ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Презентация ящика Пандоры
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Объект 217
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Быстро вращается планета
Безумнее всяких фанфиков
Принц Зазеркалья
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
A
A

– Ох, детка, – глухо прошептал он. – Я тоже тебя хочу.

Их тела слились, и, когда Николь прильнула к нему, Райан шепнул:

– Ты не представляешь, как я этого хотел. Как мечтал о том, чтобы слиться с тобой так, чтобы было непонятно, где кончаюсь я и начинаешься ты.

– Я люблю тебя, Райан, – выдохнула Николь, чувствуя, что ее грудь вот-вот разорвется от переполнявших чувств. – Ох, Райан, я так тебя люблю…

Спустя некоторое время она открыла глаза и обнаружила, что Райан лежит, приподнявшись на локте, и рассматривает ее. На мгновение от смущения она лишилась дара речи, и он, поняв ее состояние, прильнул губами к ее губам.

– М-м-м, на вкус ты такая же сладкая, как и на вид, – прошептал он.

– Не надо так говорить. – Николь почувствовала, что краснеет. – Неужели тебе мало того, что ты превратил меня в рабыню страсти?

– Что ж, леди, так и надо, – ласково поддразнил он ее. – Я считаю, что заслужил право доказывать тебе свою любовь любыми способами, правда?

– Ну… наверное, – засмеялась Николь.

– Что значит – наверное?

– Ну хорошо. – На ее щеках заиграли ямочки. – Заслужил, но только при условии, что я могу делать то же самое.

– Делай что хочешь, – улыбнулся Райан. – Конечно, если ты готова нести ответственность за последствия?

– Какие еще последствия?

– А вот я сейчас тебе покажу. – Его рука снова легла ей на грудь.

– Подожди, – с некоторым сожалением остановила его Николь. – Сначала нам надо обсудить последствия того… ну, что между нами произошло.

– Между нами? – Райан бросил на нее настороженный взгляд. – По-моему, тут все ясно.

– Разве? – Николь почему-то занервничала.

– Конечно. – Глаза Райана потемнели. – Я считал… надеялся, что теперь мы будем вместе. То есть, – торопливо прибавил он, – я не предлагаю тебе все бросить, если ты не хочешь. Я готов перебраться сюда, если это доставит тебе удовольствие.

– Удовольствие? – По щекам Николь заструились слезы. – Ты мое самое большое удовольствие. Только ты. – И она погладила его по щеке. – Нет, нам надо поговорить еще кое о чем.

– Да. – Райан на мгновение закрыл глаза. – Конечно. О ребенке. – Он застонал. – Господи, если бы я только знал…

– Нет, не об этом – мягко отозвалась Николь. – Потерять ребенка было ужасно, но, поверь мне, это ничто по сравнению с тем, что я потеряла тебя.

– Любимая…

– Дай мне сказать. Я хочу, чтобы ты знал: я больше ни в чем тебя не виню. Мы оба были слишком молоды, теперь я это понимаю. По крайней мере, в этом твоя мать была права. Кстати, она не придет в восторг, когда узнает о нас.

– Тебя это беспокоит?

– Немного, – призналась Николь.

– Тебе незачем волноваться. – Райан привлек ее ближе. – Если моей матери понадобится поговорить со мной, я сам буду определять условия, и она это знает. – Он помолчал. – После твоего отъезда мы с ней выяснили отношения. Она не вмешивается в мою жизнь, а я не вмешиваюсь в ее. Разумеется, она была уверена, что ты никогда больше не захочешь со мной разговаривать, и, пока Джордж не сообщил мне в Испанию о твоем звонке, я был склонен ей верить.

– Ох, Райан… – Николь нежно поцеловала его в уголок рта, и на лице Райана появилось покаянное выражение.

– Это правда. Наверное, самая моя большая вина в том, что я вообще слушал ее лживые измышления. Впрочем, должен признаться, на этот раз я был уверен, что она права.

– Как ты мог так подумать?

– Я надеялся, что ты свяжешься со мной до отъезда в Штаты. Моя командировка в Испанию здорово просрочена, поскольку я тянул до последнего, в надежде что ты мне позвонишь.

– Но ты уехал из Плейн-лоджа, – запротестовала Николь. – Как только все уладил с мистером Харди, сразу и удрал в Монреаль. Я и решила, что к Кристин.

– Попытайся представить, каково мне было тогда. Мы ведь с матерью и так испортили тебе жизнь. Я просто не знал, как себя вести.

