ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эрл Стенли Гарднер

«Загадка голодной лошади»

Глава 1

Телефонный звонок раздался без пяти восемь вечера. Трубку снял Лью Турлок, которому сообщили, что междугородная вызывает мисс Бетти Турлок.

– Ее нет дома.

Голос в трубке отличался той искусственной нежностью, которая была свойственна лишь телефонисткам большого города, роквильские девушки говорили более естественно. Иногда, конечно, они пытались подражать своим коллегам, но им это плохо удавалось, – наверно, слишком усердствовали.

– Когда она будет? – произнес нежнейший голосок. Лью через плечо оглянулся на жену:

– Бетти не собирается сегодня возвращаться, правда, Милли?

– Она хотела переночевать у Розы-Марии Меллард, – отозвалась жена. – А кто ее спрашивает?

– Междугородная, – ответил Турлок и сказал в трубку: – Ее сегодня не будет.

– А можем мы найти ее по другому телефону?

– Нет, – ответил отец, – там, где она сейчас находится, нет телефона.

Он повесил трубку и принялся изучать «Роквильскую газету».

– Кто бы это мог звонить Бетти? – полюбопытствовала миссис Турлок.

Муж только хмыкнул в ответ.

– Тебе следовало поинтересоваться, кто это был, – настаивала жена, – ведь Бетти глаз не сомкнет, если узнает, что ей звонили из города.

Лью хотел было что-то сказать, но опустил газету и, прислушиваясь к чему-то, наклонил голову.

– В чем дело? – поинтересовалась жена.

– Лошади у Кэльхоуна ведут себя как-то странно: храпят, стучат копытами…

– Знаешь, – отрезала миссис Турлок, – пусть об этом голова болит у Сида Роуена. У нас слишком много своих дел, чтобы беспокоиться о соседских лошадях. Этот Сид совсем обленился. Впрочем, удивляюсь, как тебе удалось что-то расслышать, я, например, ничего такого не заметила.

– Просто мои уши настроены на лошадей, – коротко объяснил муж. – Эта кобыла Лорин Кэльхоун – настоящий динамит. Кажется, она сейчас выломает стену своего стойла.

Полгода назад, в разгар земельного бума, их ближайший сосед продал свою усадьбу богатому брокеру из города, Карлу Карверу Кэльхоуну. Турлок нелегко привыкал к новой ситуации. Кэльхоун приезжал только на уикэнды. А присматривать за имением нанял Сида с женой, причем положил им плату, которая, по твердому убеждению Турлока, в два раза превосходила стоимость услуг любой супружеской пары, а уж что касается Роуенов, то новый сосед переплачивал раза в четыре.

При новом владельце в соседнем имении постоянно что-то менялось. Вместо скота и рабочих лошадей купили чистокровных скаковых коней. Оставили только пару молочных коров и с полдюжины телят. Построили теннисный корт и начали рыть плавательный бассейн.

Сам Кэльхоун вел себя достаточно дружелюбно, хотя и был человеком другого круга. Но, неоднократно говорил Турлок жене, никогда миллионер не станет настоящим соседом.

– Попробуй займи у него чашку риса, – приводил он наглядный пример. – Когда пойдешь отдавать, тебе не улыбнутся со словами: «Не стоит благодарности».

Снова зазвонил телефон.

На этот раз телефонистка междугородной заявила, что разговаривать будут с тем, кто подойдет. Секундой позже в трубке раздался недовольный девичий голос:

– Извините, кто у телефона?

– Лью Турлок.

– Вы ведь отец Бетти, правда?

– Да.

– Послушайте, не могли бы вы кое-что для меня сделать?

– А кто говорит?

– Вы меня не знаете, я – Ирма Джесеп, подруга Лорин Кэльхоун и вашей дочери. Это очень важно, мне надо обязательно поговорить с Бетти, где бы она сейчас ни была.

– Там, где она сейчас, нет телефона.

– Понимаю, а это далеко?

– Шесть или семь миль.

– Послушайте, может быть, вы ей передадите на словах? Или какой-нибудь сосед, у которого есть телефон, зашел бы к ней? Неужели нельзя хоть как-то с ней связаться?

– Ну, полагаю, можно, – неохотно согласился Турлок, – если дело серьезное.

– Очень серьезное. Попросите ее позвонить Ирме Джесеп, номер Тринидад 6273. Сможет она позвонить от соседей?

