A
A
1
2
3
...
56
57
58
...
72

Разумеется, если ты вернешься, чтобы воспрепятствовать этому (мне очень нравится этот побудительный мотив), тебя повесят. Быстро и тихо. Ты слишком изворотлив и изобретателен, чтобы давать тебе хоть малейший шанс.

Что касается твоих людей, я не считаю их преступниками. Они до отвращения хорошо действовали в этой игре, но я попросту не могу на это отвлекаться. Меня очень беспокоит война с Францией. Никаких арестов, кроме твоего, конечно, не будет. Должен сказать, это дает мне злорадное удовлетворение. Твои друзья вернутся к приятной, привычной жизни, а ты тем временем очертя голову помчишься в неизвестность.

Скитание. Да, мне это нравится почти так же, как возможность погубить твой род. Я не позволю тебе вернуться сюда, и нигде тебе не будет покоя. Как тебе хорошо известно, у меня есть международные контакты. Все предупреждены относительно тебя. У тебя, без сомнения, будут мгновения, когда тебе удастся перевести дух, но ты станешь вечным скитальцем.

Пока я наконец не схвачу тебя.

Я испытываю к тебе такие смешанные чувства, что едва могу это описать. Могу только сказать, что страстно желаю увидеть тебя совершенно сломленным человеком, павшим ниц передо мной. Мечтаю лишить тебя привычной жизни и близок к этому.

С наилучшими чувствами, Э. Клейборн, министр иностранных дел».

Кристина вошла в гостиную, ожидая увидеть Адриана в смятении от обрушившегося на него удара. Но ничего подобного.

– …завтра утром вы все уедете. Месье Лафонтену маскарад не понравится, да, дед? – пошутил Адриан. Он действительно шутил. И строил планы возвращения в Англию! – Но лучше в дорогу отправится милая старушка с сыновьями, чем мертвый старик, убитый за прегрешения внука. Кристина одолжит тебе одежду. Ты не возражаешь, дорогая? – окликнул он через комнату и, не дожидаясь ответа, продолжил разговаривать с Филиппом де Лафонтеном. – Надеюсь, ты будешь в состоянии через пять дней встретить в порту меня и Кристину. И тогда мы устроим грандиозное воссоединение. А пока тебе безопаснее отделиться от меня.

Адриан неторопливо встал за Кристиной, за креслом, в которое она почти рухнула. Машинально он начал растирать ей шею и плечи.

– Я со своей дорогой женой не расстанусь, пока сам дьявол не приставит мне к виску пистолет. – Он поцеловал ее в макушку.

Филипп пристально посмотрел на нее. С женой? Адриан сказал «с женой»?

– Теперь Ле Сент. Отправляйся в Гавр и найди английского капитана, чтобы перебраться через пролив. Я хочу, чтобы брак имел официальную юридическую силу, поэтому французский магистрат не подходит. Найди Френтона с «Серебряного Джека». Он знает, как выправить бумаги, и умеет держать рот на замке. Я хочу, чтобы сделали несколько дубликатов. Один комплект для меня. Другой вы отвезете в канцелярию, чтобы его внесли в реестр. Ах да, давайте пошлем Клейборну личный экземпляр, чтобы бумаги прибыли к нему в один день с нами. Добавь записку. Напиши, чтобы он засунул их себе в задницу с моими наилучшими пожеланиями.

Остальные заберите с собой. У вас есть пять дней, чтобы рассказать обо всем во всех тавернах, клубах, общественных местах. Просто факты. Все, что мы сделали. В Англии найдутся люди, достаточно благодарные, чтобы подтвердить это. Но нам всем пойдет на пользу сочувственный настрой светского общества. Политическое мнение после всех ужасов, а особенно после казни Людовика, нужно повернуть в мою пользу. Безумец должен вызывать в обществе такой благоговейный трепет, что Старик не посмеет ничего сделать, и ему останется только аплодировать при моем появлении. Он, без сомнения, создаст определенные трудности. Но когда война на пороге, самое время стать героем.

