A
A
1
2
3
...
23
24
25
...
33

– Я бы не хотела обсуждать это по телефону, – поколебавшись, сказала Беатрис и, поняв, что Райан ждет, неохотно прибавила: – Я сама точно не знаю, что украли. Мы… еще проверяем.

Райан с трудом подавил нетерпение.

– Но это было ограбление? – не сдавался он и услышал, как Беатрис, изображая оскорбленное достоинство, прищелкнула языком.

– Я бы предпочла поговорить об этом с Николь, если ты ничего не имеешь против.

Райан подавил внезапно возникшее желание спросить, какого черта тогда она сама не позвонит племяннице. Впрочем, он понимал нежелание Беатрис что-либо ему рассказывать, ведь на самом деле это касается Николь.

– Вы снова поедете в Плейн-лодж? – спросил Джордж, когда Райан, намазав масло и мармелад на тост, как раз собрался отправить его в рот. – Я полагаю, что вы поедете к миссис Грейнджер после ленча?

– Прямо сейчас, – отозвался Райан с набитым ртом. – Извините. – Он быстро допил остатки чая и улыбнулся. – Тост был просто восхитителен.

– Неужели не хотите еще?

– Потом перекушу, – пообещал Райан. – Да, и если позвонит мисс Лафайетт…

– Я скажу, что вас вызвали по срочному семейному делу, – сухо отозвался Джордж, и Райан наградил его благодарной улыбкой.

– Я ваш должник, – сказал он, направляясь в холл. – Я дам знать, как обстоят дела, как только сам что-нибудь узнаю.

11

Швейцар в форме с сомнением оглядел Райана, когда тот прибыл в «Уэст-отель». Впрочем, он уже привык к тому, что постояльцы – любители повеселиться по ночам – частенько являются только к завтраку, а у Райана, одетого в черный свитер, черные джинсы и такого же цвета кожаный пиджак, вид был вполне подходящий. К тому же он не успел побриться, и темная щетина, покрывавшая щеки и подбородок, подчеркивала его небрежную элегантность.

Наверное, следовало позвонить Николь, а не сваливаться как снег на голову. Испытывая что-то вроде угрызений совести, Райан пересек отделанный мрамором вестибюль и направился к стойке регистрации. На самом деле он просто не хотел, чтобы Николь связалась с Плейн-лоджем. Ведь его мать может Бог знает как раздуть ситуацию. Она испортит Николь настроение, а Райан не может этого допустить, пока не поговорит с ней о более серьезных вещах и не выяснит ее реакцию на завещание.

Девушка за стойкой была сама любезность, и ему без труда удалось узнать, в каком номере остановилась Николь. Поднимаясь в лифте на шестой этаж, Райан ощущал, что его сердце бьется быстрее, чем ему хотелось бы, а подойдя к номеру Николь, обнаружил, что его ладони стали противно влажными. Что, черт возьми, с ним происходит? – раздраженно подумал Райан. Он ведь уже не подросток, и перед встречей с Кристин, например, с ним такого не бывало никогда. Да и вообще – перед встречей с любой женщиной. Тем более что Николь ему не чужая, она все-таки его сводная сестра.

В первый раз ответа на его стук не последовало, и Райан, стиснув зубы, постучал снова. За тяжелой дверью не было вообще никаких признаков движения, и он решил, что Николь, наверное, еще спит. Ведь, в отличие от него, она не мается дурью после их встречи в Плейн-лодже. Райана так и подмывало повернуться и уйти, а потом сообщить тете Би, что он не смог связаться с Николь. Глазок в двери словно издевался над ним. А что, если он ошибся? Что, если она стоит за дверью и наблюдает за ним? Райан нахмурился. Он не любил, когда кто-то развлекался за его счет.

Нет, это уже паранойя какая-то, теряя терпение, подумал он. Пока Райан размышлял, что делать дальше, он вдруг уловил из-за двери звук льющейся воды. Вот оно что – Николь принимает душ. Поэтому-то она и не открывает. Звук воды внезапно прекратился, и тут Райану в голову пришла новая мысль. Коридор наверняка просматривается службой безопасности. Кроме Райана, здесь никого сейчас нет, и его долгое стояние под дверью наверняка уже стало казаться подозрительным. Ладно, со вздохом подумал он, последняя попытка. Если она не откроет, он спустится в вестибюль и попробует позвонить по телефону. Не хватает еще, чтобы его задержали как злоумышленника.

