ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они с Беном стали друзьями, они оставались ими и сейчас, но Сара просто не могла вернуться в Штаты и сделать вид, что ничего не произошло. Не только потому, что не умела притворяться.

Она никогда в жизни не позволила бы Марку... то, что позволила, если бы не испытывала к нему вполне определенных чувств. Она сражалась с этими чувствами, она душила их в себе, но сердцу не прикажешь. Влечение между ними возникло в первые же минуты знакомства, окрепло за время пребывания Сары на ранчо, а завершилось вполне логично и естественно в ее постели в ту ночь.

Миллион лет назад. Всего три дня.

Она стояла и смотрела в зеркало, а в нем отражалась тьма. Что ей делать? Вдруг Бену стало хуже? Но она не член семьи и не имеет права быть в больнице рядом с ним... Но он сам об этом просил... Но его дети против... Но Марк позвонил...

Что ей делать?!

Сорок восемь часов спустя Сара Джонсон выходила из такси у главного входа в хьюстонский госпиталь, отделение онкологии и интенсивной терапии.

Перелет она перенесла совершенно нормально, а остановилась в небольшом отеле на окраине Хьюстона – там по крайней мере было чем дышать. От семьи Рэндалл она больше зависеть не хотела.

Марку она звонить не пыталась. Зачем? У нее и так не хватало времени. Нужно было отпроситься на работе, умаслив изумленного и возмущенного Стенли, оставить ключи соседям и договориться, чтобы поливали цветы, заказать билет и позвонить в Штаты насчет гостиницы.

Сверкающий лифт вознес ее на пятый этаж.

Сестра в крахмальном халате улыбнулась профессионально доброжелательной улыбкой и вопросительно приподняла брови. Интересно, предупреждены ли здесь о ее возможном приходе?

– Миссис Джонсон? Так вы... друг мистера Рэндалла?

– Да, то есть... он спрашивал обо мне, вот я и...

– К нему пускают только членов семьи, я не уверена...

– Но я...

– Сожалею, но ничем не могу помочь, миссис Джонсон. Мне действительно очень жаль. Другого выхода не оставалось.

– В таком случае передайте, пожалуйста, мистеру Марку Рэндаллу, что я здесь.

– Миссис Джонсон...

– Вы не понимаете, сестра! Он хотел меня видеть. Я не шучу. И я не папарацци. Спросите любого члена семьи.

В этот момент сильные пальцы сдавили ее локоть. Сара, слегка раскрасневшаяся после спора с бдительной медсестрой, обернулась, думая, что это Марк, однако перед ней стоял охранник. Он вежливо, но настойчиво потянул Сару к выходу.

Что ж... Придется вернуться в отель и позвонить Марку.

Охранник довел ее до лифта, двери которого как раз распахнулись, выпуская на этаж женщину... Анжела!

– Сара?! Что вы делаете с миссис Джонсон, любезный? Куда вы направляетесь?

На свете мало найдется людей, желающих помочь Саре Джонсон меньше, чем Анжела Хардвик, урожденная Рэндалл. В этом Сара не сомневалась. Однако вмешательство Анжелы возымело неожиданный эффект. Охранник выпустил локоть Сары, вытянувшись по швам. Медсестра пулей вылетела из-за стойки и помчалась к ним, тараторя на ходу.

– О, простите, простите, миссис Хардвик, но мне ведь были даны четкие указания, вот я и подумала, но если это ваша гостья, и, мистер Рэндалл действительно ждет ее, то разумеется, просто откуда мне было знать...

– Помолчите. Мой брат здесь, почему вы не сообщили ему о приезде миссис Джонсон?

– Но я...

– Помолчите! Миссис Джонсон, примите мои извинения. Я была уверена, что Марк предупредил сестер и охрану.

Раки свистят на всех окрестных горах, коровы летают, словно бабочки, по четвергам обещают затяжные и обложные дожди... Сара смотрела на Анжелу и боролась с желанием ущипнуть себя посильнее. Она что, внезапно прозрела? Ей было видение? Почему она себя так ведет? Действительно, прямо Ангел...

– Я... Анжела... Я не предупредила Марка. Никто не знал, когда я прилетаю.

– Вы не говорили с Марком?

– А это так важно? Нет, не говорила.

– Важно, если он уже в аэропорту.

– Что?!

Значит, Бен умер... И Марк тут же позабыл и о своем звонке, и о самой Саре...

