ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 26

Вместе с Элис и тварями, которые следовали за мной по пятам, я быстро вернулась в дом и ворвалась в «бальный зал». Как видно, твари были готовы сопровождать меня, куда бы я ни направилась, что значительно облегчило задачу – мне не хотелось бы тянуть их за собой на поводке. Кроме того, они не предпринимали попыток меня сожрать – тоже немалый плюс.

Ностро с Синклером продолжали яростно молотить друг друга, причем их движения были настолько стремительными, что я не могла толком что-либо рассмотреть. Видела только мелькание конечностей и слышала глухие удары. К моему удивлению, никто больше не дрался – сгрудившись у дальней стены, толпа вампиров с испуганными лицами внимала речам Тины.

– …никто не должен вмешиваться! Кто бы из них ни победил, именно он станет нашим властителем! Но вмешиваться вы не должны! Таков наш закон еще с тех пор, когда простые смертные в страхе жались по своим пещерам!

В страхе жались по пещерам?.. Да уж, Тина умеет создать яркий мыслеобраз.

– Но тем не менее я намерена вмешаться! – громогласно объявила я. Окружившие меня твари преданно терлись о мои ноги, и это успокаивало… хотя в то же время вызывало отвращение. Указав в сторону неутомимых дуэлянтов, я скомандовала: – Взять его!

С рычанием и воем твари бросились к дерущимся, туда же вместе с ними устремилась и я – чтобы выдернуть из свалки Синклера.

Несмотря на все мое проворство, нас тем не менее сбили с ног, и я, уже падая, словила удар от Ностро, от чего у меня гулко зазвенело в ушах. Помотав головой, я перекатилась на спину и стала наблюдать за происходящим.

Наверное, все знают, как в мультфильмах изображаются потасовки?.. Мельтешение рук и ног, дым, пыль, искры, какие-то пташки и тому подобное. Примерно то же самое было и здесь.

Твари рычали, Ностро верещал, все остальные глазели. Потом твари начали издавать характерное хлюпанье, а Ностро забулькал. Минуту спустя хлюпанье продолжалось, а вот Ностро уже замолк. Оно и понятно – нелегко издавать какие-то звуки, когда тебя разорвали на части.

Затем наступила гробовая тишина, которую нарушил лишь мой шепот:

– Это тебе за Карен, кусок дерьма…

Никто так и не проронил ни слова. Три десятка вампиров молча пялились на меня, а слегка поврежденное, но по-прежнему миловидное личико Тины сияло таким ликованием, что на него было больно смотреть. Вообще Тина выглядела сейчас не как задорная чирлидерша, а скорее как грозная амазонка, торжествующая победу.

Я повернулась к Синклеру, ожидая услышать от него какое-нибудь саркастическое замечание, и тут же, вскрикнув, вскочила на ноги, сдерживая рвотные позывы.

Обгорел он просто ужасно!

Почти половина его тела, с левой стороны, представляла собой сплошную рану, волос на голове не осталось, отсутствовали также и веки на глазах. Было видно, как по жилам левой руки медленно струится его мертвая кровь.

Как ни странно, но Синклер улыбался, растянув свои черные потрескавшиеся губы, и его зубы казались еще длиннее и белее на фоне обгоревшей плоти. Представшая взору картина была ужасна, и все же передо мной находился именно тот, кого я хорошо знала… Хотя и не очень-то жаловала.

– Победа за нами, – прошептал Синклер.

Я разрыдалась. Без слез, конечно, поскольку они у меня теперь не вырабатывались.

Да, мы победили, но какой ценой? Карен погибла, Синклер едва не сгорел и лишился дома… а также большей части своей плоти. И все из-за меня!.. И вместо того чтобы восстанавливаться, вместо столь необходимой подпитки, он помчался спасать меня, вступил в такой нелегкий бой.

– Синклер… Эрик… как…

– Ему срочно нужна подпитка, – сказала, приблизившись, Тина и помогла Синклеру подняться на ноги. – Причем от тебя. Твоя кровь исцелит его быстрее, чем любая другая.

– Это потому, что я королева?

Тина кивнула. На меня она не смотрела – взгляд ее больших печальных глаз был устремлен на Синклера.

– Поможет и вода, она ускоряет процесс восстановления. А потом…

– Ну ладно, после расскажешь, – перебила я. Вспомнилось, как в моей ванне вымачивался детектив Ник. Тогда я полагала, что это нужно лишь для того, чтобы смыть с него грязь, но теперь-то стало понятно, что к чему.

Я живо подхватила Синклера и взгромоздила его себе на плечо. Так, как это делают пожарные при спасении пострадавших – головой назад.

– Я хотел бы возразить, – проговорил он, обращаясь, должно быть, к моей заднице.

– Помолчи… Эрик. Скоро тебе станет гораздо лучше. Представляю твои мучения.

– На это стоило пойти… ради того, чтобы ты назвала меня по имени.

Я издала неопределенный звук – что-то среднее между смехом и всхлипом. Синклер представлял собой довольно-таки нелегкую ношу, однако благодаря своей вампирской силе я практически не ощущала тяжести.

– Заткнись, придурок… Сейчас не время для твоего гаденького сарказма.

– Ты обязательно должна рассказать, каким образом сумела расположить к себе тварей… и как смогла настроить их против Ностро, – не унимался Синклер, болтаясь вниз головой. – Прежде такого не случалось.

Господи, ну и денек сегодня!

– Ты слишком любопытен.

– А ты слишком загадочна.

Я внесла Синклера в просторное помещение бассейна и поставила на ноги, продолжая при этом поддерживать.

– Это совсем не обязательно… – начал было он.

– Сделай глубокий вдох, – велела я. Мы стояли на самом краю бассейна, и пальцы моих босых ног нависали над водой.

– Зачем? – выразил вполне резонное недоумение Синклер.

В следующую секунду мы нырнули на самую глубину.

«Блин, ведь растворенная в воде хлорка будет жечь его раны!» – внезапно обеспокоилась я. Однако, увидев выражение блаженства на физиономии Синклера, поняла, что беспокоилась напрасно.

Интересно, почему вода оказывает на нас такое благотворное воздействие? Быть может, по той причине, что наши организмы фактически обезвожены? Мы не потеем, не писаем, не льем слезы… Почему же наше состояние улучшается, стоит нас только погрузить в воду? Странно… Может быть, объяснение сему феномену содержится в одной из тех толстых нудных книг, что я взяла почитать?

90
{"b":"97657","o":1}