A
A
1
2
3
...
70
71
72

Шум около дома заставил его на секунду оглянуться. Грегори, подумал Адриан. Потом посмотрел вперед. Только этого не хватало! Тупик. Коридор, по которому он бежал, заканчивался проволочной стеной. Адриан видел следующий коридор, но не мог туда перебраться. Чтобы продолжить поиски, нужно вернуться назад, в лабиринт.

– Ты можешь остановиться прямо там. – В пятидесяти футах от него Клейборн обходил собачьи будки. Его было хорошо видно. Он нацелил пистолет прямо в Адриана.

Грянул выстрел, Адриан бросился на землю. Пуля просвистела у него над головой. Он приподнялся, думая, что у него есть время, пока старик перезарядит пистолет. Второй неприятный сюрприз – новая пуля едва не задела его.

– Что за черт… – пробормотал Адриан и сообразил, что у Клейборна двухзарядный пистолет.

Клейборн склонился над оружием, чтобы быстро заменить капсюль. Адриан повернулся и увидел фигуру, бегущую от дома. Грегори? Нет, человек не такой большой. Но у Адриана не было времени разбираться. Нужно возвращаться в лабиринт. Неповоротливый Грегори тут Клейборну не помощник.

Адриан метнулся к изгороди, сделал два поворота, потом побежал по длинному коридору. Коридор сделал двойной изгиб, прежде чем снова вывел к наружной изгороди. Адриан бежал, пригнувшись, прижимаясь к изгороди, надеясь на слабое место, дыру, на что угодно.

Новый голос окликнул:

– Клейборн!

Томас! Адриан едва не споткнулся от облегчения. Помощь. В последнюю минуту.

– Осторожнее, Томас! – крикнул Адриан. – Он перезаряжает оружие.

Но Томас был уже рядом.

– Убирайся отсюда! – услышал он крик Клейборна. – Не лезь не в свое дело!

Послышался шум борьбы, потом глухой звук.

– Все в порядке, Адриан, – раздался в ночи голос Томаса. – Я его стукнул.

– Господи, как я рад, что ты здесь. – Адриан поднялся.

Томас мчался к нему.

– Тут есть еще один, – сказал ему Адриан. – Он в подвале, без сознания.

– Я его видел, – ответил Томас.

Адриану хотелось смеяться и плакать от радости.

– Как ты меня нашел?

– Я помнил записку. Я помнил, что Клейборн уже однажды использовал этот дом.

В отдалении послышался стук копыт. Всадники. Адриан обрадовался этому звуку. Наконец-то люди. Господи, какие прекрасные звуки!

Томас миновал последний поворот к Адриану. Он сжимал пистолет Клейборна. Адриан замер в десяти футах, оружие снова было направлено на него.

Адриан был ошеломлен. Томас сам на себя не похож. Одежда в беспорядке, волосы спутаны. Он нетвердо держится на ногах. Или пьян, или сошел с ума, или то и другое сразу.

– Что с тобой, Томас? Опусти оружие. Оно может кого-нибудь ранить.

– Тем лучше. – Томас набрал в грудь воздуха. – Господи, Адриан, посмотри на себя. В тебе шесть мушкетных пуль. Ты потерял крови столько, что вся корабельная палуба стала красной. И ты стоишь здесь как ни в чем не бывало. Да человек ли ты?

Адриан протянул руку.

– Отдай пистолет, Томас. Все это не важно. Я знаю, что ты сказал ему, и знаю почему…

– Правда? Ты понимаешь, каково жить в тени человека, у которого есть все? И который делает все в совершенстве?!

Адриан рассмеялся!

– Не может быть, чтобы ты говорил обо мне. Посмотри…

– Не двигайся, – предупредил Томас.

Он взвел курок. Всадники были уже перед домом. Люди перекликались. Адриану на мгновение показалось, что он слышит Кристину…

Это действительно была Кристина. Снова она спасала его из ужасного опиумного тумана.

– Адриан! – звала она.

– Сюда, Кристина! – ответил он.

– Слишком поздно, – сквозь зубы процедил Томас и выстрелил.

Кристина закричала и кинулась к Адриану. Проволочная изгородь остановила ее. В отчаянии бросалась Кристина то на одну стену, то на другую и кричала Томасу:

– Нет! Не стреляй! Томас!

Он выстрелил, но Адриан не упал.

