ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Русофобия. С предисловием Николая Старикова
Прочь от одиночества
Печальная история братьев Гроссбарт
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Дочь лучшего друга
Меган. Принцесса из Голливуда
Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов
Полтора года жизни

Он обернулся. Даже растрепанный и грязный, Мик заставлял трепетать женские сердца.

Покупательница, только что расписывавшая на все лады, как он смеется, выступила вперед, желая получше рассмотреть пойманную мышь. Вся в бархате и дорогих побрякушках, она прятала свою костлявую физиономию под широкополой шляпой со страусиными перьями и чучелом птицы на тулье.

— Леди Виттинг, — провозгласила дама, протянув ему затянутую в перчатку руку. — Баронесса Виттинг.

Мик уставился на ее руку. Покупательница явно ждала, что он ее поцелует. Но Мик в жизни не проделывал ничего подобного — и уж тем более не собирался делать это сейчас, когда держал за хвост пойманную мышь.

— Рад с вами познакомиться! — ответил он и обернулся, отыскав взглядом белошвейку. — Нелл! Может, посадите куда-нибудь мышку?

Баронесса обошла Мика и снова встала у него на пути. Сложила руки на животе, смерила его взглядом и улыбнулась:

— Это было весьма впечатляюще, сэр. Вы поймали ее так ловко.

Мику хватило беглого взгляда, чтобы понять: баронессу впечатляет вовсе не его ловкость, отвага и прочая героическая чушь.

— Вы заслужили награду! — продолжала баронесса. — Награду для героя!

Эти слова заставили Мика насторожиться. Какой работяга с целой оравой нахлебников откажется от награды, особенно если это деньги?

Увы! Дамочка улыбалась столь откровенно, что сразу стало ясно — на уме у нее совсем другое.

— Ничего мне не надо, голуба! — сказал он. — Рад был вам услужить.

Остальные дамы затихли, предпочитая держаться поодаль. Мик отвернулся от баронессы: он вспомнил, что оставил на полу свое пальто. Воспользовавшись предлогом, чтобы снова наклониться, он бросил взгляд в сторону примерочной. И успел заметить, как в зеркале мелькнул край пурпурного платья. Самого густого и чудесного оттенка. Такими бывают лепестки лаванды к концу августа. Взметнулись вверх узкие рукава, в проемах показались тонкие кисти — и груда шелестящего шелка заскользила вниз, мигом похоронив его надежду еще разок увидеть божественные ножки.

Он выпрямился, осторожно отряхнул пальто и провел рукой по волосам — только для того, чтобы обнаружить на них толстый слой пыли. Мик мрачно уставился на грязную пятерню. И надо же было так извозиться! Наверняка он собрал с пола всю пыль, пока ползал за чертовой мышью!

— Итак, какую награду мы присудим нашему герою? — гнула свое баронесса.

— Коробка для мыши вполне подойдет, — сказал он, глянув через плечо баронессы на хозяйку лавки.

Портниха как ни в чем не бывало наклонилась и извлекла из-под прилавка небольшую коробку — как будто нарочно припасла ее для такого случая. Мик снял крышку и заглянул внутрь.

— Как насчет вот этого? — Баронесса постучала пальцем по стеклу низкой витрины.

Мик посадил мышь в коробку, аккуратно закрыл крышку и лишь после этого оглянулся на витрину. Там были выставлены на продажу самые интимные предметы женского туалета. Чулки, панталоны, подвязки... Мик с совершенно невинным любопытством посмотрел на все эти хитрые штучки. Просто поразительно, до чего дошла женская фантазия! О предназначении некоторых вещей он даже не догадывался. Какая уж тут награда!

Но баронесса ни минуты не сомневалась в собственной правоте.

— Мисс! — повелительно обратилась она к хозяйке — женщине старше ее по меньшей мере лет на десять. — Вы не могли бы показать нам вот это?

Портниха достала из-под стекла пару подвязок для чулок ярко-розового цвета, в изобилии украшенных пышными кружевами и поддельным жемчугом.

— Вот, самая настоящая награда для героя! — провозгласила достойная леди, приподняв кончиком пальца одну из подвязок.

Никогда в жизни Мик не видел такой жуткой вещи. Хорошо же она о нем думает, если вообразила, будто это кричащее безобразие может ему понравиться!

Не дождавшись немедленных проявлений восторга, баронесса пояснила:

— Они просто шикарные!

