ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джейн принесла не только кофе, сливки, сахар, тосты, джем и апельсиновый сок, но еще и две чашки, так что пришлось пригласить Марка позавтракать с ней.

– Что-нибудь еще хотите, миссис Джонсон?

– Все и так великолепно, большое спасибо.

– Я могу еще...

– Джейн, болтушка, миссис Сара уже поблагодарила тебя. Иди отсюда.

– С вашего позволения...

Джейн опять хихикнула и умчалась. Сара проводила ее отсутствующим взглядом. Сама она решала сложную дилемму. Если Марк так любезен, то у нее нет ни малейшего повода быть грубой в ответ. Кроме того, это просто неразумно. Воевать с ним на его территории – пустое дело. С другой стороны, Марк Рэндалл опасен, и это касается многих вещей.

Марк выручил ее, сам того не ведая.

– Я вас покину, завтракайте спокойно. Давайте договоримся на... на половину десятого, идет?

– Хорошо. В половине десятого, здесь, внизу.

Как будто у нее есть выбор!

– Марк? Спасибо.

– Вам не за что меня благодарить, Сара. Я пока еще не заслужил этого.

Он улыбнулся и пошел прочь, а Сара сидела и смотрела ему вслед, словно школьница, провожающая восхищенным взглядом самого красивого парня школы.

Марк Рэндалл снова ее обыграл, воспользовался минутным замешательством и... как это говорится? Взял в оборот! Опять.

Она яростно размешивала сахар и твердила про себя одно и то же, одно и то же.

Она не даст себя одурачить. Она до конца сыграет свою роль. Роль, которую придумал для нее Бенжамен Рэндалл. Что бы ни случилось, Сара Джонсон полностью выполнит условия соглашения...

7

– Ты собираешься с ней сделать ЧТО?!

Марк вздохнул и терпеливо повторил:

– Я везу ее в наш каньон, чтобы показать наши родные места и... гм... достопримечательности.

Анжела уставилась на него.

– Как ты мог! То есть, я хочу сказать, она так подумает, что ей здесь рады...

Марк почувствовал, как взгляд Анжелы буквально прожигает ему спину, вернее, если в точной последовательности, сначала спинку сиденья, потом рубашку, а потом уже спину. Он очень надеялся, что выглядит вполне уверенным в себе и невозмутимым, потому что на самом деле в душе Марка Рэндалла бушевали бури с грозами.

Он совершенно не был уверен в себе, особенно рядом с Сарой Джонсон.

Лучший способ защиты – нападение, и Марк немедленно накинулся на сестру.

– А что я должен с ней делать? Гулять вокруг фонтана? Плескаться в бассейне? Скакать по ветвям молодого дуба?

– А почему ты вообще должен с ней что-то делать, я не понимаю! Пусть сама себя развлекает. Рано или поздно ей надоест сидеть в своей комнате, и тогда она уедет.

– Анжела, боюсь, ты ошибаешься. Миссис Джонсон совсем не так примитивна, как ты думаешь, и достаточно умна, чтобы не скучать в одиночестве.

Анжела заглянула брату в глаза и пропела совсем уж медовым голосом:

– Ты так говоришь, как будто она и тебя очаровала, вслед за папой. Будь осторожен, Марк! Папа вряд ли этому обрадуется. Он может расценить такую излишнюю заботу, как...

– Анжи, заткнись! А то вспомню босоногое детство и как дам!

– Я просто хочу сказать...

– Не надо. И вообще, за кого ты меня принимаешь?

– Я принимаю тебя за молодого мужчину с горячей кровью, который вот-вот поддастся очарованию белокурой авантюристки. Не сверкай на меня своими черными очами, Марк, и не ври мне. Она наверняка кажется тебе привлекательной, потому что она и в самом деле привлекательна. Кроме того, она сексуальна до безобразия.

– Я... ты... ты с ума сошла, вот что! Знаешь что, Ангелочек, ты сама будь поаккуратнее, а то я еще подумаю, что ты ревнуешь.

Видели когда-нибудь пантеру, у которой из-под носа украли кусок мяса? Так вот, та пантера – котенок по сравнению с Анжелой Хардвик, в девичестве Рэндалл.

– Я?! Ревную?! К ЭТОЙ?! Я просто беспокоюсь за папу, видя, какое влияние она на него оказывает. Не забывай, он болен, а в этом состоянии она может вынудить его на что угодно!

