1
2
3
...
60
61
62
...
68

Мик резко повернулся и пошел прочь.

— Постой! Куда ты?

Он решительно направлялся к боковой двери, той самой, через которую один из лакеев только что внес поднос с шампанским. Винни поспешила следом. Мик задержался возле лакея, взял с подноса два бокала и протянул один ей.

— Постой! Куда ты собрался? — повторила она.

— За ним, — коротко ответил Мик, кивнув на другого лакея, чей поднос с шампанским недавно опустел. — Я спущусь на кухню и отыщу слугу, который мог работать здесь все это время. Он наверняка что-то знает о пропавшем внуке!

— Ох, Мик...

Но Мика уже и след простыл. Он просто растворился в анфиладе комнат, тянувшейся вдоль одной из стен бального зала.

А Винни долго стояла в растерянности, вертя в пальцах холодный бокал. Она машинально пригубила шампанское, сделала еще глоток. Вино оказалось очень вкусным. Вдруг она заморгала и прищурилась: кажется, между арками у входа снова мелькнула знакомая фигура. Ей пришлось поднести к глазам пенсне. Да, это был Мик. Только шел он теперь почему-то в другую сторону и нес тарелку с едой.

— Не туда! — окликнула его Винни. — Кухня у тебя за спиной!

Он остановился как вкопанный. Можно было подумать, что Винни застала его врасплох. Но в следующее мгновение губы Мика сложились в небрежную полуулыбку, и он ответил:

— Я решил сначала проведать свой плащ. По-моему, я кое-что в нем забыл!

Его плащ? Винни опешила. Он что, собрался кормить свой плащ?

А Мик всего лишь собрался угостить Фредди. Он вышел в темный безлюдный парк, запустил руку в карман и осторожно достал оттуда свою любимицу. Она все еще выглядела вялой, но дышала глубоко и ровно и явно обрадовалась своему хозяину. Мику удалось раздобыть угощение, о котором мог лишь мечтать любой хорек: кусок паштета из жирной гусиной печенки, приправленный маслом и яйцами. Он даже не пожалел для Фредди бокал шампанского. Больная расправилась с печенкой на удивление быстро. А вот шипучее вино пришлось ей не по вкусу.

— Вот и умница! — Мик был ужасно доволен, что у Фредди появился аппетит. — Вот и молодец! Теперь ты живо поправишься!

Дождавшись, пока зверек насытится и умоется, Мик спрятал Фредди обратно в карман и аккуратно расправил плащ, накинув его себе на руку. Только после этого он вышел на освещенную факелами аллею и направился к дому.

— Чудесный вечер, — добродушно заметил он, проходя мимо лакея, проворно распахнувшего перед ним дверь.

Бедный малый сначала опешил, а потом выпалил со счастливой улыбкой:

— Совершенно верно, милорд!

В гардеробной Мик с неподражаемой миной пробормотал, возвращая плащ:

— Нет, я так и не нашел свою записную книжку. Прости за хлопоты, приятель. Смотри за ним хорошенько!

Еще через полчаса Винни с Миком обсуждали нынешний бал с членом парламента и его супругой, когда их все-таки настигла баронесса Виттинг. Она мчалась к ним на всех парах, призывно размахивая веером, когда член парламента обратился к Мику с вопросом:

— Вы давно в Лондоне, Бартонрид?

— Шесть недель, — не задумываясь, отвечал Мик.

До сих пор все шло как по маслу. Винни внимательно следила за всеми, с кем им приходилось сталкиваться в этот вечер, и ни одна живая душа не заподозрила в Мике самозванца. Напротив: он нравился многим и даже успел обзавестись множеством знакомств.

— Шесть недель? И мы ничего о вас не знали? — Супруга члена парламента кокетливо улыбалась, играя веером. — Где же вы скрывались все это время?

Мик потупился, изображая смущение, и пояснил:

— Леди Боллаш... хм, она, видите ли, занимала практически все мое время...

Винни вскинула на него умоляющий взор. Неужели у него хватит наглости повторить дурацкую выдумку насчет помолвки?

Но это были еще цветочки. Потому что баронесса наконец-то прорвалась через толпу и воскликнула:

— Майкл! — А потом добавила, как будто только что ее увидела: — И Винни!

Супружеская чета вежливо потеснилась, освобождая для нее место в узком кругу.

