ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кристина набрала в грудь воздуха и невольно сжала руки в кулаки. Кровь, казалось, отхлынула от лица к ладоням. Кристина была очень раздосадована действиями Адриана, собственной реакцией и, черт побери, этим проклятым запахом. Граф являл собой олицетворение плотских утех.

– Отдайте мне письмо, – сказала она. – Это моя личная корреспонденция.

Но Адриан отвернулся, подняв длинную руку, чтобы Кристина не могла дотянуться до записки, и начал читать.

Сначала на его лице отразилось чистое упрямство, аристократическая уверенность, что ему никто не может указывать. Потом его взгляд скользнул по низу листа.

– О Господи! – рассмеялся он. – Бедный мистер Пинн! Но вам для этого понадобятся деньги. – Адриан взглянул на Кристину поверх листка бумаги. – Вам нужна ссуда? – Потом с неудовольствием спросил: – Что это? Здесь, в конце?

– Я хочу собрать о Ричарде некоторые сведения.

– А постскриптум?

– Вы сами можете его прочитать. Похоже, Адриан встревожился.

– И эти люди, – он снова посмотрел в письмо, – Майсен и Уэллер сделают это для вас?

– Без сомнения.

– И часто вы действуете так откровенно?

Судя по всему, она удивила графа, в его голосе зазвучало беспокойство. Это хорошо, подумала Кристина. Не все ему шокировать и расстраивать ее.

– Нет, – ответила она. – Но мой отец очень бдителен, когда речь заходит об имущественных делах. Он забраковал трех женихов, прежде чем остановился на Ричарде. И ко дню моей свадьбы точно знал, когда его зять получит титул, учел каждый шиллинг и квадратный метр имущества, которое в свое время перейдет к Ричарду. Он знал условия обладания собственностью и порядок наследования земельных владений и денежных сумм и досконально выяснил, что между Ричардом и наследством не стоит никто, кроме его отца. Я вышла за Ричарда, пожалуй, потому, что была очарована им. Но мой отец благословил этот брак только из-за того, что его внуки будут титулованы и богаты. С его точки зрения, меня вручили мужу на лучших условиях, как подарок, аккуратно перевязанный шелковой ленточкой… – Кристина набрала в грудь воздуха, чтобы продолжить, но закончила фразу тяжелым вздохом.

Она услышала в собственном голосе воинственность. Этот чертов граф вынудил ее оправдываться. И почувствовать себя простолюдинкой.

– Звучит довольно грубо, правда? – откровенно спросила Кристина. – Но я намерена заняться этим и выяснить, почему ленточка со стороны Ричарда немного развязалась. Как говорится, знай врага своего или по крайней мере выясни, каковы его интересы.

– А заодно и мои. Меня будут изучать в качестве врага или потенциального мужа?

– Ни то ни другое. Это простое любопытство. – Но она задела его, Кристина видела это по его лицу. Она попросила навести справки о графе, а у него было что скрывать. – Короткие встречи в лесу… Разговоры, главным образом по-французски… Думаю, я имею право знать… – Она опустила глаза и, не понимая, откуда берется храбрость, добавила: – Но если вы всерьез говорили о ссуде, я могу ею воспользоваться…

– Но без последней строчки. Возьмите перо и вычеркните постскриптум.

На мгновение Кристине показалось, что она ослышалась. Неужели граф действительно собирается одолжить ей деньги? Неужто осторожные расспросы о нем наводят на него такой ужас? Что именно он скрывает? Взяв перо, Кристина вычеркнула в письме последнее предложение.

– Пожалуйста. Почему это вас так расстроило?

– Это любого расстроит. Похоже, Ричарда ждет сильный удар.

– Вы знаете Ричарда?

– Весьма поверхностно. Он проигрывает. Не знаю, как много, но я видел его в игорных домах Лондона.

– А вы?

Адриан искоса взглянул на нее.

– У меня тоже случаются проигрыши. И вы – один из них.

– Неужели вам не приходило в голову, что я могу помочь?

– Мне? – Адриан был удивлен. – Вы не сможете помочь. Только не вызывайте ко мне интереса в кругах юристов, адвокатов и… осведомителей. Я ссужу вам столько, сколько захотите.

– Это похоже на шантаж.

– Так и есть.

– Тогда мне ничего не нужно.

