ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неделя на Манхэттене
Драконий луг
Мир уже не будет прежним
Смотрящая со стороны
Удивительные Люди Икс. Одарённые
Terra Nova. Строго на юг
Шум пройденного (сборник)
Мир внизу
Письма моей сестры
A
A

Ричард вскоре после свадьбы увез ее «домой», в южный Кент. Он не слишком любил свет, и ему не нравилась ее манера поведения в обществе. Быть лучшей среди танцующих означало «привлекать к себе внимание». Слишком громко разговаривать и непринужденно смеяться – значит «демонстрировать безвкусицу».

Впервые за несколько лет Кристина увидела множество людей, собравшихся вместе лишь затем, чтобы развлечься. Лошади тихо ржали. Они нервничали, не меньше людей торопясь пуститься вскачь. Кристина увидела, как Адриан, привстав в стременах, наклонился успокоить лошадь всадницы. Слуга подошел с подносом, уставленным низкими стаканами с бренди. Граф взял два стакана и подал один даме.

– Сибил Чизуэлл, – ответил Томас.

– Их что-то связывает?

– Не знаю.

– Он ее пригласил?

– Думаю, да.

– Они проводят время вместе? Наедине?

– Откуда мне знать?

– Ты знаешь, Томас. Уверена, ты знаешь.

– А почему ты интересуешься этим? Для женщины, которая запрещает навещать себя и интересоваться самочувствием, которая стремглав мчится прочь, завидев хозяина дома, это довольно странно и забавно. – Томас насмешливо фыркнул. – Граф не знает, что с тобой делать. Он оставил тебя в одиночестве, поскольку, кажется, ты именно этого хочешь. Но у меня такое впечатление, что ему это не нравится. Думаю, он немного обижен.

Кристина обернулась. Томас был в охотничьем костюме.

– Ты едешь вместе со всеми?

– А ты бы предпочла, чтобы я остался с тобой?

– Нет.

Томас мрачно скривил губы. Кристина рассмеялась.

– Ты же знаешь, что сегодня приезжают Чарлз и Эванджелин. Не могу дождаться, когда увижу ее. Кроме того, она не даст мне с тобой поговорить. Ты ведь ее знаешь.

Что-то произошло с Томасом. Его лицо изменилось, руки легли на край стола по бокам от нее, отрезая путь к отступлению. И вдруг Кристина поняла, что он собирается поцеловать ее.

– Томми… – Она отвернулась.

Но его рот, сухой и горячий, прижался к ее губам. Потом его руки сомкнулись вокруг нее.

Кристина позволила Томасу закончить поцелуй, потом мягко оттолкнула.

– Зачем ты это сделал? – Она наклонила голову.

– Не знаю.

– Я теперь доступная добыча?

– Нет. Но я знаю о твоем муже. Я бы не поцеловал тебя, если бы ты не разводилась с ним. В этом не было бы смысла.

– Что ты сказал? – распахнула глаза Кристина.

– Ты бы меня, наверное, ударила.

С ее лица не сходило изумление.

– Чего, я надеюсь, теперь не сделаешь.

– Я о другом. О разводе.

– Эванджелин сказала мне. Думаю, ты имеешь право избавиться от него.

– Томас, – покачала головой Кристина. – Ты не понял. Все не так.

– Я понимаю, что все гораздо сложнее. Я и не собирался упрощать…

Кристине хотелось рассмеяться, но она знала, что не посмеет. Милый добрый Томас. Он всегда становился на ее сторону.

– Нет, ты совсем не понял.

– Тогда объясни.

– Давай оставим эту тему. – Повернувшись к Томасу спиной, Кристина выглянула в окно.

Трубили рожки. Адриан Хант – она могла в этом поклясться – смотрел прямо в окно галереи.

– Не делай этого, – раздался сзади голос Томаса. – Я молчу не из-за прихоти.

– И я тоже.

– Я о другом.

– Понимаю. Твои друзья меня чуть не убили, а ты не можешь дать мне мало-мальски вразумительного объяснения. Чудесно. Никому из нас не нужно объясняться. – Она вздохнула. – А теперь, если хочешь догнать их, иди.

Глава 6

Час спустя Кристина все еще ждала Эванджелин и Чарлза. Они опаздывали, что было совершенно закономерно. Все уехали на охоту, дом опустел, только слуги занимались своими делами. В саду за домом никого не было. Садовник уехал в город с поручением. И Кристина с удовольствием отправилась побродить по саду.