Похоже, это не его, а ее собственный вкус подвергался сегодня проверке! Мика передернуло. Он ткнул пальцем в подвязки, лежавшие в витрине рядом с первой парой, и заметил:

— Энти вот лучшее будут <Мик Тремор часто говорит с сильным акцентом, соответствующим фонетическому складу его родного корнуэльского диалекта (проглатывает окончания слов, не произносит звук «х», неправильно пользуется вспомогательными глаголами и т.д.). Эти особенности не всегда было возможно воспроизвести в переводе, и потому приходилось ограничиваться лишь передачей некоторой тяжеловесности его речи. — Здесь и далее примеч. пер.>. — Надеясь хоть немного сбить с чванливой дамочки спесь, Мик показал на пару атласных подвязок нежно-кремового оттенка. Они были гораздо уже и украшены вышитой розочкой с парой зеленых листьев. Ничего лишнего. Простота и элегантность.

Леди в недоумении вскинула брови. Сначала Мик решил, что она поражена его безупречным вкусом. Но нет, все дело было в его манере разговаривать.

— Как вы забавно говорите! — заметила баронесса.

Наверное, он снова ляпнул что-то по-деревенски. Это правда — для Мика был родным корнуэльский диалект, резавший ухо столичному жителю.

Баронесса наградила снисходительной улыбкой грязного, но чертовски привлекательного работягу, которого собиралась осчастливить своей щедростью.

— Значит, эти.

Повинуясь жесту леди Виттинг, хозяйка протянула ей пару подвязок, выбранных Миком. Она подхватила пальчиком одну из них и подала своему герою.

— Вот, возьмите! — приказала леди. — Вторая останется у меня. Однажды мы встретимся с вами вновь, — ее глаза алчно блеснули, — и соединим их в пару!

Мик не выдержал и расхохотался. Черт побери, ну и выдумщицы эти богачки! Каких только игр не изобретут!

Впрочем, он тоже не новичок в таких играх. Мик быстро обдумал только что полученное предложение. Баронесса выглядела достаточно аппетитно. Потакая маленьким прихотям богатых леди, можно и самому получить немалое удовольствие. Во всяком случае, до сих пор Мику не на что было пожаловаться.

Он не спеша провел пальцем по усам — мягкой, пушистой щетке волос на верхней губе. Холеные, густые, угольно-черные, они были предметом его тайной гордости. Так сказать, признаком его «звериного мужества». Мик стоял, скрестив руки на груди, и гладил пальцем усы, пока не достиг ожидаемого эффекта. Ему казалось, что усы помогают соображать быстро и четко.

— Страсть изваляться в грязи, — пробормотал он, не отнимая руку от губ.

— Что? — Баронесса в огромной шляпе с чучелом птицы ошарашенно уставилась на Мика.

— Так говорят французы, — внятно ответил он и выпрямился в полный рост.

А вот теперь он действительно задел ее за живое. Деревенскому увальню не полагается знать всякие там тонкие французские штучки! Мик небрежно дернул плечом, стараясь не выдать свое злорадство.

— Считай, что я сказал нет, голуба! — С этими словами он отвернулся и стал надевать пальто, заботливо проверив содержимое бокового кармана. Слава Богу, все оказалось на месте.

— Ага! — Баронессу нисколько не смутил его отказ, и она цинично добавила: — Какая редкость в наши дни! Верный мужчина!

Верный — самому себе!

— Ох и повезло же какой-то леди! — продолжала баронесса.

Пусть думает что хочет.

— Мисс, запишите их на мой счет, хорошо? — обратилась она к хозяйке и хлопнула Мика по плечу сложенным веером. — Пара подвязок для героя, в подарок его леди!

Он обернулся, собираясь возразить, мол, дама напрасно беспокоится, но баронесса уже покинула лавку, сделав его счастливым обладателем пары подвязок. Вот только кому прикажете их дарить?

Черт, ну и влип! Однако решение пришло на удивление быстро. Мик поспешно вернулся в лавку.

На этот раз он застал здесь одну Нелл — ту самую юную белошвейку, что помогала хозяйке. Девушка сидела, склонив белокурую головку над швейной машинкой и старательно вдевая нитку в иголку. Увидев Мика, радостно улыбнулась.

— Где та леди, что была сейчас в примерочной? — с ходу спросил Мик.

2
{"b":"971","o":1}