит, исправить мир так, чтобы он стал к ней добрее.

В жизни женщины с такой, как у нее, внешностью нет места романтике. Вот почему Эдвина должна быть практичной. И ответственной. И трудолюбивой.

И не пожалеть целой ночи, чтобы разложить по полочкам все события этого вечера: что сказал и сделал мистер Тремор, и как он это сказал и сделал, и был ли он откровенным? И что бы это могло означать? И отважится ли он повторить попытку? И хочет ли она, чтобы он ее повторил?

Глава 5

Мик сладко потянулся. Он лежал на настоящей пуховой перине. Медленно, лениво приподнял веки и увидел, как первые лучи света пробираются через балдахин над кроватью. Ночь, проверенная в этой роскошной спальне, не повлияла на его привычки. Он проснулся как всегда с первыми лучами солнца. На рассвете. Где бы он ни был, солнце всегда находило его и говорило: «Пора вставать!»

Он проворно соскочил с кровати, перешагнул через Магика и подошел к окну. Распахнул ставни, впуская в комнату утренний свет. Свет и волшебную хрупкую тишину, какая бывает только на рассвете в больших городах. До него не доносилось ни звука. Но вот где-то залаяла собака. По переулку прогрохотал колесами фургон. И снова тишина. Мик замер, опираясь ладонями на подоконник.

Крошечный садик за домом мисс Боллаш повлажнел от росы. Настоящее чудо. Соседние дома еще не проснулись и стояли темные и тихие. Нигде не было ни души. Мик любил это время — можно было представить, что весь мир принадлежит тебе одному, и просто радоваться жизни.

Конечно, он отдавал себе отчет в том, что уже через час волшебное очарование этих мгновений испарится без следа. Что каждый день приносит человеку проблемы. Тем дороже он ценил этот дар: новый, ничем не замутненный рассвет нового дня. Когда можно вообразить, что твои душа и совесть напоминают чистую, ничем не запятнанную страницу.

Магик налетел сзади и поддал Мику под колено. Пока собака чесала искусанный блохами бок, Мик привычно потянулся рукой к усам. Чувствовалось, что Мильтон прошелся по ним ножницами, но главное — их удалось сохранить. Мисс Боллаш взъелась из-за них не на шутку. С какой стати? Можно подумать, что без усов он стал бы умнее, враз заговорил бы как по писаному и получил прекрасное место с большим жалованьем... Черта с два! Он слишком привык к своим усам, чтобы расстаться с ними так просто!

Кроме того, Мик совершенно уверен, что это вовсе не обязательно для того, чтобы заделаться джентльменом! Черт побери, он сам видел принца Уэльского — и его усы! Значит, мисс Боллаш старается отделаться от них с какой-то другой целью!

И здесь, у открытого окна, пока Магик шумно вычесывал блох, его осенило: она добивается этого ради самой себя!

А с какой, спрашивается, стати? Так-так-так! Мик довольно улыбнулся. Нет, это еще не означало, что он готов пожертвовать своими усами. Прежде всего нужно обговорить цену!

В эти минуты на другом конце коридора Эдвина проснулась внезапно, будто кто-то ее толкнул, и все неприятности предстоящего дня обрушились на нее, словно ведро ледяной воды. Еще не придя в себя после сна, она испытывала сильнейшую потребность куда-то бежать и что-то делать. Нормальное, привычное утро. Она давно начинала день с того, что подавляла вспышку безотчетной паники, после чего можно было обдумать первоочередные дела. Правда, без особой надежды на то, что ей удастся выправить положение.

15
{"b":"971","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Невозможное возможно! Как растения помогли учителю из Бронкса сотворить чудо из своих учеников
Очарованная луной
Скандал у озера
Наше будущее
AC/DC: братья Янг
Дочь убийцы
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы