A
A
1
2
3
...
60
61
62
...
72

Дверь в каюту открылась. Капитан корабля вошел в свою каюту, едва взглянув на гостей. Порывшись в сундуке, он достал трубку.

– Вы ведь английский граф, – прозаично сказал он, набивая трубку, – из-за которого в Лондоне поднялась суматоха. – Капитан улыбнулся, попыхивая трубкой.

– Я вас знаю? – приподнялся на локте Адриан.

– Нет. Но нет ни одной души, которая не хотела бы вас знать. Мы гордимся тем, что вы сделали – спасли многих французов от поцелуя в шею мадам Гильотины.

Адриан не нашелся что ответить. Казалось, он знал, как справиться с дурной репутацией. Но добрая слава и публичная похвала несколько выбили его из колеи.

Капитан продолжал:

– Со времен святого Георгия, победившего дракона, никто не пользовался такой популярностью. Вы настоящий герой. – Он почмокал губами, посасывая трубку. – И я немного. Когда французы явились за вами, я быстро сообразил, кто у меня на корабле. Это я опустил якорь. Я знал, что такой умный и находчивый человек, как вы, умеет плавать и найдет его.

– Я… я вам благодарен…

– Не стоит, – отмахнулся капитан. – Теперь я до конца дней буду рассказывать эту историю за кружкой эля, – рассмеялся он и, пнув сундук, пошел к двери. – На вашем месте я оделся бы поприличнее. В Англии вас ждет горячий прием. Вы – герой дня…

Они вышли на палубу посмотреть на появившийся вдали берег. На горизонте лежала Англия. Адриан в теплой одежде капитана снова вглядывался в даль, опершись локтями на борт корабля. Ветерок раздувал его волосы, лицо раскраснелось. Врач наложил ему на щеку аккуратный шов. Лицевой мускул периодически подергивался от боли. И все-таки Адриан прибывает домой в лучшем состоянии и в лучших обстоятельствах, чем они могли ожидать.

– С тобой все будет хорошо. Ты всегда со всем справляешься, – сказала ему Кристина.

Он не ответил, между бровями залегла глубокая морщинка. В последние полчаса Адриан погрузился в молчание, наводившее на Кристину страх. Оно неминуемо означало словесную войну.

Кристина взглянула на него.

Адриан выглядел потрясающе красивым и немного зловещим. Кристина заметила, что шрам на щеке добавляет ему шарма. Он притягивает взгляд к точеным чертам его лица, подчеркивает его смуглую красоту, придавая ей некоторую таинственность.

Ветер отбросил черные пряди с его лица. Волосы блестели в лучах послеполуденного солнца как черный пиратский флаг. Адриан тяжело вздохнул.

– Кристина, всякий раз, когда я пытаюсь представить будущее без тебя, мой ум цепенеет. – И минуту спустя добавил: – Не думаю, что у меня без тебя есть будущее.

Порт быстро приближался. Как само будущее. Хотя Кристина тоже была не способна увидеть его… не способна вообразить. Она тронула Адриана за руку.

Прикосновение означало возможность передышки. И Адриан это знал. Он улыбнулся Кристине, но улыбка быстро исчезла с его лица. Адриан нахмурился и побледнел как полотно. Он резко оттолкнул Кристину, и она тяжело плюхнулась на палубу, растерянная, обиженная, сконфуженная.

Кристина услышала три выстрела. Подняв глаза, она увидела три кровавые отметины на отброшенном, к стене теле Адриана. Странно, но Кристина в это мгновение вспомнила шарф. Словно он теперь обвивал Адриана от головы до груди.

До нее дошло, в чем дело. Кристина закричала. Шум и крики на корабле, на причале вторили громким сбивчивым ударам ее сердца. Она начала подбираться к Адриану. Туда, где он повис, ухватившись одной рукой за мачтовый канат.

На причале она с ужасом увидела трех мужчин, перезаряжающих длинноствольные ружья.

Кристине казалось, что она двигается неправдоподобно медленно. Она была в шаге от Адриана, когда грянул новый залп. Еще три красных пятна появились на его теле. На руке, сбоку от шеи и на животе. На животе!

Кто-то кричал так громко и безостановочно, что она ничего не понимала от звона в ушах. Когда Кристина добралась до Адриана, распростертого на палубе, она сообразила, что этот крик вырывается из ее горла, И что Адриан не слышит его. Его тело казалось безжизненным. Глаза закрыты, он не шевельнулся, когда Кристина, поскользнувшись на мокрой от воды и крови палубе, упала на него.

Она гладила его, пачкая в крови ладони, платье, накидку, пыталась понять его состояние. На виске пуля только содрала кожу, то же самое на шее – почти промах. В плече застряла пуля, но это неопасно. На груди рана на несколько дюймов выше сердца и легкого – не смертельно.

Не смертельно, не смертельно, твердила себе Кристина. Живот. Кристина посмотрела на Адриана, потом заставила себя расстегнуть его сюртук.

– Господи! – бормотала она. Пуля аккуратно прошила ткань. Виднелась только капелька крови, похожая на красный драгоценный камень. Но под сюртуком… – Господи! – снова пробормотала Кристина.

Яркое красное пятно расползалось по рубашке, кровь заливала панталоны. Пуля угодила ему прямо в кишечник. Кристина зажала рот. По ее собственному животу прошел сильный спазм.

– Адриан! – закричала она, словно могла его разбудить. – Адриан!

Кто-то взял ее за плечи и оттащил от Адриана. Кристина сопротивлялась, пыталась уцепиться. Но Адриана подняли на носилках.

– Адриан! – снова крикнула она.

– Успокойтесь, – сказал ей кто-то. – Мы доставим его к хирургу. Подвиньтесь. Вы не принесете ему никакой пользы, если будете лежать на нем.

У Кристины снова свело живот. Сильно и больно. Она взглянула вниз, ее огромный живот заливался пурпуром.

– Господи! – громко выкрикнула она. Вооруженные люди исчезли с причала. Крытая повозка проталкивалась к борту корабля, чтобы принять раненого.

– Кто? – в замешательстве спрашивала Кристина. – Что случилось? – Ее ум оцепенел.

Адриан был тут. Он любил ее. Он умирал у ее ног. Потом его забрали.

– Это могли сделать французские стрелки, мэм.

– Нет. – Ум Кристины не находил в этом смысла. – Они думали, что убили его во Франции. Зачем им посылать сюда вооруженных людей? Они могли застрелить его в порту Гавра. Почему? Почему? – отчаянно всхлипывала она.

Спотыкаясь, она пошла, стараясь не отставать от носилок с телом Адриана. Но ей отказали в праве забраться в фургон. В его глубине, казалось, горели темные глаза маленького старика. Кристина с ужасом узнала его. Ее охватила паника.

– Я присмотрю за ним, леди Хант, – сказал Эдвард Клейборн. – Идите домой. Я пришлю записку.

– Нет!

Она попыталась забраться в фургон, но двое мужчин остановили ее. От боли в животе у нее перехватило дыхание. Мужчинам пришлось подержать Кристину, чтобы она не согнулась пополам на земле.

Повозка тронулась. Толком не придя в себя, Кристина побежала за ней.

– Адриан! – пронзительно крикнула она. – Нет! Нет! Задыхаясь, пробежала она пятьдесят ярдов и от следующего спазма упала на колени, обхватив живот.

– О Боже…

Начались роды. Всхлипывая и чувствуя себя совершенно беспомощной, Кристина умоляла всех, не обращаясь ни к кому конкретно:

– Бегите за ними! Его увозят!

Кто-то уговаривал ее успокоиться, уверял, что ее страхи преувеличены, что его отвезут к хорошему хирургу.

– Они убьют его! – твердила Кристина. Чья-то рука мягко подхватила ее.

– Все в порядке, Кристина. – Это был Томас.

От новых схваток она вцепилась в его плечо и шею. От боли у нее вырвался стон.

– Ребенок… идет, – шепотом вырвалось у нее.

К тому времени, когда боль ослабла, Кристина была уже в карете. Дед Адриана ждал ее.

– Не позволяйте им увезти его, – говорила она всем встречным, всем, кто мог слышать, хотя понимала, что речь ее становится неразборчивой. – Они убьют его… снова и снова… снова и снова…

– Все в порядке, Кристина, – уверял Томас. – Делается все, что можно. Его повезли в госпиталь Святой Екатерины. Его спасут.

Морщинистые руки Филиппа де Лафонтена потянулись к ней. Кристина, всхлипывая, бросилась в его объятия.

– Это роды, – сказал деду Адриана Томас. – Я чувствовал схватки, когда нес ее.

61
{"b":"972","o":1}