– Где же вы получите деньги? – спросил он, взглянув на нее.

– У отца.

– И что он захочет взамен?

Она поняла, что Адриан имел в виду.

– А что захотите вы?

Он рассмеялся.

– Ничего. Сколько вам нужно?

– Для начала сто фунтов.

– Я подпишу чек днем. Вернете, когда сможете.

Кристина не верила, что он говорит о ссуде. И так легко. Адриан вернул ей письмо.

– Вы должны остаться. – Он провел рукой по волосам и оглядел комнату, словно только сейчас сообразил, где находится. – Я уезжаю. Ведь причина в этом? В моем пребывании здесь? – Он взглянул на нее.

– Куда вы едете?

Он вздохнул и беспомощно развел руками:

– Снова во Францию. В чертову Францию. – Потом упал в стоявшее напротив кресло. – Вы не возражаете, если я тут немного побуду?

Кристина нахмурилась, не зная, как поступить. Не выставлять же его из комнаты.

– Зачем?

– Меня тут никто не потревожит.

Адриан был не просто встревожен, он выглядел измученным. И очень удобно устроился в кресле. Кристина не хотела усложнять отношения.

– Хорошо. Мне осталось упаковать мелочи, – сказала она, но не шевельнулась.

Ссутулившись в кресле и вытянув ноги, Адриан пристально смотрел на нее. Кристина боялась двинуться с места. Все, что ей нужно забрать – перчатки, шляпу, ночную сорочку, – лежало в спальне. Но она боялась пройти мимо Адриана, боялась подойти ближе, боялась, что он последует за ней. И даже если он этого не сделает, она все равно будет неотступно думать о нем.

Граф первый нарушил молчание.

– Ваши волосы, – сказал он, – я никогда не видел такого цвета. – Он на мгновение задумался. – Знаете, когда я болел, мне постоянно грезилась незнакомая женщина. Мне давали опиум, и, наверное, он навеял мне этот образ. Незнакомка смеялась надо мной. Я спрашивал ее имя, но она не отвечала. Всякий раз она только улыбалась. – Адриан сделал небольшую паузу. – Когда лекарство отменили, я призвал на помощь фантазию. Без опиума это получалось даже лучше. В мечтах я занимался с незнакомкой любовью. Я привык, лежа в постели, вызывать ее образ, позволил ему завладеть моим умом. Это помогло мне выжить. – Граф снова замолчал, потом удивленно покачал головой. – Она как две капли воды походила на вас. Я не могу этого объяснить, но она выглядела точно так же. Вероятно, поэтому всякий раз я захожу с вами в тупик. Когда я вижу вас, меня порой охватывает жуткое чувство, что я вызвал вас к жизни своими фантазиями. Мне хочется прикоснуться к вам, чтобы убедиться, что вы настоящая.

Кровь бросилась Кристине в лицо. Она опустила голову. Это маленькое откровение смутило ее и необычайно польстило. Надо бы объяснить ему, какую забавную шутку сыграла с ним его память… Но Адриан, махнув рукой, уже оставил этот разговор.

– Простите, – сменил он тему, – хозяин дома не снабдил вас бренди? Иногда ставят бутылочку в спальне.

– Я могу послать за ним.

– Нет, только не это! – Граф деланно округлил глаза. – Не хочу, чтобы узнали, где я. – Потом искоса взглянул на нее. – Вы не возражаете, если я посплю?

Возражала она или нет, но Адриан поднялся на ноги и принялся помешивать угли в камине.

Кристина взглянула на полуоткрытую дверь. Последний чемодан стоял рядом с ней. Письмо лежало на столе. Ночная рубашка, книжка, шляпа, перчатки – в соседней комнате Кристина чувствовала, как гостиная наполняется жаром, но Адриан все помешивал угли в камине. Наконец запылало пламя. Скоро подадут карету. Но Кристина стояла как зачарованная. Граф, растрепанный, уставший, прячется в собственном доме. И Кристина стала его прибежищем и приютом. Она была им и раньше, в опиумных грезах, даже не зная об этом. Ей хотелось отделаться от этих мыслей, но она не могла.

Адриан бросил сюртук и жилет на диван и растянулся перед камином. Слишком близко, подумала Кристина.

– Мне нужно забрать вещи, – поколебавшись, сказала она.

17
{"b":"972","o":1}