A
A
1
2
3
...
27
28
29
...
32

– Ух-х... Я... я не могу дождаться встречи с Беном. Как он?

Марк смерил Сару уничтожающим голосом и отчеканил:

– Ему гораздо лучше, хотя он очень слаб. Мы вовремя переправили его в больницу, так что он везунчик. Если бы он и дальше морочил нам голову, мы бы могли его потерять.

Сара с опаской покосилась на Марка, не очень зная, что здесь можно сказать в ответ.

– Он... мне кажется, он просто не хотел портить свадьбу Саймону.

– А вот не надо делать вид, что только ты одна разбираешься в папиных душевных порывах, а мы так, жалкие, бессердечные, избалованные детишки. Ты... ты его сообщница! Ты была его доверенным лицом, а нам врала, что ты его сожительница!

– Ты ему об этом сказал? Он знает, что ты обо всем догадался?

– Ты за кого меня принимаешь, Сара Джонсон?

– Я тебя вообще не знаю, Марк Рэндалл.

Он опешил, услышав этот тихий, безнадежный голос. Он хотел ответить, хотел что-то сделать, но в этот момент лифт остановился. Они вышли в коридор, и Марк сердито махнул рукой в направлении длинного стерильного коридора.

– Там в конце пост, спросишь. Отец... его палата слева, через большой холл. У него своя охрана, но тебя пропустят.

– А ты?

– Я подожду в комнате для посетителей. Когда соберешься уходить, сестра мне позвонит, и я тебя провожу.

– Хорошо.

Ничего хорошего. Она побудет с Беном, а потом тихонько уйдет из больницы. Поедет к себе в отель... и повесится. Глупая шутка.

Просто она больше не вынесет встреч с Марком Рэндаллом. Это оказалось не просто трудно, это оказалось невозможно.

Бен выглядел гораздо, гораздо лучше, чем она ожидала. Он все еще был бледен, но зато чисто выбрит, темные глаза оживленно блеснули при виде Сары, и он протянул к ней исхудавшие руки.

– Сара! Девочка моя! Как я рад тебя видеть!

Она не сдерживала слез и смеха.

– Я тоже рада, Бен, я так рада... Я беспокоилась о вас. Медсестры давали только общую информацию, я почти ничего не знала.

– Садись ко мне. Сестра, не прогоняйте ее, прошу. Эта девочка лечит меня своим присутствием. Спасибо, сестра. Сара! Почему тебя не было так долго?

– Ну, я...

– Только не пытайся мне соврать, ладно? Это Марк, верно? Он тебя отослал домой, паршивец.

– Нет-нет, что вы! Это все мой отпуск. Он просто закончился, и я должна была вернуться. Я же не знала, сколько вы еще пробудете в госпитале.

В глазах Бена засиял ехидный огонек.

– Н-да? Ну-ну... Я же знаю, ты его защищаешь, а напрасно. Кроме того, Анжела тоже наверняка в этом замешана. Она никогда не скрывала своего отношения к нашему с тобой союзу...

– Вы им сказали?

– Я полагаю, Марк сам обо всем догадался. Кроме того, полезно заставить его поревновать.

– Бен!

– Что? Не веришь? Сара, деточка, я влюблялся в женщин, когда твои родители еще не родились. Я знаю, как выглядит влюбленный мужчина, особенно когда он не хочет, чтобы об этом знали остальные. Сказать? Как полный идиот. Именно так смотрит на тебя Марк. Его к тебе тянет, только он сопротивляется очевидному.

– Бен!

– Что? Ты же не будешь спорить с тем, что мой сын считает тебя красавицей?

– Я... Он... Я не думаю, что это подходящая тема для разговора.

– Почему это? Хочешь обсудить результаты моих утренних анализов? Думаешь, это намного интереснее? Или узнать, сколько мне отпустили доктора?

– Пожалуйста, Бен...

– Дорогая моя, маленькая моя девочка! Послушай, что я тебе скажу. Не надо избегать этого разговора и не надо расстраиваться. Всем нам отпущен свой срок. Я в чем-то счастливее прочих, я почти наверняка знаю, когда умру. Для большинства это случается совершенно неожиданно и всегда некстати.

– Не знаю, что отвечать.

– Ну скажи, что будешь скучать, например. Мы же были друзьями, хорошими друзьями, не так ли?

– Вы же знаете.

– Как друг, я хочу позаботиться о том, чтобы ты была счастлива и без меня.

– Счастлива... Бен, я уже счастлива. Я работаю, я живу в чудесном доме, я свободна благодаря вам, вы это знаете. У меня появились новые друзья и нашлись старые...

