ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Возьми, – сказал он, повесив халат Кристины на руку Адриану. – Он ей понадобится. Ночь холодная.

Казалось, это ничуть не смутило Адриана. Взяв халат, он вошел в дом и стал подниматься по лестнице.

Но Кристина не могла отвести глаз от скомканной ткани.

– В мои комнаты, – сказала она, когда Адриан свернул к себе.

– Что?

– Я хочу в свои комнаты.

– Только со мной.

– Конечно, с тобой, – улыбнулась она. Он молча понес ее на следующий этаж.

Более того, когда в спальне ей захотелось сохранить дистанцию, он позволил это. Пятнадцать минут они не тревожили друг друга. Между ними не было ничего, кроме дружеского спокойствия, способности побыть наедине с собой в присутствии другого.

Сев на подоконник, Кристина выглянула в окно. Позади нее послышался шум: Адриан плескался в тазу, стоявшем у ее кровати. Она накинула на плечи одеяло. В камине разгорался огонь. Внизу было темно, но в свете луны можно было разглядеть тени деревьев. И Томаса, который лежал на траве, потягивая бренди и созерцая звезды.

Глава 13

В дверь тихо постучали, это принесли завтрак. Стук испугал Кристину, но Адриан не шевельнулся. Кристина взяла со столика у двери поднос. На нем была только одна чашка, но больший, чем обычно, чайник. Традиционные хлеб и джем. И молоко, которое она не пила. Тактично, подумала она. Внизу все знали. Никто откровенно не демонстрировал этого, но доказательства стояли на подносе.

Кристина, закутавшись в одеяло, откусывала намазанный джемом ломтик хлеба и запивала его чаем. Кроме одеяла на ней ничего не было. Рядом с ней спал Адриан в рубашке из дорогого шелка. Рукава и застежка отделаны пышным кружевом, края подшиты тонкими стежками. Кристина улыбнулась. Ее интересовали детали его одежды, все связанное с ним было для нее источником удовольствия. Каждый факт, каждое открытие очаровывали ее. Она собирала свои наблюдения как настоящие драгоценности. Какое наслаждение изучать его, рассматривать так близко. Это глупо, неправильно, думала Кристина, но испытывала подлинную радость от того, что он в ее постели. Она чувствовала себя ребенком, которому на Рождество сделали необычный, невероятный подарок.

Небритое лицо Адриана было спокойным и безмятежным, но под глазами залегли тени. Его смуглая нагота удивительно контрастировала с ее белой кожей. Длинные изящные пальцы. На одном тяжелое золотое кольцо с резным камнем – личная печать.

Распахнутые полы рубашки открывали плоский живот. Ночью Кристина почувствовала завитки волос на его груди. Но теперь набралась смелости и взглянула ниже. Волосы сбегали по животу узкой полосой и прерывались… шрамом. Живот был мускулистый, бедра узкие. Прекрасной физической форме Адриана позавидовал бы и мужчина гораздо моложе его. Охота, теннис, танцы, верховая езда шли ему на пользу. Должно быть, отчасти поэтому он выжил три года назад во Франции. Но было в этом что-то уникальное. Любой другой умер бы тогда от потери крови и инфекции. А он даже после тяжелейшей травмы пышет здоровьем.

Кристина провела рукой по шраму. Пальцы едва касались кожи, но мышцы графа вдруг напряглись. Вздохнув, Адриан поймал ее руку.

– Что ты делаешь?

– Смотрю на тебя.

Он рассмеялся.

– Смотришь на меня? – повторил он. – Почему?

– Потому что ты красивый.

Адриан снова рассмеялся, теперь уже немного неловко. Он, казалось, смутился.

– Мужчина не может быть красивым.

– А ты красивый.

Казалось, Адриан не знал, как это воспринять, но рассмеялся. Он казался сонным, обычная гладкая речь еще не вернулась к нему, и это было приятно. Кристине нравилось новое открытие: оказывается, он может быть безоружным хотя бы на мгновение и свободным от своего бесконечного самообладания.

– Ты совершенен, – сказала она, – как статуя.

Она не могла отвести глаз от шрама. Он кривой линией огибал его тело от лопатки, под рукой, через живот на бедро, становясь толще.

– Какой ужас, – пробормотала она. – Расскажи, как это случилось.