— Ах, Майкл! — ворковала баронесса. — И Вин! Я рада встретить вас снова! — Она расцеловала их в обе щеки, как близких друзей. И продолжила с лукавой улыбкой: — Винни и Майкл помолвлены! Разве это не чудесно?

— Нет, нет, — вырвалось у Винни.

— Неофициально, — таинственным шепотом сообщила леди Виттинг и подмигнула, ужасно довольная собой.

— Ваша милость, — поинтересовалась супруга члена парламента, — откуда вы приехали?

— Из Парижа, — снова встряла баронесса.

— Как странно, — задумчиво посмотрела на нее первая дама. — Произношение у него совсем не парижское!

— Честно говоря, я не из Парижа! — признался Мик. — Я из Корнуолла. Простите... — Он замялся и, к собственному удивлению, вспомнил, как зовут баронессу: — Бланш! Я позволил себе пошутить!

Ее имя, произнесенное таким бархатным голосом с такими чарующими обертонами, подействовало на леди Виттинг безотказно.

Однако бдительность первой дамы это нисколько не усыпило. Она продолжала допрос:

— Но у вас нет и корнуэльского акцента!

— Вот как! — У Мика и на это нашелся ответ: — Значит, я получил неплохое образование!

Винни слушала его затаив дыхание. Он работал как фокусник, с виртуозной скоростью сплетая полуправду и полуложь в столь искусную сеть, что у окружающих не возникало ни малейших подозрений!

— Где? — не унималась настырная леди.

— Что где? — не понял Мик.

— Где вы получили образование?

— Ну... гм... — Он замялся лишь на миг, изобразив смущение, и выпалил: — Там же, где и Винни!

— В Гиртоне?! Но ведь Гиртон — это женская школа!

— Нет, не в Гиртоне, — с нервным смешком вмешалась Винни. — В Кембридже. Я училась в Гиртоне, когда Майкл кончал заведение Клэйра. Так мы и познакомились, в книжной лавке у Хеффера. Я споткнулась и уронила целую стопку книг, а он помог мне их собрать.

Мик сначала уставился на нее, не веря своим ушам, но тут же с облегчением улыбнулся.

Несколько минут спустя, когда они снова кружились в вальсе, Винни заметила:

— Конец разговора получился весьма забавным. Я вытащила тебя за уши.

— Совершенно верно!

А найдется ли на свете человек, способный вытащить ее? Она танцевала с мужчиной, который мог гордиться своей выдержкой и отвагой и держался в этой блестящей толпе так же непринужденно, как среди своих приятелей в «Быке и бочке». Обаятельный, элегантный. Осенившая Винни догадка заставила ее опять сбиться с шага. Да, теперь она знает, на кого он похож! На Ксавье! Только Мик моложе и красивее. И конечно, гораздо добрее.

Эта догадка всколыхнула в ней новую волну смутной тревоги, однако Винни не подавала виду. Она не хотела разрушать хрупкое очарование этого бала. В перерыве между танцами к ней подошли две подруги. В свое время она нарочно отдалилась от них, считая себя недостойной их общества после унижений, которым ее подвергал Ксавье. Теперь эта щепетильность казалась ей смешной и глупой. Винни с огромным удовольствием возобновила знакомство и узнала обо всем, что случилось с ними за это время.

Мик снова куда-то пропал. Правда, она то и дело замечала его в толпе. Но всякий раз он снова растворялся в пространстве. Под конец Винни решила, что может относиться к их кратким встречам в самых неожиданных местах, как к своеобразной игре «Найди Крысолова». И она с удвоенным азартом принялась высматривать в его новом облике старые привычные черты.

Однако новый Мик явно держал старого под контролем, лишь изредка выпуская его на волю, если поблизости не было любопытных ушей и глаз. Он мог наградить Винни ласковой лукавой полуулыбкой и даже назвать голубой, но уже через секунду надежно спрятаться под личиной лорда Бартонрида. Джентльмена, родившегося на свет за столиком в чайной у Эбернети и продолжавшего свою светскую жизнь с непринужденностью, которой мог бы позавидовать любой маркиз.

Винни поняла, что ее пугает не чрезмерная реальность созданного ею образа английского лорда, а то, что этот лорд на ее глазах обрел собственную жизнь.

61
{"b":"971","o":1}