ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 20

Очнувшись рядом с Синклером, я испытала такой шок, какой, наверное, еще никто никогда не испытывал. Вдобавок ко всему этот змей возлежал на боку и, подперев голову рукой, смотрел на меня. На груди у него курчавились густые черные волосы, а его…

– О Господи!.. – Поспешив занять сидячее положение, я обхватила колени. Слава Богу, я была полностью одета. – Не смей ко мне прикасаться! И как я вообще оказалась на твоей немыслимой кровати?

Мы с Синклером находились точно посередине этой «спортплощадки», покрытой атласными простынями, и я начала быстро пробираться к ее краю. К моему облегчению, белье заменили – теперь оно имело светло-серый, почти серебристый цвет.

– Добрый вечер, Бетси, – произнес Синклер, наблюдая, как я с грацией беременной бегемотихи сползаю с его ложа. – Интересно, почему сегодня утром солнце не превратило тебя в пепел?

– Ты меня об этом спрашиваешь?.. Откуда мне знать?

Первые солнечные лучи настигли нас, когда мы уже подъезжали к логову Синклера. Меня-то это ничуть не обеспокоило – дома я всю последнюю неделю спала с незадернутыми шторами, причем окна моей спальни выходят прямо на восток. А вот Синклера буквально подбросило на месте, едва я распахнула дверцу со своей стороны.

– Кроме того, я не могла знать, что у тебя имеется подземный ход до самого дома, – проворчала я и, скосив взгляд на зеркало, принялась приводить в порядок прическу. Интересно, мои волосы продолжают расти? Придется ли мне снова беспокоиться насчет записи к Симону в «Ле кайндест кат»? У самых корней волосы пока вроде бы не потемнели. Хотя, конечно, надо будет посмотреть, что произойдет месяца через два…

– Бетси.

– Что?

… А если я вновь захочу попробовать какой-нибудь рыжий оттенок, как тогда? Этот цвет то выходит из моды, то возвращается, и в последнее время он опять становится популярным. Но будет ли мне такое доступно? То же самое и с длиной: сейчас волосы до плеч – классический стиль, но вдруг в один прекрасный день все изменится? Страшно даже представить – навсегда остаться с вышедшей из моды прической! Это все равно что обратиться в вампиршу в шестидесятых годах, когда многие стремились быть похожей на Мэри Тайлер Мур. Ужас!.. Я бы, честное слово, скорее предпочла, чтобы мне в сердце вбили осиновый кол.

– Элизабет.

– Ну что?!

– Нам все же нужно разобраться, почему сегодня утром тебя не испепелило. Так что постарайся сосредоточиться.

– Да успокойся ты, а то, чего доброго, удар хватит. Что тут вообще обсуждать?.. Я думала, тебе так же наплевать на солнечный свет, как и мне.

– Спасибо за объяснение… Так, значит, солнце тебя ничуть не тревожит?

– Ты же был у меня дома и видел, что окна моей спальни смотрят на восток, а занавески на них – белые и тонкие, как паутина.

– Я полагал, ты отдыхаешь в подвале. – Взгляд Синклера был таким пристальным, что ощущался чуть ли не физически. – Да, это поистине невероятно.

– Да… вот так вот. – Я со скромным видом прокашлялась. – Когда ты остановил машину, я решила, что пора выходить, и даже не подумала, что надо подождать, когда откроется лаз в подземелье.

Синклер пошевелился, и мой взгляд упал на его руку. Она было гневно-красной, как панцирь вареного лобстера. Да уж… Синклера обожгло не слабо, когда он попытался затащить меня обратно в машину.

– Совершенно ясно, что ты заблуждалась.

Меня чуть ли не передернуло при воспоминании о том, что случилось утром. Это было просто ошеломляюще. Я выскочила наружу и безмятежно зевнула, щурясь на солнце, а Синклер с перекошенной и более бледной, чем обычно, физиономией дернулся ко мне, протягивая свою спасающую длань из полумрака салона.

– Да, верно, – беспечно произнесла я. – Обжигающее солнце, жестокие лучи, страшная агония… Ужас, да и только!

Синклер словно поперхнулся, и его кашель, похожий на лай осипшего пса, вернул меня к действительности.

– Н-да… – вымолвила я, снова посмотрев на его обожженную руку. – Мне очень жаль, что ты из-за меня пострадал. Но ничего бы не случилось, если бы ты позволил мне сесть за руль.

– Да ладно… Ожог второй степени не такая уж высокая цена.

– Я бы и сама запрыгнула обратно. Просто от усталости не смогла сразу сообразить.

– И в результате едва не изжарила меня заживо… Но почему ты ничего не знала о своей особенности? – В голосе Синклера одновременно ощущались и нетерпение, и восхищение.

– Пока что у меня не было возможности выйти погулять на рассвете, – проворчала я. – Обычно я валюсь в постели задолго до восхода солнца. А потом – хлоп! – открываю глаза и вижу, что наступает очередная ночь.

– Ну что ж, сейчас самое подходящее время, чтобы возобновить наше обучение.

– Но почему…

– Потому что ты обещала.

– Да нет, я хочу сказать – зачем тебе это нужно? Почему тебе так хочется меня обучать?

– Да потому, что ты должна знать особенности того сообщества, которым будешь править, – легко поднявшись, ответил Синклер. К моему облегчению, на нем оказались трусы-«боксеры». – Мне хочется, чтобы ты стала хорошей королевой.

– Ой, да ладно! – отмахнулась я. – Ведь на самом деле ты, наверное, не веришь тому, что прописано в этой «Книге Мертвых». Потому что обращаешься со мной без должного почтения, совсем не так, как подобает обращаться с монархами. – Чуть помолчав, я добавила: – Можно подумать, тебя скрючит, если попытаешься.

– Если бы я и не знал о твоем истинном статусе до сегодняшнего дня, то догадался бы, увидев, как ты спокойно зеваешь, стоя на солнцепеке. Вместо того чтобы вспыхнуть ярким пламенем, как положено всем нормальным вампирам.

– А-а, ерунда, – с ложной скромностью отозвалась я. – Но зачем ты затащил меня к себе в постель? Только не говори, что в этом огромном доме нет других кроватей.

Синклер медленно растянул губы в улыбке. Это напомнило мне появление луны из-за тучи.

– Привилегия хозяина, – ответил он.

– Извращенец, – пробурчала я, ощутив некоторое волнение.

Черт возьми!.. Синклер действительно просто неотразим. И в принципе он способен быть хорошим мальчиком, если захочет. Он вполне мог бы позволить себе определенные вольности, тем не менее не воспользовался случаем.

64
{"b":"97657","o":1}