Адриан пожал плечами:

– Рассказывать, собственно, нечего. Разъяренная голодная толпа вытащила нас на улицу и, бросив в пыль, грабила дом. Нас не слишком мучили. Мне надо было вести себя тихо, а я вместо этого плюнул в одного из них. Глупо, конечно. Вот он и перерезал меня пополам.

– Плюнул?

– Это единственное, что я мог сделать, лежа в ночной рубашке, связанный шнурком от штор. – Адриан рассмеялся. – Глупо, правда? Но я тогда не мог сдержаться. – Он погладил Кристи ну по щеке и притянул к себе.

– Нужно вставать, – улыбнулась она. – Не можем же мы весь день…

Адриан чуть поднял брови и улыбнулся, давая понять, что не видит в этом ничего дурного. Он поцеловал ее с легкостью и неторопливой удовлетворенностью. Его руки гладили ее спину. Потом он оказался сверху, стараясь освободиться от мешающих простыней и одеял.

Кристина уцепилась за них. Адриан с озорством тянул за простыни.

– Без них ты гораздо красивее.

– И больше смущаюсь. – Кристина одержала временную победу. – Ричард как-то сказал, что только шлюхи занимаются любовью без одежды. За дополнительную плату. Ты считаешь, это правда?

– Чем больше я слышу об этом Ричарде, тем меньше он мне нравится.

Кристина засмеялась.

– И все-таки это правда? Про дополнительную плату?

Адриан сел, накинув на плечи простыню.

– Не знаю, – покачав головой, улыбнулся он. – Я со шлюхами дел не имел. А Ричард с ними знается?

– Этот педант? – Кристина рассмеялась открытым радостным смехом, как давно не смеялась. – Этот напыщенный, самодовольный ханжа?!

Ее смех оборвался. Адриан рассматривал ее наготу. Потом ко взгляду присоединились руки. Странно, но после всех страхов и тревог Кристина поняла, что абсолютно ему доверяет. Это было физическое доверие, не имевшее ничего общего с клятвами и обещаниями. Ее тело было открыто для него. Она могла позволить ему все, ничего не стесняясь.

– Что теперь? – пробормотала она и указала взглядом на дверь. – Все прекрасно, но когда принесли чай…в конце концов нам придется открыть дверь. – Казалось, Адриан не понимает, о чем речь. – Знаешь, это не так просто.

– Давай не будем снова обсуждать «положение графской любовницы».

– Я не любовница.

– А я думаю, что любовница, – улыбнулся он.

– Я пытаюсь объяснить тебе обратное.

– Прекрасно. – На его лице появилась напускная серьезность. – Уверен, ты права. А теперь повернись на минутку.

Адриан коснулся ее бедер. Он умел обращаться с женским телом.

– Нет, – пробормотала Кристина. – Ох… – Она вздохнула. – Адриан… Ооо!.. Я не могу… Ах! Я не могу думать, когда ты это делаешь.

– Вот и хорошо, – пробормотал он. Он перевернул ее на живот и поднялся.

– Боже милостивый! Что ты делаешь? – смеясь, сопротивлялась она.

У него вырвался властный звук. Его тело изогнулось над ней.

– Прекрати! – уже серьезнее вскрикнула Кристина.

Адриан мгновенно отпрянул. Она повернулась. И увидела перед собой оскорбленного мужчину. Словно ему сделали выговор за сексуальные извращения.

Он помолчал, потом сказал:

– Я бы не причинил тебе боли.

– Знаю. – Кристина коснулась его щеки, потом покачала головой и отвела взгляд. – Нет, мы оба знаем, что в конечном итоге мне было бы больно.

Он этого не отрицал. Для графа без наследников дочь юриста не может быть любовью до гробовой доски. Именно поэтому Кристина так боялась вступать с ним в связь, ее окончание легко было предвидеть.

– Кристина… – начал Адриан, словно в объяснениях и обещаниях была необходимость. Потом вздохнул и встал с кровати. – Где чай?

– Здесь.

В маленькой спальне повеяло холодком.

– А молоко?

– Разумеется, принесли, – фыркнула она в ответ. – В маленьком молочнике. Кстати, принесли только одну чашку.

Налив себе чаю, Адриан вернулся к кровати. Матрас прогнулся, когда он, сев, прислонился к спинке.

Кристина медленно съехала к нему. Ей пришлось приложить усилия, чтобы отодвинуться.

23
{"b":"972","o":1}