ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее ответом был сердитый взгляд и плотно сжатые губы. Адриан медленно провел большим пальцем по глубокой ложбинке на груди, потом по животу. Кристина снова начала вырываться. Она пыталась приподняться на локтях, но большие мягкие подушки не давали опоры. Огромный живот мешал обрести равновесие. Лежавшая на ее бедре нога Адриана не позволяла откатиться в сторону.

После недолгих бесплодных усилий Кристина, охнув, снова откинулась на спину. Ее волосы скользнули по пальцам Адриана, колыхавшаяся грудь задела его руку.

– Я тебя ненавижу, – задыхаясь, прошептала Кристина.

Но Адриан продолжал нежно бороться с ней, стремясь к удовольствиям, которые надеялся получить позднее. Это была самая эффективная тактика: позволить Кристине выпустить пар, а потом спикировать на усталую возбужденную женщину…

Адриан снова поцеловал ее и предался воображению: юбки задраны, его рука находит ее нагое бедро… В глубине души он удовлетворенно застонал и сильнее прижался торсом к ее мягкой груди.

Кристина явно почувствовала серьезность его намерений. Ее маленькие кулачки отчаянно и бессмысленно забарабанили по нему. Так птицы прилагают безумные усилия, чтобы защитить гнездо от крупного хищника. Адриан поймал ее взлетающие руки. Кристина сердито заворчала. Он прижал ее своим весом.

Тут был один деликатный момент: Адриан не хотел причинить вреда ей или ребенку. Младенец присоединился к отчаянным движениям матери. На минуту Адриан позволил себе удовольствие почувствовать это. Его ребенок двигался между ними в ее животе.

Адриан начал расстегивать ее одежду. У Кристины перехватило дыхание, из горла вырывались сдавленные звуки. В ее сопротивлении появился эротический оттенок. Она пыталась остаться на плаву, погружаясь в болото наслаждения. Кристина застонала. Адриан знал эти звуки.

– Пожалуйста, – бормотала она, но перестала отталкивать его, – пожалуйста…

Классическая двусмысленная мольба. Закинув руки за голову, подняв подбородок, она больше не просила оставить ее в покое.

У Адриана голова пошла кругом. Желание стало неистовым. Его так трясло, что, поднявшись на колени, он не сразу смог справиться с пуговицами застежки.

Потом терзающее нервы ощущение: пока он возился с брюками, Кристина закрылась. От такой безмолвной отповеди Адриан не мог прийти в себя несколько минут. Его легкие работали, как кузнечные мехи.

Но прежде чем Кристина сумела неуклюже выползти из постели, он схватил прядь ее волос.

– Ты уже не такая проворная, милая. – Адриан бесцеремонно потянул ее назад в постель. – Ложись!

Ее голова откинулась на подушку, лицо резко повернулось к нему. Грудь тяжело вздымалась, но в глазах было полное пренебрежение.

– Извини. – Адриан прикрыл глаза. У него вырвался смешок. – Ты играешь со мной. Когда это кончится? Когда я умру? – Он снова вздохнул, стараясь избавиться от жара неизлитой страсти. – Дорогая, я не знаю, что с тобой делать. Когда ты соглашаешься лечь со мной в постель, то полночи воркуешь мне на ухо, а потом доводишь меня до сумасшествия. Этим ты меня злишь больше, чем любыми другими своими выходками. – Адриан уткнулся в ее шею, коснулся щеки, рта. – Ради Бога, позволь мне любить тебя, Кристина, – прошептал он. – Позволь нам обоим порадоваться без этой глупой игры.

Он снова подмял ее под себя. Кто может быть беспомощнее женщины, распростертой под мужчиной, который на голову выше, вдвое тяжелее и может делать все, что пожелает? Ответ поразил его: мужчина, отчаянно желающий, чтобы эта женщина приняла его. Адриан задумался, и уже не в первый раз, кто здесь на самом деле слабый и беззащитный. В какой-то момент он почти отступился. Господи, если она действительно настроена сопротивляться…

Потом что-то, инстинкт или настойчивое вожделение, заставило его наклониться и попробовать на вкус ее ухо, шею, полную грудь. Дыхание хрипло вырываюсь из ее рта.

– Адриан, ты невозможен. Ты когда-нибудь отступишься?

Он не слушал. Ее одежда была расстегнута, юбки задраны. Близость разрушила его самообладание.

