ЛитМир - Электронная Библиотека

Эпилог

Вот так я и стала Королевой мертвых.

Вообще забавно получается – я уничтожаю могущественного деспота и тирана (чему до сих пор поражаюсь не только я) и в результате становлюсь мертвой монархиней. А прохиндей и мерзавец, достойный лишь презрения, но к которому я почему-то испытываю неодолимое влечение, – моим королем. И как это ни печально, но ближайшую тысячу лет нам суждено провести рядом друг с другом. Блядство! Это ж надо – целую тысячу лет! Мы продержимся дольше, чем семейка Симпсонов из мультсериала! Когда я задумываюсь о подобной перспективе, у меня возникает желание шарахнуть кого-нибудь об стену. Точнее, не кого-нибудь, а вполне конкретного типа.

Еще недавно самой серьезной моей проблемой была потеря работы. Теперь же забот у меня стало значительно больше: управлять вампирским королевством, держать дистанцию между собой и Синклером (потому что – о Господи! – я так сильно желала этого негодяя, мне отчаянно хотелось вновь ощутить прикосновение его рук… и прочих частей тела), сохранить прохладные отношения с Тиной (до тех пор, пока я не приму решение простить ее), пресекать попытки со стороны Джессики и Марка ввести в действие новый вариант борьбы с криминалом, а также внушить тысячам вампиров мысль о том, что теперь они вправе сами распоряжаться собственной судьбой.

Помимо всего прочего, мне нужно найти время, чтобы восстановить отношения – по крайней мере на прежнем уровне – с отцом и мачехой. Хоть им и удобно притворяться, будто меня на свете нет, я не могу допустить, чтобы так продолжалось и впредь. Уж если я в свое время смирилась с существованием стервозной женушки своего папочки, то и он вполне может принять мое возвращение из мертвых.

Кроме того, мне необходимо обзавестись постоянными «кормильцами» и устроиться на работу – не могу же я вечно жить за счет Джессики, будучи бессмертной безработной. Подобное представлялось просто нелепым, однако убедить в этом Джессику будет скорее всего нелегко.

Элис я назначила присматривать за тварями. Они по-прежнему находились на территории бывших владений Ностро, но теперь у них имелось куда больше возможности бегать и резвиться. Я надеялась, что среди моих подданных найдется достаточно сообразительный индивидуум, который сможет вернуть их в изначальное состояние. Я выдерживала давление буквально со всех сторон – очень многие предпочли бы просто-напросто продырявить этих несчастных осиновыми кольями. Мне было нелегко то и дело говорить категорическое «нет», впрочем, как и привыкнуть к своему нынешнему статусу. Я среди вампиров самая юная, по меньшей мере на несколько десятков лет моложе любого другого, и это как-то необычно.

По моему настоянию Карен устроили подобающие похороны, хотя это, похоже, шло вразрез со всеми вампирскими правилами. Вроде бы как тем самым совершалось какое-то богохульство, только с обратным знаком. Однако я топнула ногой, и, к моему удивлению, народу на церемонию прибыло немало. Тем более если учесть, что дело происходило в полночь.

Во время кремации я ни словом не перемолвилась с Синклером и Тиной, а урну с прахом забрала к себе домой. В настоящее время она стоит у меня над камином – как напоминание о том, что в вампирских разборках не должны страдать невинные.

Моя мама тоже присутствовала на церемонии, и она была просто очарована Синклером. Первое впечатление он произвел еще в тот вечер, когда, словно ангел тьмы, нагрянул к ней, чтобы уберечь от грозящей опасности. Мама прямо-таки в восторге от того, что Синклер стал моим королем. Я попыталась ей объяснить, на какие ухищрения он пошел, какой он низкий и бесчестный тип (не упоминая, разумеется, о том, что мы трахались в бассейне), однако она осталась глуха к моим доводам.

– Знаешь, Бетси, – сказала мама, – то, что ты мертвая, вовсе не означает, что ты по-прежнему должна быть незамужней.

Ну конечно… Да я бы предпочла провести предстоящую тысячу лет в полнейшем одиночестве! Иметь в качестве супруга Синклера – хуже участи и представить невозможно! Мне не хотелось становиться обыкновенной… бабой. Пусть и бессмертной.

Кстати, недавно я столкнулась с Ником – мы с ним заглянули в один и тот же супермаркет. В пригородах нередко случаются подобные совпадения.

Выглядел Ник отлично, и он лишь слегка удивился, обнаружив меня в отделе, где продаются свежевыжатые соки. Он совершенно не помнил о том, что видел сообщение о моей смерти, так же как и о том, что между нами произошло. Ну и замечательно – по крайней мере одной проблемой меньше.

Вот как бы теперь урезонить Синклера, который буквально забрасывает меня дизайнерской обувью? В своем последнем «меморандуме» он пригрозил, что будет присылать мне по паре в день до тех пор, пока я его не прощу. На данный момент у меня в наличии четырнадцать пар «Прада», восемь – «Маноло» и шесть – «Феррагамо».

Ну что ж, возможно, я его и прощу. Рано или поздно. Во всяком случае, дождусь появления в новом сезоне красных сабо от «Джимми Чу».

95
{"b":"97657","o":1}