ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А почему нет?! Почему? Неужели все эти горькие, одинокие годы наложили на нее проклятие, неужели после омерзительной истории с Диком она не имеет права на любовь, на страсть, на воплощение своих желаний? Ведь она еще молода, она не знала любви, она заслуживает хоть капельку счастья.

Неужели она всегда будет только жертвой?

– Он устал. Если вы это имели в виду.

– Я вообще ничего не имел в виду, Сара. Я просто спросил, как чувствует себя мой папа. Кстати, а как вы сами? Вымотались за день?

– Нет. Почему бы вам не вернуться к вашим гостям, Марк? Уверена, половина из них испытывает сейчас глубокое разочарование оттого, что вас нет рядом.

– Ревнуете?

Она смерила его ехидным взглядом и усмехнулась.

– О да! Пора взрослеть, Марк.

Она повернулась и пошла прочь, с трепетом чувствуя дыхание Марка у себя за спиной, совсем близко, так близко, что ноги слабеют...

Внезапно он схватил ее за локоть и быстро развернул к себе. В черных глазах горел мрачный огонь.

– О да. Я и забыл. Вы же предпочитаете мужчин постарше. Кстати, почему? Боитесь, что молодые проживут дольше?

– А разве вы боитесь не того же, Марк Рэндалл? Что придет молодая авантюристка и наследство старого Рэндалла уплывет от вас? Вы все одинаковы, молодые и старые, мужчины, не умеющие ждать и терпеть, не умеющие прощать, не умеющие жалеть...

Она замерла, увидев в его глазах смертельную ярость. Могучая рука взметнулась в воздух, и Сара обреченно ожидала удара, но Марк не ударил ее. Он просто с силой притянул ее к себе и сквозь зубы простонал:

– Почему мы это делаем?! Почему убиваем друг друга? Мучаем? Ведь ты хочешь меня так же сильно, как я хочу тебя!!!

Она застыла, словно испуганный птенец, сжалась в его руках, боясь признаться, боясь обмануться еще раз, но в этот самый момент за спиной у них зашуршали ветки, и мелодичный смешок нарушил страшную, напряженную тишину.

– Пардон, я не знала, что тут занято. Марк, ты хочешь утопить миссис Джонсон?

Сара узнала ее почти мгновенно. Лиза Колфилд. Та самая себялюбивая, напыщенная эгоистка, которая так не нравится Саймону и Мэри.

Она действительно была очень красива, эта девица. Черные прямые волосы, карие глаза, высокая пышная грудь...

Марк стоял и смотрел на Лизу, отчасти гневно, отчасти как-то еще, Сара не очень поняла, как именно, но решила воспользоваться моментом, чтобы ускользнуть. Ее шаги по воде были абсолютно бесшумны, но в жилах Марка Рэндалла текла кровь индейцев-сиу. Он резко обернулся и схватил Сару за руку. Ноздри его раздувались, но Марк изо всех сил старался соблюсти приличия.

– Лиза... Сара... Вы знакомы, я так понимаю?

– Конечно, милый. Это... э-э-э, подруга твоего отца, так я понимаю. Он сам нас познакомил. Похоже, он не на шутку влюблен.

Удивительно, не сказав ни единого грубого слова, Лиза ухитрилась оскорбить Сару до глубины души. Сара поежилась и осторожно высвободила свою руку из стальных пальцев Марка. Тот стоял оцепенев, видимо, упоминание об отце несколько отрезвило его. Наконец он выдавил:

– Темнеет. Пойдемте. Гости, должно быть, начинают разъезжаться.

Сара качнула головой.

– Я лучше останусь здесь, а вы идите.

– Сара...

– Пойдем же, Марк...

– Увидимся утром, Марк. Спокойной ночи.

– Сара...

Ну что «Сара»? Сара стоит босиком в пруду и смотрит ему вслед, а он покорно уходит вслед за своей бывшей пассией.

Я хочу тебя так же, как ты хочешь меня...

11

Марк добрался до постели уже после полуночи. Сам он уговаривал себя, что должен был посвятить все силы гостям, но на самом деле гости прекрасно обходились и без него. Шампанского было вдоволь, Анжела тигрицей металась между столами, на Марка никто и внимания особого не обращал, если можно так выразиться.

На самом деле он просто боялся оказаться в тишине комнаты, наедине с собственными мыслями и воспоминаниями. Это было пыткой, а Марк больше не хотел испытывать боль.