Подоспели остальные. Выйдя через дверь для слуг, они оказались в том же положении, что и Кристина: перед мрачной решеткой изгороди. Что это?

Она услышала крик Томаса.

– Падай! – ревел он. – Кричи! Делай что-нибудь! Я убил тебя, проклятый мерзавец!

Кристина сумела подобраться ближе, пробежав узким коридором. Она разглядела стоявшего Адриана. Он, казалось, смотрел себе на грудь.

Томас был совершенно раздавлен. Он упал на колени и заплакал.

– Ты не человек, – задыхаясь, бормотал он. – Ты ничего не чувствуешь. Я не могу сражаться с дьяволом.

Повернув пистолет, он сунул дуло в рот и нажал на курок.

Эпилог

Рана Адриана оказалась нетяжелой. Пуля, угодившая ему в грудь, срикошетила от ребер. Его привезли верхом на лошади в Лондон, где доктор Таунсенд удалил пулю.

Доктор ушел несколько часов назад. Но беспокойство не улеглось. В четыре утра дом был полон людей, поток которых не прекращался. Тут были друзья, предлагавшие помощь. И. конечно, официальные делегации.

Сама Кристина провела последние часы, пересказывая историю двум главным констеблям, лондонскому и гемпширскому. Сэма и других – почти весь старый отряд снова собрался вместе, чтобы спасти Адриана, – тоже расспрашивали. – Назревали скандальная сенсация и серьезное расследование, поскольку преступником был королевский министр.

Клейборна взяли под стражу. В минувшую ночь Он потерял карьеру и свободу. Благодаря любезности лондонской полиции ему и Грегори оказывали медицинскую помощь. Сэм остался со следователем, чтобы привезти тело Томаса. Нужно было написать его семье. Но постепенно все вставало на свои места и улаживалось. Все, за исключением Адриана, думала Кристина. Ей нужно побыть с ним наедине хоть пять минут.

Кристина тревожилась за него. Когда его привезли домой, он был такой тихий, такой непохожий на себя, такой вялый от лекарств. Пора выставить всех, а главное, официальных лиц из дома.

Няня пришла сказать, что ночной шум потревожил Ксавьера: Кристина покормила его час назад, но он снова проснулся. Она вздохнула. С тем, чтобы положить конец хаосу в доме, придется повременить. Кристина побежала к деду Адриана.

– Филипп, – сказала она, – Ксавьер снова плачет. Няня не может с ним справиться. Вы не…

Его глаза блеснули.

– Что за вопрос, иду-иду. – Он засеменил старческой походкой.

Кристина забыла, как он любит быть полезным. Он любит Ксавьера и найдет к нему подход. Она напомнила себе, что старику нужно чаще общаться с правнуком.

Это позволило ей заняться домом. Наверху заседал мужской совет. Главным образом друзья. Она начнет с них. Кристина отправилась в приемную, решив, что пора выпроваживать гостей.

Потом заметила, что дверь в апартаменты графа приоткрыта. Кристина на минуту заколебалась, сама не зная почему. Ведь это и ее комнаты. Все ее вещи там. Вся ее жизнь. Она распахнула дверь. В гостиной никого. Перед спальней Кристина снова помедлила. Немного обескураженная, она постучала.

– Войдите.

Голос звучал уверенно, тот же снисходительный глубокий тон, который с самого начала завораживал ее.

Сначала Кристина его не увидела. Горели только две свечи у кровати. В постели никого не было.

– Адриан!

Он шевельнулся. Легкое движение изысканного свободного халата в углу комнаты. Она видела раньше этот халат только висящим в шкафу. Закутавшись, Адриан сидел в широком кресле в самом темном углу комнаты. Она даже не могла разглядеть его лица.

– Я зажгу свет, – сказала она и начата искать лампу.

– Не надо.

Она промолчала.

– Ты не подвинешь свое кресло сюда? – Адриан, вздохнув, объяснил: – Это действует наркотик, Кристина. Свет сильно раздражает.

Придвинув кресло, она села напротив и, нахмурясь, искала черты прежнего Адриана.

– Я хочу видеть нашего сына.

* * *

Когда день спустя Кристина принесла Адриану чай, комната уже выглядела веселее. Шторы раздвинуты, полог постели откинут. Адриан сидел в кровати перед придвинутым письменным столом.

– Что ты делаешь? – спросила Кристина. – Убери все, чтобы я могла поставить поднос.

71
{"b":"972","o":1}