ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я уже насытился женщинами, Эдвард. Мне нужен мой плащ. – Адриан оглянулся на слугу. – Его принесут?

Сделав два мелких шажка, министр преградил Адриану дорогу.

– Что ты упрямишься? – укорил он. – Ты создан для этого. Мне нужно, чтобы ты сделал это. – Старик выложил главный, по его мнению, козырь: – Говорят, эта шпионка столь же распутна, сколь красива. Настоящая шлюха.

– Возможно, вас это и удивит, – ответил Адриан, – но мне не хочется сходиться с этой женщиной.

– Но ты же можешь это сделать. Ты не застенчив.

– Так вы об этом просите меня? – усмехнулся Адриан. И совершил ошибку. Лицо старика радостно вспыхнуло, ему удалось завязать дискуссию.

– Помнишь шпионку-француженку, о которой я говорил тебе у Хейверингов? Которая утверждала, что некий англичанин спасает французов из тюрем? Никто не знает, что с ней стало. Французы тоже потеряли ее след. И попросили – нет, потребовали – найти ее и того безумца, который страивает побеги из тюрем. Они утверждают, что он англичанин, в чем я лично сомневаюсь. Я хочу, чтобы ты отправился во Францию, выследил эту женщину и выяснил, что ей известно. А потом унизил власти новоявленной республики, изловив этого безумца раньше, чем это сделают они. Ну что, я тебя поймал? Вижу, тебя это заинтересовало. Ты создан для этого! Этот ненормальный работает в тех районах Франции, где ты часто бывал. Не понимаю, почему я не вспомнил о тебе раньше.

Адриан хмуро улыбнулся. Определенно это шутка. Ведь он и был этим безумцем, спасающим из тюрем французов. Неужели ему поручают найти самого себя?

– Видишь ли, – продолжал министр, – французы считают, что сейчас их шпионка по какой-то причине защищает этого безумца. – Старик фыркнул. – Они любое дело превращают в l'amour.

Он произнес это как la mort – смерть. Адриан заморгал. Клейборн вечно переиначивал на английский манер любые французские слова. Но в эту минуту от неправильного произношения старика у Адриана засосало под ложечкой. Все происходящее казалось нереальным. Он снова плюхнулся на диван.

– Ну что, я поймал тебя на крючок?

Снова у Адриана появилось странное ощущение. Старик что-то пронюхал. Такое изощренное наказание за действия без его позволения мог придумать только он. Адриан ждал, что его тут же выставят вон, но этого не случилось.

Всю ночь Клейборн пункт за пунктом объяснял свою затею.

Война между Англией и Францией витает в воздухе. Отношения между странами напряженные, но никто не торопится объявлять войну, не подсчитав всех преимуществ. Французов исчезновение узников нервировало гораздо больше, чем думал Адриан. Они назначили награду за информацию, которая поможет поймать негодяя, и усилили охрану в тюрьмах. Похоже, спасать арестантов станет значительно труднее.

Англию, во всяком случае, ее министра иностранных дел, столь же печалило, что какой-то безумец, размахивая английским флагом, вмешивается в политику французских властей. «Это нарушает хрупкое равновесие между странами, стремящимися избежать войны», – заявил министр.

Была еще французская шпионка, за которую Адриан и его товарищи ошибочно приняли Кристину Пинн. Никто не знал, где она и что ей известно. Это особенно беспокоило Адриана. Похоже, того, что знает неуловимая незнакомка, достаточно, чтобы во Франции его арестовали. А в Англии? Устроят выговор?

Все это было крайне неприятно. Адриан не мог понять, почему ему не устраивают скандал за самодеятельность, а отправляют на поиски самого себя. Но весь ужас положения дошел до него только в конце встречи.

Министр начал перекладывать бумаги на столе, словно соображал, не пропустил ли чего. Адриан держал в руках карты, схемы, поддельное удостоверение личности, даже чек Парижского банка, куда ему переведут деньги. Старик тем временем один за другим выдвигал ящики стола.

– Вот. – Наконец он вытащил что-то и подал Адриану.

– Что это?

Это был женский шарф. Красный шелк очень хорошего качества. Адриан потер ткань между пальцами и машинально поднес к носу. В ноздри ударил густой мускусный запах женских духов. Слишком сильный и откровенный, он задевал, как бесстыдная улыбка приставучей шлюхи.

