ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Надо отдать ей должное, держалась она неплохо. Не вздрогнула даже тогда, когда Марк процедил сквозь зубы:

– Ну и как вам понравились фотографии моего отца в молодости? Тогда он был покрепче. Кстати, некоторые снимки сделаны тогда, когда вас еще не было на свете.

Сара спокойно поставила альбом на полку и посмотрела прямо в глаза Марку.

– Вы мне льстите. Я вовсе не так молода, как кажусь.

– Что ж, возможно, когда мы сойдемся поближе, вы покажете мне и свои фотографии. Вашей семьи, например. Вашего мужа... Если, конечно, он из плоти и крови, а не дух.

Сара задумчиво взглянула на Марка.

– Он был из плоти и крови. Я не выдумала его.

– Да? Очень интересно. А что вы выдумали? Ведь наверняка какая-то часть вашей истории вымышлена.

– Почему вы так решили?

– Потому что я много размышлял над тем, что вы мне рассказали. Для меня вы выбрали печальную историю о малютке, чьи родители погибли в страшной аварии, оставив ее круглой сироткой на попечении родственников. Не слишком ли смахивает на сказочку из сборника для Хороших Детей?

В синих глазах замерзли боль, грусть и смятение. Голос звучал ровно, но из-под спокойствия прорывалась горечь.

– К сожалению, это не сказка. Мои родители действительно погибли. Меня действительно забрали к себе тетя и дядя. Дядя скоро умер, так что росла я с теткой. Я не стала бы такое выдумывать.

– Звучит чертовски убедительно.

– Потому что я говорю правду.

– Так, значит, это было не лучшее время для вас?

– Не лучшее? Мистер Рэндалл, вся моя жизнь была не лучшим временем. Я ответила на ваш вопрос?

– А как же ваш муж?

– Мой БЫВШИЙ муж? О, это самая отвратительная часть моей жизни.

– Марк, сынок, что ты пристал к Саре?

Старый волк оказался начеку, и Сара легко ускользнула под его надежную защиту, успев бросить на Марка грустный и немного загадочный взгляд.

– Все в порядке, Бен. Я рассказывала... о своем детстве. Не пора ли нам на ужин?

– Сейчас придут Саймон и Мэри, и мы... Ах, вот они, уже пришли. Дорогая, позволь представить тебе: мой младший сын Саймон, его почти жена Мэри... А это, дети, мой большой друг, миссис Сара Джонсон.

Ужин удался. Возможно, потому, что Анжелы не было за столом. Напряженности прошлых вечеров как не бывало, хотя Марк выглядел достаточно мрачным.

Саймон был совсем не похож на своих старших брата и сестру, если не считать внешности, да и внешне... Он выглядел не таким сильным, более мечтательным и мягким, а уж его тридцати двух ему никто бы дать не мог. Худощавый стройный юноша с задумчивыми темными глазами. Из всех детей Рэндалла он больше всех был похож на индейца.

Характером он тоже разительно отличался от старших. Судя по всему, Саймон Рэндалл – как и его очаровательная невеста-хохотушка – не видел ничего странного или неприятного в том, что у его отца завязались теплые и неформальные отношения с молодой женщиной. Напротив, Саймон во всеуслышание заявил, что отец чертовски хорошо выглядит, если учесть, что совсем недавно он перенес серьезнейшую операцию, и хвалу за это надо воздать не только папиному упрямству и Божьей милости, но и прекрасной Саре, ибо очевидно, что ее благотворное влияние придало папе сил. Сказав все это, молодой человек очаровательно улыбнулся Саре и приветственно поднял хрустальный фужер.

Марк мрачно катал из хлеба шарики, строил из них пирамиду и терзал себя самыми разнообразными размышлениями. Ужасно, но он начинает понимать и оправдывать Сару. Ее жизнь была нелегка, ее брак был неудачен, Бог знает почему, но Марк ей верит, а значит... Господи, да ничего это не значит! Если он ей не верит, почему оправдывает? А если все-таки верит – почему так страшно и подло оскорбляет ее, почему говорит все эти гадкие слова? Как жаль, что папа вмешался... Может быть, она рассказала бы Марку о своем неудачном браке? С какой стати, идиот? Почему она должна с тобой откровенничать после всего, что ты ей наговорил и... сделал...

А может быть, вся эта душещипательная драма ее вовсе не так уж расстраивает, просто с ее помощью очаровательная Сара стремится вызвать сочувствие к себе. Черт, да какое ему вообще дело до очаровательной Сары?! Врет, не врет... Он не будет о ней думать, не будет, не будет, не будет...