– Сможет.

– Пусть заказывает разговор за мой счет, с этим проблем не будет. Скажите, что я жду ее звонка, не отходя от телефона.

– Повторите номер еще раз.

В голосе девушки звучало явное недовольство задержкой и тупостью собеседника:

– Это переговорная станция, Тринидад 6273. Скажите ей, что Ирма Джесеп просит немедленно позвонить. Я жду у телефона. Разговор за мой счет, теперь понятно?

– Вполне, – вздохнул Турлок. – До свидания.

– Что там такое? – прокричала из гостиной миссис Турлок, услышав, что муж повесил трубку.

– Какая-то подруга Кэльхоунов, девушка по имени Ирма Джесеп, говорит, что ей надо немедленно поговорить с Бетти по важному делу. Думаю, что речь идет о походе в кино или о чем-нибудь в этом роде. Не понимаю, почему я не заставил ее выложить мне, о чем речь.

– Ты ведь не собираешься отправляться за Бетти?

– Думаю, Джиму Торнтону будет нетрудно пробежаться и попросить девочку позвонить мне. Его дом всего в четверти мили от дома Розы-Марии… Слушай, как по-твоему, что там все-таки происходит с этими лошадями? Думаю, надо пойти взглянуть. Наверно, Сид с женой опять ушли в кино.

– Перестань беспокоиться о чужих лошадях, ты не можешь работать и за себя, и за Сида.

– Ты знаешь номер телефона Джима Торнтона? – спросил Турлок жену.

– Шесть, семь, четыре, гудок, три.

– Порядок.

Он набрал нужный номер и, когда к телефону подошел хозяин, сказал:

– Джим, это Лью Турлок. Неловко тебя беспокоить, но моя Бетти сейчас у Розы-Марии Меллард, а тут ее просят позвонить по междугородной, говорят, что очень важно. Не мог бы ты…

– Уже лечу, сейчас приведу твою дочку.

– Не слишком я тебя обременяю?

– Черт, конечно нет. У меня с ними условная связь. Я прикрепил к стене дома старую фару, она направлена прямо в окно Меллардов. Когда кому-нибудь из них звонят, я просто включаю ее. Иногда они замечают сигнал только через несколько минут, но обычно кто-нибудь прибегает сразу. Чаще всего Роза-Мария. Жаль, что им не поставили телефон – не было свободных номеров. Сейчас включу свет, Лью. Как у тебя дела?

– Помаленьку.

– Не надумал еще продать ту джерсейскую молочную корову? Я знаю одного парня, который хочет купить нескольких породистых коров и готов хорошо заплатить.

– Сколько?

Внезапно Торнтон стал осторожным, он вдруг вспомнил, что они беседуют по местному телефону:

– Помнишь, я говорил тебе, сколько выручил за того гнедого?

– Угу.

– Так этот человек предлагает за корову интересующей его породы на пять долларов меньше.

– Ладно, подумаю. Может, завтра увидимся.

– Хорошо, буду ждать.

Турлок повесил трубку. Не прошло и пяти минут, как раздался звонок.

– Это, должно быть, Бетти, – сказала жена.

Лью отложил газету и неторопливо подошел к аппарату. Когда дочь бывала дома, то всегда сама брала трубку. Сейчас эти хлопоты легли на плечи отца. Сама миссис Турлок телефонных разговоров терпеть не могла, что объясняла просто: «Все звуки там сливаются в невнятное бормотание», но некоторые утверждали, что она прекрасно все слышит, особенно когда дело касается местных сплетен.

– Слушаю, – сказал в трубку Турлок.

На него обрушился шквал слов, которые со всей очевидностью демонстрировали, что говорящая особа нервничает и торопится что-то объяснить, причем жаждет убедиться, что ее объяснению поверили.

– Мистер Турлок, – голос звучал умоляюще, – это Роза-Мария. Бетти сейчас со мной нет. Она придет позже. Что-то случилось, и она ушла уже… ну, некоторое время тому назад. Если вы оставите сообщение, я его обязательно передам.

Лью занервничал и принялся было задавать вопросы, но вспомнил, что разговор идет по местной линии, а там есть кому послушать. Того и гляди пойдут сплетни. Многократно повторенные с должным преувеличением, они быстро наградят его дочь репутацией распущенной девицы, которая, сказав, что переночует у подруги, сама в это время…

1
{"b":"9717","o":1}