ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И тетя Би больше ничего тебе не сказала?

– Нет. – Райан сокрушенно покачал головой. – Что ты собираешься предпринять?

– Наверное, лучше будет, если я сама позвоню тете.

– Думаешь, это разумно? – нахмурился Райан. – Полагаю, тебе не хотелось бы обсуждать это с моей матерью?

– При чем тут твоя мать? – удивилась Николь. – Ты же сказал, что тебе звонила тетя Би.

– Да, – вздохнул Райан. – Но ты уверена, что, когда позвонишь, именно она возьмет трубку?

В этом Николь быть уверена не могла.

– И что, по-твоему, я должна делать? – неохотно спросила она.

– По-моему, старая дама ждет, что ты приедешь, – ровным тоном отозвался Райан.

– Ты так считаешь?

Николь задумалась, теребя лацканы халата. Это движение сразу напомнило Райану, что под халатом на ней наверняка ничего нет и что у нее нежная и шелковистая кожа.

– Пожалуй, да, – пробормотал он, притворяясь, что его вдруг крайне заинтересовали носки собственных ботинок. – И… если тебя надо подбросить, дай мне знать.

– Подбросить? – с сомнением переспросила Николь, и Райан в который раз обругал себя за то, что ввязался в это дело.

– Да, – коротко произнес он. – Полагаю, мне бы тоже не худо поехать проведать мать.

– Понятно. Так, значит, ты тоже едешь. – Она сглотнула. – Нет, я, наверное, поеду позже тебя.

– Вот как? – Райан заставил себя взглянуть на нее, с трудом сдерживая гнев, охвативший его при ее небрежном отказе, и борясь с желанием, которое она вызывала у него. – Откуда ты знаешь, когда я еду? Я разве говорил?

– Нет. – Николь слегка покраснела. – Но я уверена, у тебя есть дела поважнее, чем ждать меня.

– Ты просто не хочешь со мной ехать, – отрезал Райан. – Так бы прямо и сказала. В чем дело, Николь? Ты боишься остаться со мной наедине? Ты что, сама себе не доверяешь?

– Размечтался… – сдавленно прошептала она и отвернулась.

Понимая, что ведет себя глупо, Райан все же схватил ее за плечо.

– Когда-то и я был в твоих мечтах, – напомнил он ей.

Николь вздрогнула, но Райан, хоть и ощутил укол совести, не отпустил ее.

– Скорее в кошмарных снах, – хрипло отозвалась она, но тут полотенце свалилось с ее головы, и Райан замер.

Копна спутанных золотисто-рыжих кудрей рассыпалась у нее по плечам. Она казалась такой юной и уязвимой, совсем как та девочка, что пришла к нему в спальню много лет назад, и он ощутил, как к нему знакомо подступает возбуждение. В те годы он хотел ее, и он хочет ее сейчас. Он хотел схватить ее в объятия и любить ее. Не так, как тогда, а со всем мастерством и умением, которые приобрел за долгие годы поисков чего-то такого, что, как теперь понимал Райан, когда-то имел, но потерял. В те годы он был слишком молод и самонадеян, чтобы это понять.

– Николь, – хрипло прошептал он, но она покачала головой, словно только теперь поняв, какой оборот принимает разговор.

– Нет, – сказала она с дрожью в голосе. – Не говори больше ничего. Я не хочу тебя слушать. Ты понял? Не хочу.

– Но почему? – Райан понимал, что это безумие, но уже не мог остановиться. Подойдя ближе, он осторожно положил руку ей на затылок. Влажные пряди ее волос прилипли к его запястью, но Райан этого не почувствовал. – Ты меня боишься. – Он погладил пальцем мочку ее уха. – Но на это нет никаких причин.

– Неужели? – В голосе Николь прозвучала странная нотка.

– Нет, – глухо сказал он, наклоняясь и ласково целуя ее в щеку, – я только хочу, чтобы мы были…

– Друзьями? – резко выдохнула Николь, и Райан ощутил, как приятно ее дыхание ласкает его щеку.

– Может, любовниками? – неуверенно прошептал он, почти не сознавая, что говорит. Господи, как же он завелся! Желание его было почти болезненным, такого с ним еще никогда не случалось. Свободной рукой Райан развязал пояс халата, и, когда полы распахнулись, открывая ее прекрасную наготу, у него перехватило дыхание. – Детка, какая же ты красавица!

