ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 9

К своему дому я подкатила где-то в полпятого утра. Меня все еще мутило после употребления традиционной пищи, тем не менее разговор с матерью меня приободрил. Она выразила надежду, что я стану доброй вампиршей и буду вести себя хорошо. Эта ночь оказалась долгой, но продуктивной, и теперь я была готова выпить чуть ли не целый галлон воды (хотя это и не утолило бы моей жажды), а потом завалиться в кровать.

У меня во дворе, прямо на подъезде к гаражу, стоял абсолютно незнакомый автомобиль – белый «таурус». Так что пришлось парковаться на улице. По дороге к крыльцу я заглянула в салон чужой машины и увидела съемную «мигалку». Все понятно – полиция.

Едва войдя в дом с набитым туфлями бальным платьем Антонии, я сразу же уловила характерный запах детектива Ника Берри – запах чистоты. Который, кстати, никогда раньше не ощущала. Каждый раз, когда мы встречались в отделении, все, что я могла учуять, так это запах черствых круассанов (то, что полицейские питаются исключительно пончиками, не более, чем миф) и остывшего кофе.

Ник выскочил из кухни (интересно, что он там делал?.. решил перекусить? ) и, увидев меня, застыл как вкопанный. Челюсть у него отвисла, а рука потянулась под мышку, где находилась кобура с пистолетом.

– Ну просто замечательно! – воскликнула я и, захлопнув дверь, опустила на пол свою ношу. – Вы, значит, вознамерились угрожать мне оружием в моем же собственном доме? А ордер у вас, кстати, имеется?

– Чтобы взглянуть на покойницу, вздумавшую прогуляться, ордер не требуется. К тому же вы опять не заперли входную дверь.

– Когда я уезжала, мне было совсем не до того, – проворчала я. – Значит, Джессика не удержалась и все вам выложила? – Я покачала головой. Надо будет придушить ее, как только мы снова встретимся. Заявив, что мое воскрешение не является секретом, я и не думала, что она первым же делом помчится в полицию. Сватовские потуги Джессики просто сведут меня в могилу!.. Впрочем, теперь уже нет. – Эта коза… Да, модруга-наперсница – благо с побочным эффектом!

Ник пялился на меня, точно пес на свиную отбивную.

– Я ей, конечно, не поверил, счел это дурацкой шуткой… но тем не менее пообещал лично удостовериться.

– Полагаю, на ваше решение не повлиял тот факт, что ее семейству принадлежат чуть ли не две трети нашего штата? – сухо осведомилась я.

– Да нет… Мне и шеф велел заняться этим безотлагательно, – сообщил Ники часто-часто заморгал. – Просто не могу поверить, что обсуждаю все это с покойницей!

– В самом деле?..

– Вам известно, что инсценировка собственной смерти является противозаконным деянием? Соответствующие органы это так не оставят.

– Хотите верьте, Ник, хотите – нет, но на данный момент для меня это не самая главная проблема. К тому же я ничего не инсценировала.

Все время, пока мы разговаривали, Ник стоял на месте и неотрывно смотрел на меня, но едва я сняла кроссовки, он словно сбросил оцепенение и двинулся вперед. Приблизившись, он, к моему изумлению, без лишних слов заключил меня в объятия. Точно персонаж из какого-нибудь сентиментального романа.

– Эй!.. – Я недоуменно вскинула брови. – В чем дело?

– О Боже!.. – пробормотал Ник, глядя на меня в упор. Мы с ним были практически одного роста, и его пристальный взгляд вызвал во мне некоторое волнение. Я видела свое отражение в его голубых, с золотистыми крапинками и большими зрачками, глазах, видела, как таращусь на него, слегка приоткрыв рот. – Ты такая красивая!

Я пораженно застыла.

До этого Ник дотрагивался до меня всего несколько раз, главным образом, пожимая руку, да еще однажды наши пальцы соприкоснулись, когда он угостил меня батончиком «Милки вей». И все это время он был холоден, учтив и любезен – ну просто образец «хорошего парня». Я чувствовала, что он имеет ко мне практически нулевой интерес и потому не предпринимала инициативы. Именно поэтому меня так раздражали намеки и шуточки Джессики. И вот теперь…

– О Боже! – снова пробормотал Ник и… поцеловал меня. Впрочем, скорее это походило на то, будто он пытался меня проглотить. Его язык запрыгал у меня во рту (по крайней мере такое возникло ощущение), и я внезапно осознала, что дышу его дыханием. Это было поразительно, но отнюдь не противно. – Ой!.. – Ник вдруг отдернул голову и дотронулся до нижней губы, на которой проступила крупная капля крови. – Ты меня укусила?!.

– Прош-шти… но ты меня иш-шпугал… То еш-шть это так неожиданно. О ш-шёрт! – Я не могла оторвать взгляда от этой соблазнительной алой капли на его губе. Она блестела, она манила, она словно призывала немедленно попробовать ее на вкус. – Ник, вам ш-шледует уйти! Прямо шейчаш!

– Но ты так прекрасна! – прошептал он и вновь поцеловал меня, теперь уже более нежно.

Я ощутила вкус его крови и поняла, что ничего не смогу с собой поделать. И я еще называла жаждой то, что испытывала совсем недавно!.. Нет, только сейчас меня действительно охватила сильнейшая жажда, требующая немедленного утоления.

Я ответила на поцелуй Ника, присосавшись к его нижней губе, которая оказалась очень сочной и изумительно вкусной. М-м-м… так бы и съела тебя, мой сладенький!

Между тем он резво, точно перевозбужденный юнец, начал срывать с меня одежду. Я услышала, как шлепнулась на пол его кобура (слава Богу, пистолет при этом не выстрелил!), как звякнули монеты в карманах упавших брюк. Затем раздался треск разрываемой ткани… Что ж, придется покупать новую футболку… О том, что произошло с моими леггинсами, я не имела ни малейшего представления. Возможно, он их просто съел.

Оторвавшись от губ Ника, я одним движением отвела в сторону его лицо и вонзила клыки ему в шею. При этом я даже в глубине души не ужаснулась тому, что делаю. Меня ничто не сдерживало, и я не испытывала ни малейшей брезгливости при мысли о том, что пью человеческую кровь, словно клюквенный морс. Я больше не могла ждать… Я больше не собиралась ждать!

Вообще-то я предполагала, что мне придется кусать Ника самым натуральным образом, но в действительности мои клыки легко, как лазерный скальпель, прошли сквозь кожу, и секунду спустя его кровь заструилась ко мне в рот. Колени у меня подогнулись, и все тело по-настоящему наполнилось жизнью – впервые с того момента, как бестолковый «ацтек» шарахнул меня бампером своего автомобиля. Окружающие звуки сразу же стали более громкими, краски – более яркими и насыщенными. Пульс Ника чуть ли не барабанным боем отдавался у меня в ушах, а в тускло освещенной комнате словно вдруг вспыхнули мощные стадионные прожектора. И еще я улавливала исходящий от Ника запах вожделения, напоминающий бодрящий аромат хвойного лосьона после бритья.

21
{"b":"97657","o":1}