ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 25

Едва очнувшись, я сразу же ощутила жуткую жажду. А через пару секунд вспомнила, что произошло, и все поняла: Дэннис, это гнусное ничтожество, оказался предателем. Он грохнул меня коробкой с такой силой, что будь я по-прежнему живой, то наверняка тут же стала бы мертвой. Вполне возможно, что после удара мой череп раскололся.

Но пока я пребывала без сознания, организм, конечно же, занялся самоисцелением, и теперь меня мучила лишь невероятная жажда. Я мысленно отругала себя за то, что отказалась от предложения Синклера разделить с ним трапезу. В данный момент групповое кормление уже не казалось мне чем-то безнравственным – ведь без подпитки я в скором времени вполне могла стать окончательно мертвой. В самом натуральном смысле.

Открыв глаза, я обнаружила, что нахожусь в каком-то помещении, похожем на подвал – без окон, с бетонными стенами и полом. Здесь было чертовски холодно и довольно скверно пахло.

– Эй ты, козел! – прохрипела я. Затем, прокашлявшись, позвала опять: – Эй, задница, ты тут?

– Тут, – отозвался Дэннис. Причем вроде как извиняющимся тоном.

Вот ведь наглец!

Он появился в поле зрения и деловито подергал цепь, прикрепленную к кандалам, которые обхватывали мои лодыжки.

– Мне очень жаль, что так получилось… Но поверь, это только к лучшему.

– Да?.. Значит, мне можно расслабиться и ни о чем не тревожиться?.. Сволочь!.. Скажи, почему ты так поступил? Синклер хорошо к тебе относился, он вообще отличный парень! Насколько я знаю, вы с Тиной пробыли с ним почти четыре десятка лет. Почему ты его предал?.. Ты всегда был таким козлом или стал им недавно?

– Ностро – мой господин, – ответил Дэннис. Причем таким торжественным тоном, что у меня возникло желание дать ему хорошего пинка. – Тем, кто я есть, я обязан ему. И когда некоторое время назад он предложил мне внедриться во вражеский лагерь, как я мог отказаться?

Я попыталась подтянуть руки – бесполезно. Не знаю, какими цепями он меня сковал (титановыми или из застывшей шпатлевки?), но пошевелиться было невозможно.

Так я и лежала на большой и холодной каменной плите – руки за головой, ноги широко раздвинуты.

– Ну конечно… Ностро, значит, разодрал тебе глотку, вылакал твою кровь, пока ты еще был жив, и после этого ты счел, что обязан ему.

– Все было совсем не так. Ностро принес мне облегчение, он освободил меня.

– Ты стал для него просто закуской!.. Видно, ты совсем дурак, если расценил это как милость!

Внезапно Дэннис взмахнул рукой и… всадил мне в бедро нож, который он, как оказалось, сжимал в кулаке. Вот дерьмо! Я услышала, как острие, выйдя с обратной стороны, ткнулось в поверхность плиты, и ощутила жгучую боль. Однако даже не вскрикнула, не желая доставлять Дэннису удовольствия. Хотя…

– Ой! – Я все же передумала и решила хоть немного его порадовать.

Несколько секунд мы помолчали.

Как выяснилось, вдобавок к тому что меня унизили, огрев по голове коробкой со сливовым вином, а затем затащив в вонючий застенок и приковав к каменному алтарю (кстати, а не держит ли Ностро при себе какого-нибудь писаку, который сочиняет для него шаблонные сценарии?), моя одежда оказалась изодранной в клочья. Судя по всему, Дэннис успел поработать ножичком до того, как я очнулась.

– В меня уже втыкали нож, – с презрительной усмешкой сообщила я. – Где-то неделю назад. А еще я пережила аудиторскую проверку и увольнение. Так что не обижайся, малыш, но ты меня не напугал. – Я опять поерзала, однако цепь не поддавалась. – Мог бы придумать что-нибудь получше.

Дэннис склонился надо мной, и стало видно, как на его смазанных гелем волосах играют блики свечей. Мне только сейчас пришло в голову, что своим видом он поразительно напоминает белую цаплю.

– А ты знаешь, я бросил преподнесенные тебе туфли в огонь, – прошипел он мне в ухо.

Взвыв, словно раненая волчица, я забилась в оковах.

– Ублюдок! – чуть ли не плача, воскликнула я. – Ты за это заплатишь!

Дэннис выпрямился и брезгливо поджал губы.

– Меня от тебя просто тошнит.

– Уверена, что подобные слова слышали от тебя многие женщины… педик напомаженный!

– Ты больше думаешь о своих модных фетишах, нежели о чем-то другом.

О фетишах?.. Это что-то новенькое. Впрочем, против данного аргумента возразить было трудно, поэтому я промолчала.

– Какая из тебя королева?.. Да ты никогда не будешь королевой! По крайней мере до тех пор, пока я служу своему господину.

– Полностью с тобою согласна… Придурок, да я и не стремилась быть королевой! Это ни в коей мере не входило в мои планы на период посмертного существования. Я никогда не стремилась занять трон, я категорически от него отказываюсь! Да я уверена, что он и не предназначался для меня!

– Не распинайся, это бесполезно. Они все равно от тебя не отстанут. – Дэннис вздохнул. Под словом «они», понятное дело, подразумевались Синклер и Ностро. – Теперь это не имеет никакого значения, ты все равно умрешь. Ты никогда не будешь править.

– Постой, постой, давай разберемся!.. Ты все-таки считаешь меня королевой, хотя твой господин в это не верит. Значит, в «Книге Мертвых» написана правда, просто тебе это не нравится?.. Забавно получается.

Я опять подергалась, и снова безрезультатно.

А еще я пыталась изгнать из сознания ужасную картину: «бланиксы» цвета лаванды поджариваются на огне, стремительно становясь черными, помещение заполняется запахом горящей кожи…

Дэннис пощелкал пальцами перед моим носом.

– Не отвлекайся!

– Ну что еще? – прохныкала я.

– Да, ты права… И я мирился с твоим существованием, пока ты не вознамерилась помочь Синклеру. Пока ты оставалась просто молоденькой соблазнительной вампирессой, которую ему так хотелось затащить в постель.

– Чего?.. Об этом не могло быть и речи!.. Понял, ты, склизкоголовый?

– Ах ты, лживая вертихвостка!.. Да все в доме знают, что вы спали вместе.

– Мы всего лишь спали на одной кровати! Мы не… ну, ты понимаешь… мы не спали друг с другом.

Дэннис встряхнулся – так, будто разговор со мной был для него крайне утомителен.

– Все это сейчас не важно. В тот момент, когда ты передумала и присоединилась к нему в заговоре против моего господина…

86
{"b":"97657","o":1}