– Запах вульгарный, но приятный? – Клейборн улыбнулся, требуя подтверждения.

– Приятный, – ответил Адриан. – И что мне делать с этим шарфом?

– Сунь в карман. Запомни запах.

– Чей он?

– Исчезнувшей француженки. Это все, что мы нашли, когда добрались до ее жилища в Лондоне. – Министр вздохнул. – У меня есть смутное подозрение, что мы распутаем весь клубок, если найдем эту женщину.

– Думаете, она знает англичанина, которого вы ищете?

– В коротком письме во Францию, которое мы перехватили, она сообщала, что знает. И больше никаких подробностей. Она исчезла раньше, чем мы успели схватить ее.

– Как узнать, что я нашел именно ее?

– Во-первых, от нее будет пахнуть этими духами. – Министр указал на шарф. – Мы не располагаем ее словесным портретом. Я и не рассчитываю найти ее. У нас нет достаточных улик. Я просто заронил эту идею в твою голову на тот случай, если француженка сама найдет тебя.

– Понятно. – Адриан сунул шарф в карман сюртука. Он машинально ласкал его, перебирая пальцами комок шелка. Мускусный запах все еще витал в воздухе, завораживая и гипнотизируя.

Клейборн начал собирать вещи. Адриан тоже встал, прихватив стоявшую на столике шкатулку. Масляные лампы погасли.

– Едешь? – услышал он донесшийся из темноты голос старика.

– Я заберу это. – Адриан сунул под мышку дедову шкатулку.

Вряд ли это отменяло угрозу Клейборна. Адриану шкатулка была нужна как материальное напоминание, что деда необходимо вывезти из Франции, подальше от опасности. А потом уж он решит, что делать с «безумцем, крадущим узников из тюрем».

– Этот ваш безумец, что с ним делать, когда я его найду? – спросил Адриан и отвел взгляд.

– Когда ты его поймаешь, извести меня, Я распоряжусь о его судьбе.

В этом «распоряжусь» чувствовался холодок смерти.

– Я не собираюсь никого убивать, – сказал Адриан.

– Я и не прошу тебя об этом. Предоставь это мне.

– Значит, вы намереваетесь убить его?

Нет ответа.

– А что, если он станет сотрудничать? – подсказал Адриан. – И даже перейдет под ваше… руководство?

Они подошли к двери. Рассветные лучи ярко высветили щуплую фигуру старого министра. Казалось, он обдумывает слова Адриана.

– Не думаю, – ответил Клейборн. Он снова задумался, потом добавил: – Если ты сможешь его в этом убедить, пожалуйста, привези ко мне живым и невредимым. Я с удовольствием поговорю с этим человеком. – Старик вздохнул. – Какой изворотливый ум! Он чем-то напоминает меня. Я с удовольствием навещу его. – Выйдя из заброшенного дома. Клейборн, обернувшись, договорил: – Прежде чем повешу.

– Повесите? – Адриан удивился собственному спокойствию. Он быстро пошел за Клейборном. – Как вы можете его повестить? Он не совершил ничего непростительного.

Поблизости стояла карета старого министра. У распахнутой дверцы ждал Грегори. Ни возницы, ни лакея. Старик сел в карету и высунул голову.

– Аплодирую твоему гуманизму, но ты должен усвоить суровые уроки, если хочешь серьезно заниматься этим делом. Во-первых, никогда не верь обещаниям. Этот человек, будь он англичанин, француз, да хоть венгр, будет опорочен и повешен. И во-вторых, власть и хорошая репутация позволяют человеку осуществлять свои желания. Я поймаю этого безумца в интересах английской дипломатии, а повешу в своих собственных интересах. С моей репутацией, которую я заработал колоссальным трудом, никто не поверит, что я руководствовался эгоистическими мотивами. Когда я скажу, что этот безумец изменник, предатель и враг Англии, мне поверят.

Старик откашлялся, а потом немного печально добавил:

– Мой юный друг, если ты не переменишь своих принципов, то навсегда останешься жертвой собственной репутации. Твои добрые дела, если таковые будут, дурно истолкуют, правдивые слова сочтут ложью. Храни тебя Господь. Спокойной ночи.

15
{"b":"972","o":1}