– А я думала, ты использовал меня, чтобы доказать себе, что я так и не смогла избавиться от любви к тебе.

– Хотелось бы, чтобы это было так.

– Да? – Взгляд Николь стал настороженным.

– Конечно. Я ведь всего лишь человек.

– Жаль, что я этого не знала. – Николь закусила губу.

– Почему? – Райан пристально посмотрел на нее. – Какое-то время я считал, что ты меня ненавидишь.

– Никогда я тебя не ненавидела, – честно призналась Николь. – Я возмущалась тобой. Возмущалась твоей способностью причинять мне боль. Но ненавидеть? Нет, никогда.

– Но когда ты вышла замуж за Грейнджера…

– Мне не следовало этого делать, – вздохнула Николь. – Я поняла это, когда ты приехал на свадьбу. Наверное, таким образом я надеялась избавиться от тебя. Я пыталась доказать себе, что меня не волнуют твои успехи, которых ты добился в жизни без меня.

– Перестань. – Райан смахнул слезинку с ее щеки. – Хорошо делать свое дело не значит добиться успеха в жизни. – Он поморщился. – За последние месяцы я понял, что все эти годы я искал что-то, что имел и потерял. Тебя. Все остальное не важно.

– Ты это серьезно?

– Еще как. – Он провел пальцем по ее груди. – Конечно, я горжусь кое-какими из своих работ, но этот успех очень мало значит, когда тебе не с кем его разделить. – Он прильнул губами к ее шее. – Я хочу разделить его с тобой, Николь. Только с тобой. – Откинув голову, он посмотрел на нее. – Ты выйдешь за меня замуж?

– Замуж? – Губы Николь невольно приоткрылись. – Ох, Райан…

– Подожди. – Похоже, он решил, что она собирается отказать ему, и поспешно продолжил: – Я знаю, как для тебя важна твоя работа…

– Райан…

– И, если ты предпочитаешь жить в Нью-Йорке, я готов переехать сюда…

– Райан, послушай меня…

– Не знаю, правда, как к этому отнесется Джордж, но с этим мы разберемся в свое время. Раз уж мы будем вместе…

– Вот именно, главное, что мы вместе, – перебила наконец Николь. – Райан, любимый, конечно, я выйду за тебя и буду жить там, где ты захочешь.

– Правда? – Вид у Райана был совсем ошеломленный. Потом он сгреб Николь в охапку и с силой прижался губами к ее губам. Между ними мгновенно вспыхнула страсть, но ради такого случая Райан постарался сдержаться. – А твоя работа?

– Я уже думала об этом, – негромко призналась Николь. – Даже говорила с шефом насчет того, чтобы работать дома, потому что твердо намерена однажды вернуться к своим корням. Я собиралась жить в Плейн-лодже вместе с тетей Би, но мне гораздо больше по душе жить в Монреале с тобой. Мы можем оставить эту квартиру как запасную студию. Приятно будет иногда приезжать сюда и вспоминать сегодняшний вечер.

– О Господи! – Райан был совершенно счастлив, и Николь обвила руками его шею.

– Когда-нибудь мы с тобой вернемся в Плейн-лодж. Я хочу ребенка, а воздух там гораздо чище, чем в городе.

– Главное, что мы вместе, – тихо повторил Райан. – Теперь навсегда!

Эпилог

Подойдя к садовой калитке, Николь остановилась, чтобы перевести дух. Беременность подходила к концу, и она теперь быстро уставала, но ни за что не желала отказываться от ежедневной прогулки, несмотря на протесты Райана и недовольство тети Би.

Прислонившись к калитке, она окинула взглядом сад. Нежаркое сентябрьское солнце мягко освещало лужайку, легкий ветерок шевелил кроны деревьев. Внезапно Николь вспомнилось холодное зимнее утро накануне похорон отца. Тогда она вот так же стояла у калитки, глядя в безжизненный сад, где похожие на скелеты деревья мрачно вздымали к небу голые ветви, и на душе у нее было так же мертво и безжизненно. В то утро у окна на кухне стоял Райан, и ей показалось, что она видит отца. Николь невольно зажмурилась, а когда открыла глаза, то в окне появилась призрачная фигура. Суровые черты разгладились, и их осветила улыбка. Николь улыбнулась в ответ.

– Все хорошо, папа, – прошептала она. – Я счастлива. Все хорошо.

Неподалеку раздались голоса Райана и тети Беатрис, и фигура отца медленно растаяла. Николь еще немного постояла, улыбаясь про себя, а потом медленно направилась к дому.

33
{"b":"977","o":1}