A
A
1
2
3
...
26
27
28
...
72

– Не знаю. Он и наукой увлекается, выводит новые сорта роз. – И это только малая часть увлечений Адриана, подумала Кристина.

– Он занятой человек?

– Пожалуй, да.

– Но, как я понимаю, не настолько, чтобы ты не виделась с ним? Мне говорили, что ты его любимая спутница.

Кристина не ответила. Но адвокат дал ей понять, что безнаказанной она не уйдет.

– Я видел твой багаж. Куда ты собираешься?

– В Лондон.

Отец сердито нахмурился.

– Не сообщив мне? Ты собралась в Лондон, не сказав мне ни слова?

– Я собиралась навестить тебя, папа.

– Навестить! – фыркнул в ответ Уинчелл. Несколько минут он разглядывал дочь, но потом, похоже, оставил эту тему. Подойдя к полкам, он поставил книгу на место и через плечо бросил: – Меня назначили судьей Королевской скамьи. – Он объявил это апатично, без всякой радости.

– Ой, папа, это же замечательно. Я так рада за тебя. – Кристина бросилась к нему, но это не было моментом единения.

– Да, – рассеянно проронил отец.

– И когда ты приступаешь?

– В следующем месяце. Мне нужно передать одно дело в суд и проследить, кому поручат остальные. Я хочу остаться подольше, чтобы поставить во главе конторы своего человека. – Отец жалостно посмотрел на нее. – Если я правильно себя поведу, то будет еще пара привилегий.

Этим окольным намеком он дал понять, что они приближаются к теме ее неудавшегося замужества.

– Ох, папа, прости. С твоей точки зрения, – Кристина опустила голову, – я самое горькое твое разочарование…

Она хотела продолжить и, если понадобится, защитить себя. Но отцовский смех со знакомыми теплыми нотками остановил ее.

– Ты меня не разочаровала. – Он мягко коснулся ее руки. – Просто я злился на весь мир, что он не способен оценить тебя. – Отец поцеловал ее в макушку. – А мне ты дорога, запомни это.

Этот семейный тет-а-тет длился только полчаса. Он кончился тем, что Уинчелл Бауэр с беспрецедентной кротостью посоветовал дочери поступать так, как она считает нужным.

Тут появился слуга и проводил их в гостиную. Адриан ждал их.

На нем был официальный костюм, который Кристина уже видела. На левой стороне сюртука красовались орденские ленточки. Адриан оделся, чтобы произвести впечатление, но еще более впечатляющими оказались его слова. Ему нужно проводить принцессу Анну, племянницу короля и кузину принца Уэльского. Она остановилась здесь на прошлой неделе. Это было сказано между делом. Кристина наблюдала за отцом и Адрианом с нарастающим любопытством. Адриан Хант демонстрировал свой шарм. Он выставил его напоказ, точно так же, как ордена на груди. Прекрасные манеры. Уважительное внимание. Уникальный набор улыбок и неотразимая сердечность. Ловкостью и обаянием Адриан Хант покорил ее отца. Сначала фигурально, а потом и буквально: он пригласил Бауэра проехать в Лондон в графской карете.

– С удовольствием, – последовал ответ.

В карете Кристина продолжила свои наблюдения. Щеголяя учтивостью и любезностью, отец и Адриан уважительно кивали друг другу, обнаруживая общие интересы и заботы. Они поладили, и дальше будет только лучше. Как удивительно, подумала она. Но тут же сообразила, что удивляться нечему. По той же самой причине она оказалась беспомощной перед Адрианом Хантом: в нем было все, к чему научил ее стремиться отец.

Развод в судебной палате оказался простой формальностью. Ричард был язвителен, несчастен и неразговорчив. Кристина его не винила. Она взяла над ним верх. Он казался неуклюжим, но, вероятно, от соседства с Адрианом. Бледная красота Ричарда казалась анемичной, его слова и манеры – то педантичными, то бестактными. Это был человек без характера, без цели, без самообладания.

Постановление было составлено так, как пожелала Кристина. Она разводится, потому что муж считает ее бесплодие достаточной причиной для расторжения брака. Она удивила всех, решив открыть правду. Теперь все было кончено.

Все встали. Кристина поднялась, Адриан отодвинул ее стул. Когда она повернулась, Ричард взял ее за руку. В его голосе были боль и горечь:

– Ты просто светишься. Замужем ты никогда так хорошо не выглядела. Грех тебе к лицу.