Кругом бушевала сочная растительность. Весна была ранняя, и в конце мая уже пахло летом. Кристина шла между фигурных клумб к большому фонтану. Вода стекала с колес каменной колесницы, создавая иллюзию, что повозка мчится на большой скорости. Позади фонтана росли высокие кусты роз. Не такие, к каким она привыкла. Эти были гуще, прямее. Обойдя вокруг куста, Кристина заметила, что кто-то быстро движется с противоположной стороны. Адриан Хант.

Кристина была так ошарашена, что не произнесла ни слова.

– С вами все в порядке?

– Что вы здесь делаете?

– Я здесь живу, – улыбнулся Адриан. На нем все еще был охотничий костюм.

– Я думала, вы на охоте.

Он снова улыбнулся. На его лице промелькнуло вежливое осуждение – он не собирался отчитываться перед ней.

– А ваша подруга? – спросила Кристина. – Та, в голубой бархатной амазонке. Она с вами?

– Наверху.

Обыденность его слов раздражала ее. Кристина была уверена, что граф ни одной ночи за эту неделю не провел в одиночестве. Эта Чизуэлл появилась накануне. До нее была женщина постарше, с тяжелым шиньоном.

– Идите. Не хочу вас задерживать и нарушать ваши планы.

Адриан взглянул на Кристину, потом мягко сказал:

– Она сломала руку, лошадь сбросила ее.

– О Господи! Какое несчастье.

Он сорвал с ближайшего куста розу и протянул ей.

– Вот.

– Зачем?

– Чтобы развеселить вас. – Адриан помолчал. – Кажется, вы все воспринимаете слишком серьезно.

Кристина безуспешно попыталась вернуть цветок.

– У меня есть на это причины. В последнее время жизнь обходится со мной сурово. – Склонив голову, она начала перебирать лепестки.

– Эванджелин говорила мне о вашем браке, – сказал граф. – Жаль, что он обернулся для вас таким разочарованием.

– Разочарованием? – взглянула на него Кристина. – Эванджелин так это описала? И Томас сказал нечто подобное. Что же она рассказала?

Адриан рассмеялся.

– Она только намекнула, словно это большой секрет. Но я догадываюсь, что вы покончили с этим.

Кристина тоже рассмеялась. Граф – полная противоположность Ричарду. Но ей не хотелось сейчас думать о Ричарде. Она коснулась длинной ветки розового куста.

– Какие красивые. Хотя странные, не такие, как у нас дома.

– Это хобби. Я уже несколько лет скрещиваю розы. Главным образом играю с цветом.

Лгун, подумала Кристина, хмуро глядя на Адриана.

– Пытаетесь вывести оранжевые розы, – сказала она. Его удивило, что гостья это знает.

– Да.

– Насколько я понимаю, это затея вашего садовника.

Граф посмотрел на Кристину озадаченно, но искренне.

– Это мои цветы, – возразил он. – Я решаю, какие сорта скрестить, а садовник выполняет мои указания. – Адриан замолчал и пристально взглянул на нее, словно пытаясь понять ее суть. – Мы вывели несколько приличных сортов вроде этих. Но не всегда все получается. – Он пожал плечами. – Если хотите, я покажу вам свои любимые.

Кристина последовала за ним, снедаемая чувством вины и любопытством.

Адриан повел ее глубже в сад. Деревья подступали к дорожке. Кусты становились выше. Теплый воздух был напоен ароматом цветущих роз.

Кристина чувствовала себя дурочкой. Граф вежлив и не высказывает о ней неодобрительных суждений. Каков бы он ни был, он джентльмен. Ни притворства, ни обмана, действительно высший класс. Как звук его голоса. Кристина завидовала его речи. Ей пришлось долго учиться в нескольких школах, чтобы достичь подобной дикции.

Они в последний раз свернули по дорожке. Впереди стоял маленький стеклянный дом.

– Что это? – Кристина остановилась.

Адриан придержал открытую дверь. Внутри было тепло, но пробегал легкий ветерок: некоторые фрамуги были открыты.

– Они в конце, – указал Адриан и пропустил Кристину вперед.

Стеклянный дом оказался не таким уж и маленьким, в нем было множество растений. Цвели апельсиновые деревья, лимоны, ананасы. А в отдалении – стена роз. Чудесные, персикового цвета полураспустившиеся бутоны.

– Вот они.

– Какие красивые!

Адриан обошел ее, задев плечом. Кристина почувствовала, что вспыхнула, когда граф наклонился к ней, задев руку. Он пробормотал извинения и взял с верстака ножницы.

9
{"b":"972","o":1}