ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Николь постаралась подавить негодование. Ей не нужно обижаться на отца. Ведь после того, как ее брак распался, она сама не захотела возвращаться домой. Ей казалось, что она законченная неудачница и в личной жизни и во всем остальном. И уж Амелия ни за что не дала бы ей об этом забыть, с горечью подумала Николь.

– Папа мне ничего не говорил, – пробормотала она и, отвернувшись, снова принялась чистить плиту, спиной чувствуя, как Райан направился к холодильнику.

– С какой стати ему было тебе сообщать? – Он открыл холодильник и заглянул внутрь. – Сомневаюсь, чтобы он думал, что тебя это заинтересует. – Он снова вздохнул. – А еда какая-нибудь в этом доме найдется?

– Ты разве не ужинал? – спросила она, когда Райан, раздраженно фыркнув, захлопнул дверцу холодильника.

– Какой там ужин! – невесело усмехнулся Райан. – Я только что прилетел с Персидского залива. Мать уже вовсю названивала час за часом, наорала на Джорджа, обвинив его в том, что он не передает мне ее послания, довела беднягу до того, что он перестал снимать трубку. Я ведь должен был вернуться вчера, но самолет задержали в Бахрейне – что-то случилось с двигателем. Сразу после приезда я перезвонил матери, она закатила истерику, так что я успел только принять душ, а потом помчался сюда, несмотря на ворчание Джорджа. Добрая душа, он все причитал, что погода скверная, дорога кошмарная, а я совсем вымотался.

– Ты был на Персидском заливе? – с любопытством спросила Николь и тут же спохватилась: незачем Райану знать, что она интересуется его делами. И кстати, кто такой этот Джордж? Амелия во всяком случае его явно хорошо знает и терпеть не может, недаром, повесив в очередной раз трубку, она обозвала его хорьком. – Так ты совсем ничего не ел? – поспешно прибавила Николь, совсем смешавшись.

– Успел перехватить сандвич и тарелку супа. – Райан снова заглянул в холодильник. – А что, мясо в наше время совсем никто не употребляет?

– Наверняка морозильник забит, – поколебавшись, заметила Николь. – Тетя Би всегда делает закупки на неделю в супермаркете в Кемдене.

– Да уж. – Райан искоса взглянул на Николь. – Видно, придется довольствоваться парой бутербродов. – Он внимательно оглядел ее одеяние, и его губы тронула чуть насмешливая улыбка. – Это что, новая мода?

Николь вскинула голову.

– Ты разве не узнаешь этот халат? – холодно спросила она и была вознаграждена, увидев, как точеные скулы Райана заливает густая краска. Впрочем, удовлетворение было весьма сомнительным, тем более что ее собственные щеки тоже стали пунцовыми. Она снова не сумела сдержаться и дала ему повод для насмешек.

– Хорошо, – спокойно произнес Райан, захлопывая холодильник. – Давай начнем сначала, ладно? – Его зеленые глаза сузились и заблестели. – Я не хочу ссориться с тобой, Ники. Я знаю, что тебе сейчас трудно…

– Ты себе льстишь!

– Я имею в виду то, что ты потеряла отца, – сухо оборвал ее Райан. – Господи, неужели ты не в состоянии думать ни о ком, кроме себя? Я знаю, что я тебе неприятен, Николь, но сейчас как раз тот случай, когда ты могла бы поставить чувства других людей выше своих собственных.

– Уже поздно… – Николь вся дрожала.

– Да. Но, надеюсь, не слишком поздно! – нетерпеливо воскликнул Райан. – Послушай, давай все же найдем какой-то компромисс, ладно? Ради… ну хотя бы ради твоей тети.

Николь бросила тряпку в раковину и потуже затянула поясок халата.

– Хорошо, – согласилась она и услышала, как Райан устало вздохнул.

– Хорошо, – передразнил он ее, закатив глаза к потолку. – Теперь ты будешь стараться изо всех сил облегчить мне жизнь, да?

– Я же сказала…

– Я слышал, что ты сказала. – Он протянул ей руку. – Ладно. Будем друзьями?

Николь лихорадочно облизала пересохшие губы. Она ни за что до него не дотронется! Но ведь это же глупо, одернула она себя. Он будет думать, что она его боится, что она так и не оправилась от своего детского увлечения, едва не разбившего ей жизнь!

– Будем, – выдавила Николь, которую словно обожгло, когда его смуглые пальцы сжали ее руку. Перед глазами мелькнуло воспоминание: Райан, бесстыдно раскинувшийся во всей великолепной мужской наготе на кровати, и Николь с трудом удержалась, чтобы не застонать. Однако ей все же удалось не отпрянуть и не отдернуть руки.