Кристина оттолкнула Адриана, но через мгновение ее руки обвились вокруг его шеи, прошлись по мускулистым плечам и спине. Ее протесты стали бессмысленными, веки опустились, ресницы затрепетали, губы приоткрылись.

Адриан принял приглашение с благодарным облегчением. Ощущения закрутились таким вихрем, что он задавался вопросом, не галлюцинации ли это. Кристина была для него наркотиком, сильным, сверхъестественным, стоившим всех неприятных моментов.

Они занимались любовью больше часа и, забыв об обеде, уснули в обнимку.

Это было их обычное воссоединение, когда Адриан возвращался после очередного дела. Кристина любила его. Несмотря ни на что. Адриан давно это знал и понимал, что ее любовью стоит дорожить. Он тревожился, что так привязался к ней, но вместе с тем ликовал. До чего хорошо иметь свободные отношения с такой прекрасной женщиной.

Глава 23

Адриан повыше натянул одеяло и тихо выругался. Холод и боль в желудке разбудили его. Это недомогание, периодически мучившее его в последние месяцы, сегодня разыгралось сильнее, чем обычно.

Пламя в очаге погасло. Шмыгая носом, он вылез из постели, надел свитер, брюки и огляделся: как бы еще согреться? Но больше не было ни одеял, ни дров. Адриан прошел в другую комнату и отломал ножки и спинку стула. Какая разница, все равно осталось всего несколько дней. На следующей неделе в это время он разожжет огонь в дюжине каминов в своем лондонском доме.

В спальне он раздул почти погасшие угли и снова шмыгнул носом. Обломки стула разгорелись, обещая наполнить комнату теплом.

Вернувшись в соседнюю комнату, Адриан начал рыться в сваленных на столе вещах. Он нашел то, что искал: маленький намек на удовольствие. Немного несвежий, но табак.

Адриан вернулся в спальню, но пыхнул сигарой всего два или три раза. Боль скрутила его так, что на глазах выступили слезы.

Сигара полетела в огонь.

– Проклятая боль.

За прошедшие месяцы ему редко удавалось побаловаться приличной сигарой. Выйдя в другую комнату, он взял кусочек сыра. Пустой желудок всегда капризничал сильнее. Он пошел в спальню, пытаясь заткнуть ноющую пустоту сыром.

– Что случилось, Адриан?

– Опять желудок разболелся. Да еще эта чертова погода. У меня из носа течет.

– Твоя ночная сорочка чистая. Она в стопке выстиранного белья. – Слабый уличный свет высветил руку Кристины, указывающую на комод.

Адриан нашел толстую фланелевую сорочку, переоделся и забрался в постель.

– Почему ты проснулась? – спросил он. – Ты в последнее время не очень хорошо выглядишь. – Он похлопал Кристину по животу. – Тяжело спать с таким грузом? Но недолго осталось.

– Самое большее – несколько недель.

– Что? – Адриан хотел посмотреть в ее глаза, но видел в темноте только смутные очертания лица. – Я думал, это произойдет в конце марта.

– Вот тут мы и проверим вашу власть, ваше сиятельство, – рассмеялась Кристина. – Посмотрим, сможешь ли ты приказать младенцу остаться там десять месяцев. Подтолкни меня, мне нужно встать.

С его помощью Кристина выбралась из постели и исчезла за ширмой в углу.

– Считая с июня… – начал Адриан.

– С середины мая, – села на край постели Кристина. Адриан почувствовал, что она улыбается. – Три года с Ричардом, и хоть бы что. А с тобой я стала такая плодовитая.

Адриан заморгал от этой грубости. За последние пять месяцев Кристина стала куда менее чопорной. И гораздо меньше беспокоилась, что думают об этом остальные, включая и его. Расслабившись, Адриан откинулся на подушки. Кристина провела рукой по его груди. Он любил ее прикосновения. И ее позицию. Он помнил других женщин, пытающихся затащить его под венец в менее сложных обстоятельствах.

Кристина, благослови ее Господь, никогда об этом не упоминала. Он чувствовал себя в безопасности.

Улегшись в постель, она застонала.

– В чем дело?

– Спина! Она меня всю ночь мучила. Хоть бы какое-то облегчение… О, как хорошо. О, спасибо.

43
{"b":"972","o":1}