– Ричард…

– В свое время нужно было сделать тебе другое предложение…

Трость Адриана уперлась Ричарду в грудь. Судья кашлянул. Адвокаты отступили.

Ричард медленно отпустил руку Кристины. Его рот скривился в презрительной усмешке.

– Игрушка лорда…

Трость Адриана с размаху ударила его в челюсть. Кристина услышала, как у Ричарда клацнули зубы.

Прижав руку ко рту, Ричард тихо выругался. Прикушенный язык кровоточил.

– Не открывайте рот там, где могут возникнуть неприятности, – посоветовал Адриан. – Ты готова? – Он взглянул на Кристину и пренебрежительно повернулся спиной к Ричарду.

Ричард, как последний болван, попался на эту уловку. Он схватил Адриана за плечи. Дальше все произошло молниеносно.

Мгновенно повернувшись, Адриан стряхнул руки Ричарда. Удар локтем, кулаком, коленом, и Ричард распростерся на полу.

Адриан, поставив ногу Ричарду на живот, наклонился над противником и, подсунув золотой набалдашник трости под его галстук, потянул вверх. Ричард схватился руками за горло, оттягивая душившую его ткань.

– Если вы желаете драться, – сказал Адриан, – я всегда в вашем распоряжении. С удовольствием сверну вам шею. – Он подтянул Ричарда ближе. – Так что держитесь подальше от этой леди. Она для вас недоступна. Вы поняли?

Ричард кивнул:

– Хорошо.

Адриан выдернул трость, и голова Ричарда ударилась об пол.

Кристина съежилась. Хуже этого для Ричарда ничего не могло быть. Адриан унизил его. На людях! Вероятно, Ричард этого заслуживал, но Кристина все же немного испугалась. Граф откровенно и умышленно поставил сына баронета на место.

Никто не подошел к Ричарду и не помог ему подняться. С трудом встав, он, как обиженный школьник, у которого из всей защиты остались только оскорбления, пробормотал:

– Поганый подонок…

Адриан смотрел на него, ожидая нового вызова. Вызова не последовало, Адриан взял со стола шляпу и перчатки.

– Ошибаетесь, я гораздо хуже, – повернулся он к Ричарду. – И если вы снова приблизитесь к ней, то узнаете, каков я на самом деле.

Властно обняв за талию, Адриан повел Кристину к дверям.

– Кристина, – окликнул ее Ричард.

Она обернулась. Он склонился над столом, его лицо пылало от гнева и унижения.

– Ты не всегда будешь недоступна, – сказал Ричард и бросил нервный взгляд на стоящего рядом с ней Адриана. – Через полгода я, да и любой другой сможет пообщаться, – последнее слово неожиданно приобрело похотливый смысл, – с тобой. Когда угодно и где угодно. О нем идет дурная слава…

Кристине пришлось преградить Адриану дорогу.

– Это всего лишь слова, – пробормотала она и потащила его из комнаты.

Адриан кипел от злости.

– Это пустяки, – настаивала Кристина.

– Он опасен. Он хотел обидеть тебя.

– Нет. Не забывай, я прожила с ним три года. Он умеет говорить гадости, но ни разу меня и пальцем не тронул.

– Зато он тронул меня!

– После того как ты спровоцировал его. – Кристина не могла скрыть неодобрения. – И довольно скверно, могу добавить.

– Прекрасно. Оказывается, это я виноват, что твой муж набросился на меня.

– Мой бывший муж. Который меня нисколько не интересует. Но мне неприятно видеть тебя таким высокомерным…

– Высокомерным?

Начал накрапывать дождь. Адриан и Кристина укрылись под козырьком здания. Карета ждала их на улице.

– Да, высокомерным. Ты можешь быть таким неприятным…

– Ты хочешь, чтобы Ричард мне нравился?

– Нет. Я хочу, чтобы мне нравился ты. А мне не нравится, когда ты относишься к людям с презрением.

– Я действительно презираю Ричарда. Но не из-за разницы в социальном положении. Он осел.

– Твой титул давит на него…

– Потому что он ограниченный человек.

– И ты этим воспользовался.

Адриан, взяв ее за руку, повернул к себе.

27
{"b":"972","o":1}