– Марк собрался лететь в Англию сегодня вечером, – поспешно объяснила Анжела.

– Да? Но... Зачем?

– Он пытался вам дозвониться, но безуспешно, вот и решил лично привезти вас... Сара.

– Он летит за мной?

– Ну а за кем же, Господи! Простите, я волнуюсь. Сестра, где сейчас мистер Рэндалл, вы знаете?

– Вы имеете в виду мистера Марка Рэндалла, миссис Хардвик?

– Насколько я помню, сестра, мой отец пока не может передвигаться самостоятельно, поэтому о его местонахождении не так трудно догадаться, благодарю вас. Я имела в виду именно мистера Марка Рэндалла.

Сестра почти умерла под испепелявшим ее взглядом грозной Анжелы, но смогла пролепетать в ответ:

– Я... я... я...

В этот момент до всех присутствующих донесся мягкий смешок.

– Продолжаешь муштровать обслугу, Анжи?

Сара обернулась, словно ее ужалили. По коридору шел Марк Рэндалл, черноволосый красавец с огненными очами, и под легкой рубашкой лениво перекатывались могучие мышцы. Верхняя пуговица была расстегнута, открывая мускулистую шею и завитки жестких черных волос на груди... Сара почувствовала, как все ее кости превращаются в желе.

Марк метнул на нее стремительный и странный взгляд и обратился к сестре:

– Так что тут происходит?

Сара дрожала как в лихорадке. Это великолепное тело она видела нагим, эти руки ласкали ее, эти насмешливые губы нашептывали ей на ухо древние и прекрасные слова обольщения...

Спасибо Анжеле, она смотрела на брата, а также ее голосу – он вырвал Сару из сладкой и опасной истомы.

– Как что происходит? Эта девица все перепутала и не пускала миссис Джонсон. Более того, она хотела ее вывести!

– О Боже, это правда? Сюзи, вы что, с ума сошли? Сара, почему ты мне не перезвонила? Я бы встретил тебя в аэропорту.

– Полагаю, миссис Джонсон ценит независимость, Марк. Кроме того, у нее вряд ли есть твой телефон. Ты ведь его не оставлял?

– Могла бы позвонить в больницу... Анжи, а ты что, снова пытаешься не пустить миссис Джонсон к папе? Или я ошибся?

– Очень смешно! Лучше проводи гостью. Она приехала к папе, между прочим, не к тебе!

– Жаль. Пойдемте, миссис Джонсон. Анжи, позвони Обадии, пусть отменит заказ на самолет. Теперь мне незачем лететь в туманный и дождливый Альбион.

– Не паясничай. Обадия сейчас где?

– Час назад сидел в офисе.

– Хорошо. Всего доброго, миссис Джонсон.

Ошеломленная Сара кивнула и молча поплелась за Марком.

15

В лифте вместе с ними ехала еще одна медсестра, так что разговаривать было нельзя. Сара была этому рада. О чем им разговаривать? Она приехала повидать Бена, как правильно заметила Анжела, а не Марка Рэндалла. Кстати, удивительно, что Анжела была так мила и любезна с ней. Конечно, более взыскательный человек сказал бы, что ей немного не хватало сердечной теплоты, но взыскательный человек не видел Анжелу в ее лучшие моменты.

– Хорошо долетела?

Голос Марка вырвал Сару из задумчивости. Она взглянула на него – и торопливо перевела глаза на вспыхивающие на табло цифры. Невозможно смотреть, как он стоит, небрежно облокотись на стенку лифта, красивый, желанный... Любимый?

– Нормально долетела. Немного потрясло, но потом все было хорошо. Спала всю дорогу.

– Надо было мне все-таки перезвонить. Я мог бы заказать билет и встретить.

– Это необязательно.

– Это тебе так кажется, Сара. Я едва не спустил всех собак на Обадию, решил, что он дал мне неправильный номер.

– Прости. Я не хотела.

– Правда? А почему ты на меня не смотришь, красавица? Тебе стыдно вспоминать, чем мы занимались?

Она в негодовании уставилась на Марка, а потом осторожно заглянула через его широкое плечо. Темнокожая сестра хранила молчание и в лице не изменилась ни капельки.

– Ты... ты не должен так говорить! Мы не одни...

– Сестра не понимает по-английски. Она мексиканка. Здесь их много. Ты не ответила, красавица.

27
{"b":"975","o":1}