ЛитМир - Электронная Библиотека

Его скупые, ловкие движения говорили о том, что он знает свое дело досконально.

—...Но только если вы разместите должным образом собак... — говорил Мик, все еще продолжавший свои пояснения, — можно использовать хорьков с максимальной пользой! Хорьки сразу полезут в норы. Крысы кинутся наутек, прямиком в зубы собакам. Или под мою дубинку. Я постараюсь добить тех, кто прорвется через первые две линии атаки.

Да, для него это было настоящим сражением, войной в миниатюре, которую он собирался выиграть со своей звериной армией. Винни передернуло. Наверное, она охнула, потому что Мик внезапно умолк и заглянул ей в лицо.

— Вы можете уйти прежде, чем я начну. — И он продолжал так горячо, словно Эдвина пыталась с ним спорить: — Но я хочу, чтобы вы поняли: это ничем не хуже охоты на лис! Между прочим, обычно терьеры разрывают лису на части. А Магика я вышколил так, что он только выследит лису или крысу, загонит ее в нору и будет лаять, пока не подоспеет охотник.

— Боже мой, если мне на глаза попадется крыса... — Эдвина боязливо посмотрела на Мика и спросила: — А какие они?

— Попадется на глаза? — Мика сильно позабавила такая наивность. — Да они полезут буквально из всех щелей и будут шастать даже по стенам! Вы и представить себе не можете, какая здесь заварится каша, покуда мы будем гоняться друг за дружкой! Да, Винни, это не самое приятное зрелище, однако оно здорово будоражит кровь. Если все-таки захотите взглянуть — можете подняться на сеновал, там до вас никто не доберется.

— Не доберется?

— Бурые крысы не любят скакать по верхам.

— Гм... нет уж, благодарю покорно.

— Ах как жаль, — лукаво подмигнул он. — Вы пропускаете самое захватывающее зрелище в своей жизни!

А вот это вряд ли. Она уже успела налюбоваться на самое захватывающее зрелище. На мужчину, сплошь увешанного какими-то железяками и полного решимости учинить мини-войну в ее каретном сарае.

— Ну? Что вы на меня так смотрите? — Он вдруг виновато улыбнулся и сказал: — Ладно, признаюсь, что нарочно привел вас сюда. Хотел убедить, что знаю свое дело. Оставайтесь — не пожалеете! — На его губах снова играла самоуверенная, двусмысленная полуулыбка.

— Я и так не жалею. — Эдвина робко улыбнулась в ответ. По собственной воле любоваться на крыс? Нет уж, увольте! — И я верю, что вы настоящий знаток своего дела. Вам вообще многое удается.

— Но вы только и делаете, что поправляете меня, — недоверчиво прищурился он.

— Вам многое удается, — повторила Эдвина.

— Вы правда так считаете? — Похвала явно пришлась ему по сердцу.

—Да.

Эдвина растерянно осмотрелась. При мысли о том, что здесь сейчас начнется, ее бросило в дрожь. Воображение попросту отказывалось представить столь жуткое и кровавое побоище. Хотя она и не сомневалась в победе.

— Значит... — Винни замялась в поисках нужного слова, — значит, у вас есть клиенты и дома, куда вы наведываетесь регулярно?

— Точно!

— А как вам удается запомнить, где вы были, а где не были?

— Зачем мне это помнить? — Он глянул на нее как на сумасшедшую. — Я веду записи.

— Где? — Она уже представила засаленные обрывки бумаги или даже его собственную ладонь. И получила еще один снисходительный взгляд.

— В тетради, Вин!

— У вас есть гроссбух?

— Да называйте его как угодно! — Мик выразительно закатил глаза. — Я веду дело, как положено. У меня не меньше сотни постоянных клиентов, и каждый год появляются новые. Я обязательно записываю их адреса, когда я там был и что они мне сказали. У меня все подсчитано. К примеру, в прошлом году я заработал шестьдесят четыре фунта. Для такого работяги, как я, это совсем не плохо. Даже чертовски хорошо, если уж говорить начистоту.

Эдвина не могла не согласиться. Ее тоже поразила эта цифра. Не говоря уж о его привычке вести гроссбух.

— Вот это Джо — сынок Магика, — продолжал Мик. — У хозяина тележки есть сука, и Маг положил на нее глаз. Я получаю по щенку с каждого помета, а остальных тот парень забирает себе в уплату за тележку.

— Это очень щедро с вашей стороны.