Подумайте, сможете ли собрать в четверг в порту небольшую толпу. Клейборн может встретить меня там лично и придумать какой-нибудь подвох. Я хочу, чтобы на случай моего ареста там были газетчики. Пусть «Таймс» – найди там мистера Таллинга – побольше расскажет о тайных делах графа Кьюичестера. Дайте Таллингу любую информацию, которую он захочет. Он проникнется сочувствием. Только проследите, чтобы все произошло вовремя. Деликатность задачи состоит в том, что надо устроить все это так, чтобы Клейборн не догадался о моем скором возвращении. Чем меньше он будет думать о контрмерах, тем лучше, иначе он обязательно что-нибудь придумает.

Ах да, мои адвокаты. Они должны быть готовы. Я хочу провести в тюрьме как можно меньше времени, если Клейборн решится на это…

Адриан был в прекрасной форме. Строил планы. Допускал возникновение непредвиденных обстоятельств.

Вывернувшись из-под его руки, Кристина поднялась и пошла в кухню. Ей бы радоваться, думала она. Адриан собирается жениться на ней. Правда, он не сделал формального предложения, но ему этого и не надо.

Она бесцельно бродила вокруг стола, пока мужчины разговаривали, потом приготовила чай и села.

Радости и счастья она не ощущала.

Ей нужно поговорить с ним.

Придерживая чашку, Кристина остановилась в дверях и посмотрела на Адриана. Его глаза не отрывались от стоявшего перед ним человека, потом на секунду скользнули поверх головы собеседника. Он дарил ей мгновения одобрения и удивительной близости. Его взгляд, как маленькая стрела, брошенная в ее направлении, легко достиг цели. Кристина стояла, загипнотизированная синевой его глаз.

Ребенок, до сих пор тихий, начал двигаться, вызывая у нее икоту. Погладив живот, Кристина отвернулась.

Да. Она выйдет замуж за Адриана. Она знала это. Ради ребенка. Ради самого Адриана, он сейчас отчаянно в ней нуждается. Она не оставит его в беде. Кристина рассмеялась. Она выйдет за него даже немного ради отца, не важно какую суматоху это вызовет. Он будет доволен.

Но не ради себя самой. Ей нужно поговорить с ним.

Глава 32

Было чуть больше трех утра, когда Кристина наконец привлекла внимание Адриана. Ле Сент собирался отправиться в Гавр.

Было решено, что Кристина и Адриан поедут к побережью Нормандии в дневное время. Там они встретят Ле Сента и, надо надеяться, сговорчивого капитана, умеющего держать язык за зубами. Они поженятся на борту английского судна. Потом останется ждать, пока остальные вернутся в Англию и попытаются связать имя Адриана с нарастающим возмущением английского общества «царством террора» во Франции.

– Мне нужно поговорить с тобой, Адриан, прежде чем он уедет. – Кристина стояла в дверях кухни.

Адриан, вопросительно выгнув бровь, взглянул на Кристину, вдруг осознав ее присутствие. Но когда он подошел к ней, вопросительное выражение на его лице сменилось раздраженной надменностью. По его улыбке было понятно, что он знает ответ на вопрос еще до того, как его задали.

– Надеешься на официальное предложение? – Кристина ретировалась в кухню. Адриан последовал за ней и прислонился к дверному косяку. – Ты выйдешь за меня замуж, Кристина? Я собирался сделать это по-другому, но обстоятельства таковы, каковы есть…

Она сердито посмотрела на него, потом поставила чайник и достала еще одну чашку с блюдцем.

– Я думал, ты будешь довольна…

– Хочешь? – Она указала на заварной чайник.

– Нет. Кристина, я сделал что-то не так? – Когда она не ответила, Адриан продолжил: – Скажи мне. Что?

Кристине хотелось рассмеяться.

– Если бы ты слушал меня последние полгода, ты бы знал, – сказала она скорее жалобно, чем осуждающе.

Его улыбка стала неуверенной, полуулыбка человека, который не хочет спровоцировать очередной взрыв.

Кристина налила себе чаю, потом глубоко вздохнула и повернулась к Адриану:

– Я не хочу до конца жизни быть твоей пленницей.

– Ох, Кристина, в самом деле…

Она села за стол. Адриан подошел и встал позади нее. Наливая воду в заварочный чайник, он заговорил:

– Почему ты сопротивляешься? Мне жаль, что у меня не было возможности сделать предложение, преклонив колено. Но нельзя сказать, что мы никогда не обсуждали брак. – Когда он пошел вокруг стола, их взгляды встретились. – Ты ведь выйдешь за меня?

57
{"b":"972","o":1}