A
A
1
2
3
...
58
59
60
...
72

Адриан подошел и встал позади нее.

– Не дергайся, – сказал он и начал растирать ей спину.

Подавив удивленный смешок, Кристина повернулась в его руках.

– Я и не собиралась.

Его лицо в утреннем свете было спокойным. Она сообразила, что с тех пор, как они покинули Париж, это первая возможность спокойно побыть вдвоем. Кристина поняла, что своим ответом дала Адриану позволение заняться любовью. И, несмотря на все разногласия, он собирался это сделать.

– Адриан, – с отчаянием спросила она, – чего ты ждешь от меня в эти три дня? В следующий месяц?

Кристина решила остаться с Адрианом, пока не родится ребенок. И скрепя сердце согласилась, что ребенок по полгода будет жить у него. Отец имеет права, и будет настаивать на них.

Адриан мягко провел ладонью по ее груди. Именно там задержался его взгляд, когда он заговорил.

– Я жду, что ты позволишь мне показать, как чудесно все может быть, если мы вместе заживем в Лондоне. – Адриан притянул ее к себе и, наклонившись, поцеловал.

– Ты уже начал строить новый заговор, – дрогнувшим голосом укорила его Кристина. – Против меня.

Глава 33

Ветер с пролива нещадно хлестал в лицо. Вырвав из прически Кристины длинную прядь, он бесцеремонно трепал ее. Кристина давно отказалась от попытки убрать лезущие в глаза волосы, потому что двумя руками придерживала мантилью.

Пассажиры в порту, стараясь удержать разлетающиеся полы одежды и уберечься от холода, нервничали, суетились и жались друг к другу в ожидании посадки. Портовые рабочие тем временем неторопливой и бесконечной чередой поднимали грузы.

Больше трех часов загружали груз в чрево корабля. Нагруженный, он низко осел в воде, и Кристина увидела в этом сходство с собой. Прикрыв глаза, она протяжно вздохнула. Ребенок в это утро казался тонной плотницких гвоздей, торчащих остриями вверх. Она устала стоять, устала носить собственный груз. Почему они не на борту? Почему не отправляются?

Кристина знала, что стоявший рядом Адриан не меньше ее стремился уехать, хотя его волнение было другого рода. Кристине наступающий день виделся суровым испытанием, Адриан же с энтузиазмом рвался в новое приключение. Для него было в радость открыто сразиться с Клейборном.

Наконец сходни освободились. Матрос махнул рукой, и Кристина вместе с остальными начала подниматься на маленькое судно. Она почувствовала, как сильная мужская рука легла ей на спину. Адриан. Собственник до мозга костей. Кристина безрассудно перечила ему все утро. Любой жест с целью успокоить и подбодрить ее только сильнее раздражал.

Хорошенькая молодая женщина толкнула их на сходнях и застенчиво извинилась. По ее румянцу и опущенным ресницам Кристина поняла, что Адриан одарил юную особу одной из самых обворожительных улыбок.

Это не улучшило настроения Кристины. Она оглянулась через плечо.

Адриан сделал невинное лицо.

Кристина сердито посмотрела на молодую женщину. Та больше не спешила и шла рядом с ними. И не слишком трудилась спрятать интерес к мужчине, шагающему за Кристиной.

Сообразив, куда она смотрит, Адриан состроил гримасу.

– Я случайно улыбнулся? Прости, это всего лишь вежливость. – Когда они поднялись на палубу, он продолжил: – Честно говоря, Кристина, я не знаю, что мне делать: радоваться или прятаться от стремительной атаки ревности? – Его уже не первый раз за это утро порицали за взгляды на других женщин.

Он нашел себе место у перил и, подняв воротник плаща, смотрел вниз, на бьющиеся у борта волны. Это была попытка игнорировать стоявшую рядом девушку. Но Кристина не удержалась и хмуро посмотрела на нее. Юная дурочка вскользь поглядывала из-под трепещущих ресниц.

Через минуту Адриан рискнул посмотреть на Кристину. Она ответила ему мрачным взглядом.

– Черт побери! Я не виноват, что она на меня так смотрит!

– Ты это поощряешь! – прошипела Кристина, уставившись на воду. – Твоя дьявольская улыбка…

– Это подарок моих родителей! Когда мне что-то доставляет удовольствие, мое лицо всегда так выглядит, честное слово, – Он повернулся к Кристине и оперся локтями о борт.