Испытывая чувство неловкости, Райан постучал еще раз. Сознание того, что за ним следят, только усугубляло ситуацию, и он вздохнул с облегчением, услышав движение за дверью. Был неприятный момент, когда он испугался, что, заглянув в глазок и увидев его, Николь решит не открывать, но тут раздался щелчок и дверь открылась.

В первую минуту Николь лишь молча стояла у двери, облаченная в толстый банный халат, какими отели обычно снабжают постояльцев, и с полотенцем, обернутым вокруг головы в тщетной попытке удержать непокорную гриву. Однако рыжие кудри выбивались из-под полотенца и влажными завитками падали ей на плечи, составляя резкий контраст с белым воротником халата.

– Привет, – сказал Райан, видя, что Николь молчит, и по-прежнему спиной ощущая присутствие видеокамер. – Можно войти?

– Зачем?

– Потому что за нашей беседой наблюдают, – ровным тоном ответил он. – Я стучу уже пять минут, и это становится подозрительным.

– Я была в…

– В душе, я вижу. – Не удержавшись, он окинул Николь оценивающим взглядом, и на его лице мелькнула ироническая улыбка. – Ну так как, возьмешь на себя ответственность за арест ближайшего родственника?

Под его взглядом губы Николь сжались в тонкую линию, но на сей раз она не стала возражать против их «родства».

– В таком случае тебе действительно лучше войти, – произнесла она, отступая в сторону, и Райан с благодарностью покинул зону наблюдения и вошел в номер.

Николь, едва дождавшись, когда он войдет, нырнула в ванную. К тому времени, когда Райан закрыл за собой дверь, ванная была уже надежно заперта, и он раздраженно вздохнул. Ну и что дальше?

– Нам надо поговорить! – крикнул он, приблизив лицо к двери ванной. – Не можешь же ты там вечно отсиживаться.

Ответом было гробовое молчание, и Райан уже собрался рявкнуть, чтобы она перестала вести себя по-детски, как вдруг дверь приоткрылась и оттуда высунулась голова Николь.

– О чем нам говорить?

– Выходи, и я тебе скажу, – ответил Райан, злясь на себя за то, что, помимо всего прочего, ему приходится бороться с эмоциями совершенно другого рода. Нарочно отойдя в другой конец номера, он спросил: – Ты разговаривала с теткой?

Похоже, в кои-то веки он нашел правильную тактику. Поплотнее закутавшись в халат, Николь покинула безопасную ванную и вошла в комнату. Она была босиком, и это не лучшим образом подействовало на разыгравшееся воображение Райана. Так же, как и то, что шторы в номере были еще спущены. День за окном только занимался, и комната освещалась лишь слабым светом прикроватной лампы.

– С какой стати мне было разговаривать с тетей Би? – по-прежнему настороженно спросила Николь.

– Она звонила мне вчера вечером.

– Тебе? – Николь была явно удивлена.

– Да, мне. – Райан постарался не злиться на ее реакцию. – По-видимому, иногда и от меня есть какая-то польза.

– Продолжай. – Николь поджала губы.

– Ну… – Легко сказать! – Вчера вечером в Плейн-лодж вломились воры.

– Что? – Николь побледнела. – Боже! И что украли?

– Понятия не имею, – отозвался Райан. – Старушка не пожелала со мной об этом говорить. Она лишь хотела, чтобы я сообщил тебе новости. Наверное, боялась, что ты расстроишься.

Но вот единственная ли это причина? Николь вовсе не кисейная барышня, невольно подумал Райан.

– Поверить не могу, – покачала головой Николь. – И зачем кому-то вламываться в Плейн-лодж?

– Зачем люди вообще совершают такие вещи? – сухо отозвался Райан. – Человек умер, и это невольно привлекло внимание к усадьбе. Наверное, воры решили посмотреть, чем там можно поживиться.

Впрочем, сам он не очень-то в это верил. В Плейн-лодже были крепкие стены, что должно было отпугнуть воров. Кроме того, любой, кто хоть немного понаблюдал бы за домом, знал бы, что там обычно всегда кто-то есть, и то, что ограбление – если, конечно, это ограбление – было совершено, когда Амелии и Беатрис не было дома, не могло быть простым совпадением.

24
{"b":"977","o":1}