ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я сам могу говорить за себя! — вмешался Мик. — И сперва хотел бы как следует разглядеть эти бумажки, приятель! — Он кивнул на пачку банкнот на каминной полке.

Джереми не знал, что и сказать.

Мик пригвоздил его к месту неподвижным, угрожающим взглядом.

Обстановка накалялась с каждой секундой.

Но тут, к счастью, появился Мильтон с горячим чаем.

Пока дворецкий накрывал на стол, Джереми немного успокоился и сел в кресло. Положив руки на набалдашник трости, он обратился к Мику:

— Все видели, куда я положил деньги. Разглядывайте их на здоровье, мистер Тремор! Ах да, чуть не забыл! Мисс Боллаш, нам следует подобрать ему более приличное имя! Например, Майкл Фредерик Эджертон, виконт Тремор. Конечно, такого титула в природе не существует, зато он откликнется, если его назовут Тремором. А для особо любопытных можно придумать отговорку, что он отпрыск какого-то захудалого рода из Корнуолла. Кому какое дело, что творится в последнее время в этой дыре! — И он обратился к Мику: — Майкл?

— Подумаешь, трудность! — презрительно бросил Мик. — Это же мое имя! Майкл Тремор.

— Ну... — Джереми снова посмотрел на брата, как будто желая поделиться с ним своим восторгом. Судя по всему, настроение у господ Ламонт заметно улучшилось. — Он все-таки научился говорить, как это ни удивительно! — Джереми снова обратился к Мику: — Вот и прекрасно. Майкл так Майкл.

Теперь настала очередь Винни.

— Отныне вам следует звать его Майклом, чтобы он успел привыкнуть.

Майкл. Майкл. Почему-то это имя вызвало у Винни смутную грусть. Он столько времени был для нее Миком. Ей будет нелегко думать о нем как о Майкле.

— Пусть он еще что-нибудь скажет. — Это снова Эмиль подал голос. — Велите ему говорить. Я хочу послушать.

Мик медленно повернулся. На миг Винни стало страшно: что он сейчас ляпнет? И она быстро сказала:

— Будьте добры, почитайте нам вслух! — И Эдвина протянула Мику первую попавшуюся книгу.

Он опустился в кресло, хотя явно чувствовал себя оскорбленным. Слава Богу, ему пришлось читать уже знакомый отрывок. Что-то насчет особенностей биологии китов. Его чтение не отличалось совершенством: Мик выговаривал звуки чисто, но делал паузы перед незнакомыми словами.

И тем не менее он выглядел чрезвычайно убедительно.

Винни все труднее было отделаться от странного чувства. Эмиль сказал, что увидел другое существо. И он был прав. С каждым днем родня Мика в Корнуолле, его прежние приятели, его старый акцент все больше напоминали ей сказку. Как будто Мик выдумал это ради забавы. И сейчас перед ней без пяти минут виконт, Майкл Как-Его-Там, путешественник, космополит, настоящий джентльмен и душа общества.

Такой имеет полное право приударить за леди Эдвиной Генриеттой Боллаш, единственной дочерью маркиза Сэссингли. Ах, что за дивная фантазия! Остается только пошарить на заднем дворе в поисках пустой тыквы и мышей, чтобы фея-крестная превратила их в карету и лакеев.

Да, да, хоть бы кто-нибудь превратил для нее крысолова в прекрасного принца!

Тем временем имевшиеся под рукой волшебники молча пялились на Мика, то есть на Майкла, внезапно оборвавшего чтение и захлопнувшего книгу. Он так сжимал в руке толстый том, словно прикидывал, в которого из братьев его запустить.

Эдвина едва успела выхватить книгу у Мика, а Джереми, не в силах усидеть на месте, вскочил и заговорил восторженно, сбивчиво:

— Это было... ну просто... грандиозно, невероятно! Ты представлял себе такое, Эмиль? Ты слышал? Прекрасно, лучше некуда! Ох, я не знаю, что и сказать!

Эмиль решительно встал. Мик тоже поднялся с места. Вроде бы не случилось ничего необычайного. И им больше не о чем спорить. Тем не менее Винни чувствовала, что чем быстрее Ламонты уберутся из ее дома, тем лучше. Она взяла Джереми за руку и предложила его проводить. Эмиль молча пошел следом.

— А вы подождите здесь, — предложила она Мику, стараясь не замечать его раздражения.

И все же он задержал их на пороге, резко спросив:

— В приглашение будет включено и ее имя?

— Я в этом не нуждаюсь, — как можно строже заявила она.