— Нет, это по-деловому. Вот что я пытаюсь вам втолковать. Я делаю дело. И для этого мне приходится заботиться о тех, без кого мне не обойтись. Взять, например, хозяина этой тележки...

И он снова пустился в пространные объяснения. Он был горд обрести в ней столь внимательного слушателя. А Винни не уставала дивиться своему внезапному интересу к тонкостям ремесла крысолова.

Мик ловко извлек из клетки хорька и приладил ему ошейник с бубенцами.

—...Ей придется лезть под пол, и я должен знать, где она есть. — Он приподнял юркого зверька с пушистой лоснящейся шерстью: — Она просто красавица, верно?

Эдвина смотрела, как он опускает хорька обратно в клетку, и думала о том, что не зверек, а он сам настоящий красавец: рослый, ладный, проворный мужчина, лучащийся силой и здоровьем. Даже в этих лохмотьях крысолова.

Крысолов. Только подумать: он — крысолов! Тот, кто поцеловал ее в губы. Один раз робко и ласково, второй раз жадно и страстно.

Ну все, хватит! Нечего делать из мухи слона. А если ей придется позвать трубочиста? С ним тоже прикажете целоваться? Стекольщик придет вставлять стекло, и ей придется обнять его за услуги? А вот еще лудильщик на углу — тоже вполне симпатичный мужчина... Ох, Эдвина, такие мысли не доведут тебя до добра!

Она едва не забыла про крыс. Боже, ей давно пора уходить! Он вот-вот начнет свою охоту!

— Ну... — Она задержалась на пороге, и Мик воскликнул, желая удержать ее любой ценой:

— А ну-ка, взгляните!

Он щелкнул пальцами, глядя на Магика, и тот показал все, на что способен. Пес прыгал на задних лапах — не за подачку, просто так, чтобы развлечь обожаемого хозяина.

Малыш вкладывал в прыжки всю душу, подлетая в воздух не меньше чем на пять футов. Мик с удовольствием следил за своим любимцем. Песик казался неутомимым. И если бы однажды ему забыли дать команду остановиться, он бы скакал до тех пор, пока не свалился бы замертво.

Заметив удивление на лице Винни, Мик довольно улыбнулся:

— Можно подумать, у него в ногах пружинки! Видали вы что-нибудь подобное? Он прыгает на пять своих ростов. Если бы я мог подпрыгнуть на такую высоту, то спокойно перескочил бы через ваш сарай!

Эдвина лишь качала головой, очарованная его оживлением, его откровенным желанием произвести на нее впечатление и уговорить остаться с ним. Он был готов на что угодно, лишь бы переломить извечный женский страх перед крысами.

Наконец Мик кивнул Магику, и тот остановился — счастливое беспечное существо, готовое выполнить любой приказ. Хозяин наградил терьера заранее припасенным лакомством — кусочком яблока, хотя это было вовсе не обязательно. Магик и так послушался его с радостью.

Мик понимал, что Винни пропускает его слова мимо ушей — он и сам едва соображал, что говорит. Больше всего ему хотелось сказать: «Не уходи! Побудь со мной! Останься и смотри на меня так, как смотришь сейчас!» Но вместо этого он бубнил как заведенный:

— Этого ловкача крыса умудрилась покусать всего один раз, но он стал только злее...

Он исподтишка следил за Винни. Она оценила старание Mai ика по достоинству, однако с каждой минутой нервничала все сильнее. Ей явно не терпелось убраться отсюда. Она безумно боялась крыс, но не хотела смотреть, как их будут убивать.

И зачем только он притащил Винни в этот сарай? Как будто не знал, чем это кончится...

Впрочем, Мик знал зачем. Ему очень хотелось увидеть уважение у нее на лице. Ведь достаточно было посмотреть, как он готовится к облаве, чтобы понять, какой он мастак в своем деле. Мику осточертела та чушь, которую Винни вколачивала ему в голову. Он хотел продемонстрировать ей свое мастерство и, если угодно, элегантность в том деле, которое знал лучше других. Ха! Элегантный крысолов... Ничего себе, подходящий способ охмурять благородных дам!

Как ни странно, но способ действительно был подходящим. Не раз и не два благородные дамы изъявляли желание наблюдать за облавой с какого-нибудь безопасного насеста, то и дело повизгивая от ужаса или восторга. После чего пригожий крысолов приводил себя в порядок где-нибудь на кухне, и его милостиво приглашали выпить чашечку чаю, за которой следовал бокал кларета... и еше кое-что.

33
{"b":"971","o":1}