– Я не об этом, Сара. У тебя хорошенький домик, а Стенли в тебе души не чает, но я хочу быть уверен, что, если тебе захочется отдохнуть, поменять работу или переехать в другой город, ты сможешь это сделать не напрягаясь...

– Нет, Бен.

Сара подняла голову и серьезно посмотрела на своего старого друга. Синие глаза были печальны, но нежный голос звучал твердо.

– Я ваш друг, но я не приму от вас ни цента. Я не хочу ничего, кроме вашей дружбы. А она у меня уже есть.

– Не создавай мне трудности, Сара.

– Я не создаю трудности, Бен. Пожалуйста, давайте не будем обсуждать это! Мы ведь уже об этом говорили.

– Помнишь, как мы приехали на ранчо? Какой прекрасный был день... А потом мы отправились гулять и купили тебе ту безделушку...

– Это был бриллиантовый браслет.

– Это была безделушка. И не спорь со стариком, мне нельзя волноваться. Просто мне очень нравится делать тебе подарки. Я хотел бы делать для тебя еще больше, но увы...

Глаза Бена Рэндалла погрустнели, и Сара торопливо взяла его за руку.

– Пожалуйста, не грустите, Бен! Вы и так сделали для меня столько... столько, что я... Я не знаю, что бы я без вас делала.

Он улыбнулся и погрозил ей пальцем.

– Умная девочка. И хорошая. Знаешь, Сара, благодаря тебе я понял, что кое-что сделал в жизни. Не нефть, не миллионы, а нечто большее. Я был добр к людям. Я кому-то помог. Я вырастил своих детей. За многое мне стыдно. Я не удержал Анжелу от брака с этим слабаком Хардвиком и не помог ей избежать позорного развода. Как ты думаешь, она меня простила?

Сара вспомнила, как металась Анжела в одной ночной сорочке и ломала изящные руки, закусывая тонкие губы и с отчаянием глядя на своего беспомощного отца... Как помчалась к нему в Хьюстон на машине, сама, ночью, без водителя...

– Я уверена в этом. Почему вы не спросите ее сами?

– Теперь спрошу. Ты подсказала, спрошу, спасибо.

– Бен...

– Да?

– Вы только поправляйтесь поскорее. Вы же сильный, вы самый сильный в мире! Мы все этого ждем. Марк заберет вас домой, на ранчо.

– Ох, этот мне Марк... Дитя мое непутевое! Сара, только честно, что ты думаешь о моем сыне?

Сара судорожно пыталась собрать воедино разбегающиеся мысли и слова. Сказал Марк или не сказал? Знает ли старый волк об их отношениях? Все ли он о них знает? А Анжела? Она знает?

– Э-э-э... О Марке, да?

– Сара, детка, разумеется, о Марке. Что-то не так? Ты его до такой степени не любишь?

– Нет!

– Я так и думал. Значит, это всего лишь секс...

– Что?!

– Он тебя просто волнует.

– Да мы едва знаем друг друга...

Бен отмахнулся от нее, помолчал, посмотрел в потолок, а затем задумчиво протянул:

– Ты, должно быть, слышала, что он был помолвлен с Лизой: Колфилд. Между нами, девчонка дрянь, да и папаша в свое время мне здорово насолил, но... Этот брак устраивал оба семейства, так что на свадьбе Саймона мы со стариком Колфилдом надеялись на... Но ничего не вышло. Марк изменился. Ему наплевать на Лизу. Он вообще не смотрел на женщин, хотя раньше этого и представить было нельзя. Знаешь, почему, Сара? С чего бы это молодой мужчина, всю жизнь волочившийся за всем, что дамского полу, блюдет невинность и не смотрит на девчонок?

Сара почувствовала, как горят ее щеки.

– А вы... спрашивали у него? Ладно, Бен, я, наверное, пойду. Ваша семья...

– Марк был с тобой в ту ночь, когда мне стало плохо, правда? Неужели ты думала, что я этого не выясню?

– Но... но я... мы...

– Вы оба забыли об Остине. Он стар, у него отвратительный характер и кошмарное отношение к мини-юбкам, но он отнюдь не слеп и не глуп.

– Боже! Вы все знаете... И вы меня еще позвали сюда...

– Очень интересно! Ты что, вошла в роль? Мы же не были любовниками, Сара. Я просто немножечко взял у тебя взаймы. Твоего времени, твоей жизни... Ты превосходно сыграла свою роль, как я могу сердиться на тебя за то, что сделал мой сын?

28
{"b":"975","o":1}