Трое мужчин удивленно уставились на нее. Пришлось объяснить:

— Мне присылают приглашение каждый год. И я вежливо отказываюсь. Ксавье делает это только приличия ради.

— А вы устройте ему сюрприз! — посоветовал Мик. — Возьмите да и явитесь! — И он проникновенно добавил, в надежде сломить ее упрямство: — Винни...

— Винни? — насторожился Эмиль.

— Заткнись! — огрызнулся Мик.

В комнате повисло ледяное молчание. Наконец Эмиль с надменной ухмылкой процедил:

— Вот так дела! Кто бы мог подумать, что...

Он умолк под разъяренным взглядом Мика. Да и кто осмелился бы возражать этому взбесившемуся верзиле?

Во всяком случае, Эмиль не стал испытывать судьбу и лишь развел руками в знак того, что сдается.

— Боже упаси! — вырвалось у него. На языке у этого надменного джентльмена явно вертелась какая-то колкость, но он благоразумно оставил ее при себе и миролюбиво заметил: — Ну что ж, день прошел на редкость удачно, не так ли?

Винни не терпелось выдворить братьев за дверь, она с трудом заставила себя быть вежливой, поблагодарить Джереми за щедрость и заботу и проследить, чтобы близнецы не забыли в передней свои шляпы, трости и перчатки.

Мика она застала в кабинете: он тщательно разглядывал на свет новую банкноту.

— Хорошая, — буркнул он.

Она с облегчением перевела дух. Еще одно доказательство того, насколько сильны были ее собственные страхи. Но она снова встревожилась, когда он сказал:

— Слишком хорошая. У нас с Реццо такие никогда не получались. Невозможно было достать дорогую бумагу.

— Ох, да перестаньте! — Она в сердцах отобрала у него банкноту и положила на место.

— Да разве вы сами не видите, Винни? — поразился он. — Откуда у него столько новых банкнот? Посмотрите: ни одной старой! Фальш-ш-шь! — Он нарочно нажал на согласную в конце слова, как будто выполнял урок.

Винни растерянно смотрела на пачку денег. Ну и что такого? Подумаешь, улика — новые купюры!

— Наш банк постоянно печатает их, и вы это знаете!

— Ну да, а потом вручает целую пачку двум бездельникам, случайно оказавшимся рядом, — просто так, ради интереса!

— Они богачи! Чего, кстати, не скажешь о нас! Зачем нас обманывать?

— Скорее я бы спросил: во что они хотят нас втравить? Что у них на уме?

Это заставило Винни задуматься.

— И что же у них на уме? — переспросила она.

— Не знаю. — Мик раздраженно дернул плечом. — Вы — со всей вашей ученостью. Я — разряженный в пух и прах. На балу так или иначе все выяснится. — Он тоже задумался и добавил: — Винни, я очень хочу, чтобы вы поехали со мной! — Его голос стал мягким, чуть ли не умоляющим: — Не отпускайте меня одного! Вы лучше знаете людей, с которыми мне предстоит встретиться. Мало ли что там случится! Я могу растеряться, а вы наверняка сориентируетесь в обстановке!

Винни подумала и с горечью заявила:

— Нет, не могу. Но если вам так страшно, еще не поздно все отменить. Давайте откажемся от этой затеи.

— Не думаю, что это будет так просто. — Он с сомнением покачал головой. — Я в таких играх не новичок. Они работают на пару: Джереми — добряк, Эмиль — злодей. И если мы пойдем на попятный, нас живо возьмут в оборот. Джереми устроит целый спектакль, он будет рвать на себе волосы и умолять Эмиля нас простить, но тот, конечно, не согласится. Эмиль станет нам угрожать, и даже я не берусь угадать, до чего он додумается. Они потратили на нас слишком много. И отказ обойдется нам недешево.

— Если они позволят себе что-то подобное, вы могли бы... — Она умолкла, не зная, что сказать. Уж не вообразила ли она Мика своим героем? Рыцарем без страха и упрека, повергающим в бегство всякого, кто посмеет ее обидеть?

— Спасибо, — совершенно серьезно поблагодарил ее Мик, словно угадав ее мысли, и уже более благодушно добавил: — Черт побери, конечно, я смогу это сделать! Только не надо спешить. Я хочу стереть их в порошок. Терпеть не могу, когда меня водят за нос и пытаются использовать. Нужно получить их признание и вколотить его им в глотки! — Наградив Винни своей знаменитой полуулыбкой, Мик повторил: — Поедемте со мной! Помогите вывести их на чистую воду!

42
{"b":"971","o":1}