– Господи, да ты вся дрожишь, – заметил Райан, и Николь не стала возражать. Какой смысл отрицать очевидное? – Извини, я не хотел тебя расстраивать.

– Ты меня не расстроил.

Однако в ее голосе прозвучали напряженные металлические нотки, и это не ускользнуло от Райана. На его лице появилось странное выражение. Он поднес руку к лицу Николь и легонько провел тыльной стороной ладони по ее пылающей щеке. Это было уже слишком. Сдавленно вскрикнув, Николь отшатнулась, сильно ударившись бедром об угол большого соснового стола, стоявшего посередине кухни.

– Ники!

Райан явно разозлился, но то, что произошло потом, застало врасплох их обоих. Ибо, вместо того чтобы отпустить Николь, он бросился к ней и, обхватив ладонью ее затылок, заставил посмотреть ему в лицо.

– Это из-за твоего неудачного брака? – резко спросил он.

Николь просто ушам не поверила: он думает, что она так дернулась, потому что у нее остались неприятные воспоминания о бывшем муже? Если бы это было так!

– Я… – Она не знала, что сказать. От одного прикосновения его твердых пальцев у нее голова пошла кругом. Какая ирония, ведь Стюарт – ее бывший муж – никогда не вызывал у нее таких сильных ощущений, а Райан винит его в ее бедах! – Отпусти меня, Райан, – слабо произнесла Николь. – Я… просто устала.

– Да, понимаю. – Теперь его большой палец ласкал ей ухо. – Бедная Ники. Знаешь, какой юной ты кажешься в этом халате?

У Николь подогнулись колени.

– Прошу тебя, – запинаясь прошептала она. – Ну, пожалуйста, Райан.

– Все хорошо. Я понимаю. – Райан неожиданно ласково притянул ее к себе и прижал к груди. – Ты можешь положиться на меня, детка. – Он прильнул щекой к ее шее, и у Николь перехватило дыхание. – Я с тобой. Знай это.

– Какого черта вы здесь делаете?

На мгновение Николь показалось, что эти слова вырвались у нее самой. Именно это она и должна была сказать. Однако рука Райана, ласково поглаживавшая ее плечо, повисла, подчиняясь вовсе не ее воле.

– Ради всего святого, Райан, ты что, окончательно рехнулся? – продолжал пронзительный голос Амелии Тэлбот, от которого звенело в ушах. – Стоит ей пять минут пробыть в доме, как она уже начинает нас ссорить. – Амелия свирепо принюхалась. – И что это за ужасная вонь? – Не дожидаясь ответа, она повернулась к сыну. – Думаю, это она тебя впустила? Почему ты не подъехал к парадному входу? Ты же знал, что я тебя жду!

– Я так и сделал, – отрезал Райан, бросив на Николь понимающий взгляд. – Там было темно, и я решил, что все спят.

– Наверное, я действительно ненадолго задремала, – брюзгливо поджала губы Амелия. – С тех пор как умер бедный Уильям, я почти не спала. – Она повернулась к падчерице с недобрым блеском в глазах. – Зато вот некоторые легко способны забыть, зачем сюда явились…

– Прекрати! – резко оборвал язвительную тираду матери Райан. – Николь тоже не могла заснуть. Она спустилась на кухню согреть себе молока, а я как раз в это время приехал. Она отвлеклась, чтобы впустить меня, вот молоко и убежало. Исключительно по моей вине. Отсюда и запах. Подгоревшее молоко, и только.

– Ну как скажешь. – Амелия не сводила с Николь презрительного взгляда. – Ты что, не могла надеть что-нибудь поприличнее?

Николь покачала головой. У нее не было ни малейшего намерения вступать в препирательства с мачехой.

– Извините меня, – спокойно произнесла она и, обойдя Райана, направилась к двери. Пусть только попробуют ее остановить! – Я возвращаюсь к себе.

Однако все оказалось проще, чем она предполагала. Ни Амелия, ни ее сын не тронулись с места, и Николь беспрепятственно проскользнула в холл. Затухающий огонь в камине тускло освещал дверь кабинета ее отца, и она на мгновение остановилась. Хорошо бы зайти туда на минутку, чтобы чуть-чуть успокоить дыхание. Но она тут же отказалась от этой мысли, поскольку Амелия может захотеть показать Райану место, где она обнаружила мужа. Поспешно взбежав по ступенькам, Николь с облегчением захлопнула за собой дверь своей комнаты. Прислонившись к двери, она с тоской подумала, что Райан всегда выводит ее из душевного равновесия. Что бы он ни делал, что бы ни говорил, она всегда слишком остро на это отзывается.

2
{"b":"977","o":1}