Ее груди были полнее, чем он запомнил. Два округлых полушария, заканчивающиеся розовыми острыми сосками, а кожа – нежная, гладкая, мягкая как шелк. Тонкая талия, восхитительный изгиб бедер и длинные-длинные ноги, которые венчал треугольный холмик, такой же золотисто-рыжий, как и волосы. Она само совершенство, не веря своим глазам подумал Райан. Как он мог прежде этого не замечать?

– Теперь ты доволен? – В словах звучала горечь, но голос Николь по-прежнему дрожал, и это не обмануло Райана.

Просунув руки под халат, он спустил его с плеч Николь. Халат упал на пол, и Райанприжал ее к себе, испытав неземное блаженство, немного смягчившее боль желания.

– Нисколько, – прошептал он, прижимаясь к ней бедрами, и был вознагражден тем, что ее губы приоткрылись, готовые принять его. – Ничуть, – повторил он ей прямо в губы. – Боже мой, Ники, мы не можем снова упустить это.

Он поцеловал ее и, скользнув языком по подбородку, наклонился и покрыл жаркими поцелуями ее грудь. Осторожно лизнув набухший сосок, он взял его в рот и с силой втянул внутрь. Николь вздрогнула, когда он слегка укусил ее, и Райан понял, что она отзывается на его прикосновения со страстью. Его руки скользнули вдоль ее грудей, обогнули бедра и сжали соблазнительно округлые ягодицы. Николь не выдержала и выгнулась ему навстречу, когда его большие пальцы нашли чувствительный выступ копчика. Он осторожно раздвинул ей ноги, коснулся разгоряченного пульсирующего лона, и у нее перехватило дыхание.

– Ты хочешь меня, – хрипло, с торжеством прошептал Райан и, подхватив ее на руки, отнес на кровать.

На мгновение, пока он сражался с ботинками и одновременно пытался расстегнуть ремень, его решимость поколебалась: он увидел, что глаза Николь широко раскрыты и смотрят на него с каким-то странным выражением. Взгляд был какой-то застывший, но Райан быстро убедил себя, что это ему только кажется. Она возбуждена не меньше его, это же сразу видно. Наконец он лег рядом с Николь и уже потянулся к ней, как она заговорила:

– Мы собираемся заняться сексом? – тихо спросила она.

– Нет, – ответил он, как только обрел способность говорить. – Мы будем заниматься любовью.

– Любовью? – Голос Николь сорвался. – Да ты понятия не имеешь, что это такое.

– Какого черта?! – Возбуждение Райана как рукой сняло.

– Ты поэтому и пришел сюда? – Николь приподнялась на локте, полностью игнорируя тот факт, что лежит в чем мать родила. – На Плейн-лодж действительно совершено нападение или это только предлог, чтобы проникнуть сюда?

Райан сглотнул, и ему внезапно стало тошно. Эта женщина даже говорит не так, как та Николь, которую он знал.

– Не говори глупостей, – пробурчал он, отодвигаясь, чтобы она не могла видеть, как бессильно повисло его мужское достоинство. – Нападение действительно было. Думаешь, я стал бы лгать тебе по такому серьезному поводу?

– Не знаю, – сказала Николь и, помолчав, спросила: – А стал бы?

– Нет, – отрезал он, поднимаясь и натягивая брюки. – Не глупи.

– Разве это глупость? – задумчиво спросила Николь. – Напрашивается другой вопрос: по какому поводу ты стал бы мне лгать? – Она набрала воздуха в легкие. – Скажи, ты мне лгал, Райан? После того, как я вернулась? Мне нужно знать.

– Я не желаю продолжать этот разговор. – Хуже, чем теперь, ему, похоже, никогда не было. Застегнув брюки и ремень, он заставил себя отвернуться от нее и прибавил: – Я передал тебе сообщение, поступай как знаешь. – Подхватив пиджак, который он бросил на пол, и стараясь не смотреть на ее такое соблазнительное тело, Райан направился к двери. – Я ухожу.

– Подожди!

Ее вскрик остановил его, но он не обернулся. Просто стоял и ждал: пусть скажет, чего ей нужно. Он услышал, как Николь соскочила с кровати и поспешно натянула халат.

– Когда ты едешь? – спросила она.

– А тебе-то что? – Райан не удержался и бросил через плечо недоверчивый взгляд.

Николь пожала плечами, но краска, залившая ее щеки, говорила о том, что она вовсе не так бесчувственна, какой хотела казаться.

25
{"b":"977","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Михайловская дева
След лисицы на камнях
Верные враги
Так случается всегда
Моя строгая Госпожа
Прыжок над пропастью
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
Только не разбивай сердце
Время-судья