– Звучит зловеще, но я не понимаю...

– Не сомневаюсь. Подумай – если сможешь. Она ведь охотница за наследством...

Марк как раз додумывал убийственный ответ, но в этот момент на пороге дома появилась Сара. Золотые волосы были схвачены в хвост, кроме прежних кремовых брюк на ней была черная футболка, успешно маскировавшая все ее прелести.

Отлично, мрачно подумал Марк, значит, будем любоваться только ножками, не отвлекаясь на остальное.

Анжела прикусила язык. По-настоящему, не фигурально. Справившись с болью, она одарила Сару взглядом холодным и презрительным, Марка – просто презрительным, а затем величаво уплыла в дом, не соизволив даже поприветствовать гостью. Сара проводила хозяйку удивленным взглядом и повернулась к Марку. Тот попытался сгладить неловкое положение.

– Готовы? О, я вижу, вы взяли шляпу.

Она взглянула на Марка своими синими глазищами, невинно распахнутыми и безгрешными, и Марк содрогнулся. Анжи, конечно, ведьма, но в одном она права: надо держать ухо востро с этой особой и не дать ей очаровать себя. А это очень трудно...

– Я решил взять открытый джип, так что шляпа вам пригодится. Дороги здесь ровные только для лошадей.

– Мне кажется, здесь отличное место для открытых и тяжелых машин. Всегда мечтала покататься на таком джипе.

Сара принялась сражаться с ручкой двери, а Марк усиленно делал вид, что не замечает этого. Не хватало еще снова схватить ее, за руку и почувствовать то, что он почувствовал в прошлый раз.

Он просто делает одолжение своему отцу, разве не так? А кроме того, постарается вытянуть из авантюристки как можно больше информации об их отношениях с отцом. Анжела должна это одобрить.

До ноздрей Марка донесся легкий и тонкий аромат духов Сары. Благословен будь джип, широкий, открытый всем ветрам, абсолютно не располагающий к интиму автомобиль-трудяга, железный мустанг! В любом другом авто такая близость к Саре Джонсон граничила бы с попыткой изнасилования.

Когда они отъезжали, на ступенях появился Обадия. На худощавом и бесстрастном лице возникло очень слабое подобие улыбки, и верный секретарь помахал им рукой на прощание. Марк подумал, не послала ли его Анжела, чтобы Обадия соблюдал нравственность Марка в этой опасной поездке. Что ж, возможно, это было бы неплохо...

Всем известен Большой Каньон. Его бессчетное количество раз снимали в кинофильмах, его запечатлевали на своих полотнах художники, о нем писали поэты и писатели. Между тем Большой Каньон не так уж велик и не так уж уникален. Собственно говоря, все каньоны Запада похожи друг на друга, словно близнецы. Возле (в пятнадцати милях езды) ранчо «Оазис» находился свой собственный Большой Каньон. Если вы приехали из Европы с ее камерной тихой природой, с маленькими расстояниями и аккуратными поселениями, вы будете потрясены размерами этого каньона. Однако для местных жителей каньон был привычен, знаком и любим.

Природа здесь первобытная, дикая, непричесанная и опасная. Деревья вольно рвутся в небо, а когда силы у них кончаются, они просто падают на красную землю, превращаясь в пищу для будущих деревьев. Здесь бродят горные львы, пасутся мустанги, а высоко в воздухе реют белоголовые орлы, те самые, что на гербе Соединенных Штатов. Сотни видов птиц поют на ветвях деревьев и посвистывают из кустарника, небывалые цветы Цветут на склонах гор, но это только на дне каньона, там, где есть вода. Выше начинаются красные скалы, абсолютно безжизненные на взгляд дилетанта. В этих скалах наверняка пролегают золотые жилы, но старый Бен Рэндалл никому бы не позволил ковыряться в священной для него земле. Ведь на этой земле родилась его жена, нежно любимая красавица Нокоми, мать его детей, дочь индейского племени сиу...

Марк неспешно рассказывал Саре о красных горах, а она восхищенно смотрела по сторонам. Когда они въехали в сам каньон, Сара смогла снять шляпу, но свежий ветерок оказался довольно необузданным спутником. Он растрепал золотые волосы, запутал пряди, и Сара в испуге вскинула руки, пытаясь спасти от полного разрушения свою простенькую прическу.

13
{"b":"975","o":1}