Лиза ясно дала понять, что очень не прочь возобновить былые отношения, более того, она даже делала вид (в присутствии своего отца), что все уже вернулось на круги своя, висела на локте Марка, прижималась бюстом к его плечу и томно моргала длинными ресницами. Она явно напрашивалась на приглашение остаться погостить на ранчо, но Марк молчал.

Он молчал и по дороге из сада, когда Лиза буквально уволокла его от Сары. Некоторое время они брели в полной тишине, потом Лиза сказала вдруг обычным и немного злым голосом:

– Ты не можешь взять ее, Марк.

Он похолодел, но упрямо молчал. Лиза не смутилась этим обстоятельством. Ей никогда не требовались собеседники – только слушатели.

– Ты собирался ее поцеловать, я же видела! Но я тебя спасла, можешь не благодарить. Что ты выдумал – ведь папаша оставит тебя без единого цента, если узнает, что ты собрался наставить ему рога!

– Я не понимаю, о чем ты, Лиза... Кстати, перестань делать вид, что мы помирились. Поезд ушел. Жаль тебя разочаровывать, но ты зря теряешь время.

– Правда? Действительно, жаль... И все-таки Бен тебя убьет, если узнает, учти это!

Убьет ли?

Марк задавал этот вопрос самому себе и не имел ни малейшего желания выяснять ответ у папы.

В одном Лиза была точно права. Он собирался поцеловать Сару и непременно сделал бы это, если бы не означенная Лиза.

Марк медленно раздевался, а перед глазами маячил светлый призрак Сары Джонсон. Господи, да что ж это с ним! Неужели он обречен на это безумие, пока Сара Джонсон все еще гостит в этом доме...

Он прекрасно понимал, что почти любая из женщин на сегодняшнем празднике была бы счастлива, окажи он ей внимание, но Сара Джонсон просто пожелала ему спокойной ночи.

Ничего себе спокойная ночь! Марк рывком распахнул стеклянные двери и почти выпал на балкон. Звезды мерцали, москиты жужжали, цветы благоухали, цикады звенели... Ночь как ночь. Типичная райская ночь. Пронизанная чувственностью и неясным томлением, предчувствием любви...

Марк глухо зарычал. Не думай о ней, не думай, иначе ты не сможешь забыть ее никогда, иначе ты не сможешь спать, есть, жить, иначе ты не...

Сара сказала о жаре, что она будит чувственность...

Зачем она это сказала – наверное, чтобы спровоцировать его, не иначе. Но это было тогда, они еще не были знакомы. Теперь же Марк точно знал, что под всеми этими сексуальными одеяниями скрывается отнюдь не кокетка, не расчетливая соблазнительница, но вполне...

... невинная девушка? Марк горько рассмеялся. Она просто достаточно умна, эта женщина, и прекрасно понимает, что доступная шлюха никогда не будет желанна, в отличие от скромной девственницы.

Что он о ней знает? Только то, что папа ее очень любит и уважает? Но папа болен, серьезно болен, и кто может поручиться, что Сара Джонсон не играет на его болезни! Вообще, все это крайне подозрительно. Скромная сотрудница аукциона носит туалеты от лучших кутюрье и водит нежную дружбу с Бенжаменом Рэндаллом.

Дружбу! Теперь это так называется. Марк почувствовал новый приступ ярости. Так и до язвы желудка недолго.

Никакой она не друг и даже не подруга. Она – сожительница. Любовница. Содержанка.

Как жаль, что свадьба Саймона не длится несколько дней. Неплохо было бы узнать о Саре Джонсон побольше. Где живет? Каким на самом деле было ее детство? Где ее загадочный муж, то есть бывший муж? Сколько они были женаты и почему этот брак распался? Знает ли обо всем этом папа? Кто вообще об этом всем знает?

Надо бы подключить Обадию. Он прирожденный разведчик, кроме того, Марк уже неоднократно убеждался, что во всех уголках мира у Обадии находятся друзья, знакомые и бывшие однокурсники и одноклассники. Таким образом, достойный секретарь являл собой кладезь информации, самой разнообразной и неожиданной. А в данном случае нужна сущая ерунда – адрес и номер страховки. Остальное можно выяснить и по официальным каналам. Пара дней – и любая полиция позавидует оперативности частного детектива Марка Рэндалла и его помощника доктора Обадии Джоунса.

20
{"b":"975","o":1}