– Хотела бы я, чтобы его тебе кто-нибудь подправил.

Ее тон утратил раздражение. Кристина почувствовала, что поступает глупо. Это ее вина, а не его, думала она. Все утро она была раздраженной, вспыльчивой, нетерпеливой и, главное, ужасно боялась.

Кристина уже собралась извиниться, когда Адриан вдруг встревожился. Повернувшись, она проследила за его взглядом. Адриан смотрел куда-то на причал. Но Кристина не увидела ничего интересного. Потом с пронзительного крика стоявшей рядом с ними девушки началась цепочка событий, от которых Кристина потеряла дар речи:

Девушка взвизгнула так, будто ее ущипнули. Кристина в замешательстве взглянула на нее и увидела, что Адриан снова улыбается юной особе. Но на этот раз та была встревожена, не зная, улыбаться в ответ или нет.

С причала донесся шум. Он привлек всеобщее внимание. Шесть гвардейцев, вооруженных ружьями с длинными штыками, бегом прокладывали себе дорогу к сходням. Кристина в тревоге повернулась к Адриану, чтобы предупредить его, и разинула рот. Гвардейцам пришлось буквально оттаскивать ее мужа от молодой женщины. Он целовал ее! Адриан прижал ее к борту корабля в неслыханных любовных объятиях.

Сбитая с толку девушка что-то с жаром говорила по-английски. Гвардейцы отдавали приказы на гортанном французском. Адриан пустился в объяснения, перескакивая с одного языка на другой.

Один из гвардейцев направил блестящий штык на бедную девушку.

– Наверное, это она. Забери ее. А ты, – он повернул штык к Адриану, – арестован именем Французской республики.

Девушку схватили за руки. Сопротивляясь, она всем телом подалась назад и возмущенно кричала, что произошла ужасная ошибка. Гвардейцы тянули ее за собой, не понимая английской речи. Началась потасовка.

Адриан присоединился к яростным возражениям девушки, оба не хотели мирно сдаваться гвардейцам. И оба на английском и французском клялись, что не знают друг друга. Раздался хриплый хохот. Один из гвардейцев ткнул кончиком штыка в шерстяной плащ Адриана.

– Несколько минут назад бы были очень хорошо знакомы.

Остальные подхватили это утверждение. Тем временем пассажиры, наслышанные о репутации гвардейцев, медленно пятились назад, подальше от грозной сцены. Кто-то – капитан корабля, сообразила Кристина, – потянул ее за руку вслед за толпой, отделяя от Адриана.

Тем временем безвинная девушка начала безудержно плакать. Чем громче Адриан и девушка протестовали, тем сильнее гвардейцы тянули их за собой и обвиняли во лжи. Дурная шутка продолжалась. Гвардеец тянул вперед, Адриан – назад. Голоса становились все громче. Французский Адриана становился все более грубым. Графа вдруг ударили прикладом ружья в живот.

Адриан согнулся пополам. Все затихли. Потом в жуткой, неестественной тишине он медленно распрямился. Его лицо исказила ярость.

– Я всего лишь пытаюсь объяснить…

С грубым хохотом противник снова ударил его прикладом в живот.

– Сукин сын! – прошипел Адриан и, наклонив голову, бросился на них.

Трое из шести гвардейцев накинулись на него. Бряцало оружие, той дело слышались проклятия и богохульства. Столкнув лбами двоих гвардейцев, Адриан отбросил их, и они свалились за бочонки на палубу. Третий упал довольно близко, и Адриан коленом ударил его в лицо. Из носа гвардейца хлынула кровь. Потом новая, более организованная атака. Три штыка нацелились на Адриана. Поднялся четвертый гвардеец, подоспел пятый. Нацеленные со всех сторон штыки походили на спицы в колесе, центром которого был Адриан.

Снова тишина. Отвратительная. Грозная. Гвардеец с разбитым носом сплюнул кровь, потом без всякого, предупреждения двинул ружьем. Адриан дернулся в сторону, чтобы избежать удара в глаз. Но штык задел щеку, лезвие скользнуло от виска до подбородка.

Схватившись за поручень, Кристина зажала рот рукой. Штык раскроил щеку Адриана до кости. Хлынувшая кровь текла по лицу и шее за воротник. Все казалось нереальным. Топот сапог по дощатой палубе. Гвардейцы. Ошеломленная, онемевшая от ужасной сцены девушка. И спотыкающийся Адриан, которого уводили прочь.

59
{"b":"972","o":1}