– Что случилось, Марк?

Саймон с тревогой смотрел на старшего брата, и Марк очнулся. Жизнерадостного Саймона наверняка встревожил его мрачный вид и мертвое молчание за столом.

– Н-ничего... Прости, Сай. Ну, так как ты себя чувствуешь, Мэри? Готова превратиться в миссис Рэндалл?

– Почему бы нет? Ты же знаешь, я готова к этому уже давно. А по секрету говоря, я ею уже стала...

– Мэри!

– Саймон, вернись из девятнадцатого века! Марк знает меня с детства, тебя с рождения. Марк, а как ты? Не передумал насчет Лизы?

Марк чуть не подавился шампанским.

– Нет!

Ну Мэри, ну болтушка! Надо же заговорить об этом болезненном для Марка вопросе прямо за столом, когда вокруг столько внимательных и, главное, заинтересованных лиц. Кстати... почему болезненном?

Впервые за несколько месяцев Марк с изумлением понял, что уже несколько дней даже не вспоминает о Лизе Колфилд. И ничего – ничегошеньки не чувствует!

Еще несколько дней назад он точно знал, что его сердце разбито навсегда, что прекрасная капризанка Лиза надругалась над его чувствами, и он никогда больше не сможет полюбить женщину... Какая чушь! Он же взрослый человек, а кроме того, Сара...

– Я очень рада, Марк! Мне лично она ни когда не нравилась, правда, Сай? Самодовольная, себялюбивая, напыщенная эгоистка. Она не сделала бы тебя счастливым, Марк. Она вообще никого не может сделать счастливым. Тебе нужен кто-то... кто-то...

– Кто-то вроде Сары, братец. Жаль, что папа перехватил ее первым. Вы бы с ней были отличной парой. Она симпатичная, и в ней есть что-то... божественное.

Марк замер на стуле. О, эта молодежь! О, эта непосредственность!

– Я не думаю, что миссис Джонсон мне подходит.

– Перестань, Марк. Я же не финансист, я художник. Там, где ты высчитываешь, я чувствую. И чаще всего оказываюсь прав. Так что Сара...

– Мэри! Обещай мне привести Саймона в порядок. Он совершенно разболтался вдали от семьи.

– Ничего он не разболтался! Я тоже волновалась насчет Лизы. Особенно когда узнала, что папа и дядя Бен пригласили мистера Колфилда на свадьбу, а раз так, значит, и все его противные бабы увяжутся с ним, то есть Лиза...

– Что?! Но ведь она собралась замуж за...

– Здра-авствуйте!! Она расторгла помолвку. Саймон, ты уверен, что Марк в порядке? Ма-арк! Передаю по буквам: р-а-с-т-о-р-г-л-а п-о-м-о-л-в-к-у...

Марк смотрел на щебечущую Мэри, мягко улыбающегося Саймона – и молчал.

Если вас в лоб лягнула лошадь, не дергайтесь. Посидите в тенечке и переждите.

10

Со свадьбы Саре удалось улизнуть довольно рано. Добрых две сотни гостей наводнили «Оазис», бассейн на верхней площадке около дома был намертво оккупирован молодежью, но пруд в самой глубине тенистого парка остался вне их внимания, туда-то Сара и убежала.

Мэри была очень довольна свадьбой. Саймон был очень доволен, что довольна Мэри. Он между делом заметил, что список гостей подсократили из-за болезни отца, и Сара буквально не поверила своим ушам. Куда же больше?

Ничего, заключила новобрачная. Вот вернутся они из свадебного путешествия и соберут в Хьюстоне всех-всех.

– Хорошее дело – свадьба, правда, Сара? Почему же не сыграть ее еще разок?

Кстати, молодые уже упорхнули. Обменялись кольцами, Поцеловались под радостные вопли полутора сотен гостей и полусотни родственников, получили свою порцию риса и хмеля, переоделись в джинсы и пуловеры – и только их и видели.

Полчаса назад Сара проводила Бена в его комнату. Старый волк храбрился, но выглядел совершенно измотанным. Впрочем, задачу свою он выполнил, устроив для Саймона незабываемый праздник. Результатом было то, что без помощи Сары он едва ли смог бы подняться по ступеням, но Бен Рэндалл остался верен себе и крепился до последнего. Никого, кроме Сары, он к себе так и не подпустил.

18
{"b":"975","o":1}