ЛитМир - Электронная Библиотека

Элси перевела дыхание.

— Вот как ты это называешь? — прошептала она чуть слышно, не в силах противиться сладкой истоме, которую пробуждала в ней близость его тела.

— Да, до сего момента это было так. — Голос Родриго стал нежным. — Перестань же сопротивляться, mi amor, иначе твоя сестра подумает, что ты меня не любишь.

— Любить тебя? — беспомощно переспросила Элси.

Не глядя на ошеломленную Джессику, будто ее здесь и вовсе не было, Родриго развернул любимую к себе и поцеловал со всем пылом своей страсти.

— Так же, как я люблю тебя, — заключил он, и голос его слегка дрогнул. Элси содрогнулась.

— Ты же сказал сестре, что ее вопрос преждевременен…

— И это чистая правда. У меня еще не было времени поведать тебе о моих чувствах и спросить, согласна ли ты оказать мне честь, став моей женой.

Колени Элси подогнулись, и даже Джессика поняла, что происходящее здесь и сейчас — дело слишком личное, чтобы в него вмешивался кто-то третий. В игру вступали чувства, чистая страсть, и этим двоим более никто не был нужен.

— Кажется, мы все же остаемся, — удовлетворенно пробормотала девушка, прикрывая за собой дверь, и не удивилась, что ее уход остался незамеченным.

Элси проснулась под шум дождя и сначала не поняла, где находится. Ей опять снилась свадьба. Гулкий свод огромного собора в Сан-Марино. Рокот органа стих, кажется, что в церкви совсем пусто — такая стоит тишина.., тишина, прерываемая только дыханием.

— Берешь ли ты, Родриго, в жены…

— Да.

Элси вздохнула и открыла глаза. Спальня была залита сереньким утренним светом, широкая постель смята. Родриго рядом не было.

Босиком, в ночной рубашке из золотистого шелка, с волосами, спутанными после сна, она вышла в коридор. Ну да, конечно, так она и думала: дверь в детскую приоткрыта.

Элси на цыпочках подошла и заглянула внутрь. Ее муж — тоже босой, в распахнувшемся на груди халате — склонился над кроваткой. Волна нежности захлестнула молодую мать, и она улыбнулась.

Словно почувствовав ее присутствие, Родриго стремительно обернулся. Элси и охнуть не успела, как его сильные ладони уже легли ей на талию, а уха коснулся шепот:

— Доброе утро, mi amor. Мне просто послышалось, что Долорес плачет, и я решил проверить.

— Кажется, с малышкой все в порядке?

— Да, она спит.

— Тогда пойдем, не будем ее тревожить… Потолок вдруг стремительно дрогнул, поплыл ей навстречу, и Элси едва удержалась, чтобы не вскрикнуть от неожиданности. Только близость спящей дочки удержала ее от возгласа, когда муж внезапно подхватил ее на руки.

Зато за дверью детской она дала волю словам.

— Родриго, сумасшедший! Что ты делаешь? Отпусти меня немедленно!

— Почему? Нет ни малейшей причины…

— Увидит кто-нибудь. Будет неловко.

— Никто не увидит. Твоя сестра еще спит, а Лаура как вчера уехала со своим женихом, так не объявится в ближайшие три дня.

Как летит время, подумала Элси. Крошка Лаура, маленькая злючка, по уши влюбленная в своего опекуна, теперь уже взрослая девушка, учится в колледже и скоро выйдет замуж. Ее избранник, кажется, славный юноша, хотя и небогатый, да и влюблен в нее очень…

Лауре с ее миллионами можно не думать о выгодной партии, а во всем остальном ей лучшей пары не найти — серьезный, приветливый, слегка похожий лицом на Родриго — каким тот, должно быть, был в пору своей молодости. Может, потому Лаура и обратила на него внимание?

— Ну и что, — не смирилась Элси, легонько трепля мужа за волосы и этим изображая негодование. — Экономка может увидеть, она рано встает.

— Ну и пусть смотрит, ведь ты моя жена! — рассмеялся Родриго, кружа ее в объятиях. — Ничего дурного, стало быть, не происходит. Кроме того, мы отдыхаем тут уже второе лето, сеньора Эспронседа, я думаю, привыкла.

Да, они снова не поехали в Грецию, как собирались зимой, и Гавайи тоже не влекли супругов. Сан-Исабэль, крохотный островок, затерянный в Средиземном море, стал для них земным раем — ведь именно здесь родилось их счастье! Любовь словно осветила изнутри прекрасную виллу, осенила своим крылом весь остров так, что даже непоседа Джессика напросилась в гости на недельку — отдохнуть от шумной Барселоны, где предпочитала проводить летние деньки…

А Лаура сейчас, должно быть, наслаждается свежим морским воздухом и компанией своего жениха. Она отправилась вдоль берегов на яхте, которую Родриго охотно одолжил своей воспитаннице, — зная, что «Барселона» приносит удачу в любви. Учеба в колледже и знакомство с новыми людьми изменили характер Лауры, и теперь он уже не боялся предоставить ее самой себе на несколько дней…

— Сеньор, отвечайте немедленно: куда вы меня несете?

— В спальню, сеньора Маркес. Вы имеете что-нибудь против?..

— Н-нет, Родриго. Но…

— Что такое, mi amor?

Он на миг остановился, чтобы заботливо заглянуть жене в лицо. Та слегка покраснела.

— Знаешь, говорят, женщина дурнеет, когда… Руки ее скользнули вниз, к уже начинавшему округляться животу. Второго ребенка — по всем предположениям сына, ждали к зиме. Родриго расхохотался.

— Может, и так. Только это не про тебя. Твоя фигура всегда будет совершенна, да и разве может быть что-нибудь прекраснее жены, носящей желанного ребенка?

Элси вздохнула, не в силах найти ответ. Голова ее слегка кружилась от счастья, и даже серенький свет, сочившийся сквозь окна, казался ярче сияния солнца. Отдаваясь на волю чувств, она опустила ресницы и спрятала пылающее лицо у мужа на плече.

32
{"b":"976","o":1}