ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Потому что снова начинается снегопад, – отозвался он.

Николь сняла сапоги и в одних носках прошла на кухню. Райан последовал за ней и остановился в дверях, следя, как Николь протянула сначала одну, потом другую ногу к огню, пылавшему в очаге.

– Я замерзла, – коротко объяснила она. – Вот так уже гораздо лучше.

– Ладно. – Райан, похоже, принял ее объяснение. Взглядом, который привел Николь в полное смятение, он обвел ее фигуру, в длинном, почти до колен, свободном джемпере и черных леггинсах. – Тебе удалось хоть немного поспать?

– Я прекрасно выспалась, – солгала она и, зная, что следует все же соблюдать вежливость, спросила: – А ты?

– Нет, – последовал короткий ответ.

Интересно, так ли это, подумала Николь.

Под глазами у него набухли небольшие мешки, но в остальном он выглядит почти так же, как накануне вечером. Строго говоря, Райана никогда нельзя было назвать красавцем, во всяком случае в традиционном смысле этого слова, – слишком уж резкие у него черты лица. Но для Николь он всегда был самым привлекательным мужчиной на свете.

– Наверное, тебе не давала покоя нечистая совесть, – неожиданно выпалила Николь и пожалела о своих словах. Меньше всего на свете ей хотелось воскрешать прошлое. И она тут же поспешно прибавила: – Я хочу сказать, тебя ведь не было здесь, когда твоя мать так в тебе нуждалась.

– Что ты об этом знаешь? – Глаза Райана сузились.

– О чем? – Повинуясь внезапному импульсу, Николь устремила взгляд в окно. Она внезапно испугалась, что увидит за окном отца, и по спине у нее пробежал холодок.

– О том вечере, когда умер твой отец, – резко произнес Райан, но, заметив, что она вздрогнула, сразу смягчился. – Ты действительно замерзла. Хочешь кофе?

Николь хотела было отказаться, но перспектива выпить чашку горячего кофе показалась ей весьма заманчивой.

– Спасибо, – кивнула она.

Райан поставил чайник и вынул из шкафчика над кухонной стойкой две кружки и кофейник. Поставив кружки рядом, он насыпал в каждую кофе. Затем обернулся, скрестил руки на груди и прислонился бедром к стойке.

– Что тебе рассказала тетя о… о том, как это случилось?

– Ничего особенного, – пробормотала Николь, снова чувствуя, как мурашки пробежали по телу. Она перебралась в кресло-качалку, стоявшее перед огнем, и подобрала ноги. – Наверное, то же, что сказала тебе твоя мать.

– Да? – Судя по всему, ее слова его не убедили. – Я подумал, может, тебе известны какие-то подробности, ведь ты здесь уже два дня.

– Я приехала всего за день до тебя, – возразила Николь. – И потом, какие еще подробности? У папы был сердечный приступ. Твоя мать обнаружила его. – Она сглотнула. – Вот и все. Райан дождался, пока чайник закипит, и, налив воду в кружки, продолжал:

– Стало быть, ты не знаешь, о чем говорила твоя тетя?

Николь заморгала.

– Я не понимаю, о чем говоришь ты, – отозвалась она, принимая из рук Райана кружку и качая головой в знак отказа, когда он предложил ей молоко. – Ох, как хорошо, – произнесла она, сделав глоток. Райан снова встал к стойке.

– Тетя Би сказала, что Амелия была в доме одна, когда это случилось? – словно невзначай спросил он.

Николь пристально взглянула на него, сразу сообразив, что за этим небрежным интересом что-то кроется.

– Да. – Николь замолчала, сжимая в ладонях кружку. – А что? Что она тебе сказала? Что с ней был кто-то еще?

Райан покачал головой.

– Ты же знаешь свою тетку. Она ничего не говорит прямо.

– Тогда…

– У меня просто создалось такое впечатление, – нахмурился Райан. – Она сказала, что твоя мать обнаружила Уильяма, когда он был мертв уже два часа.

– Что? – Глаза Николь широко распахнулись.

– Неужели она тебе не сказала? – поморщился Райан.

– Нет, – задумчиво произнесла Николь. – По крайней мере, я не помню. А почему ты считаешь это важным?

– Просто так. – Райан пожал плечами и отхлебнул кофе.

Однако Николь ему не поверила.

– Ты думаешь, твоя мать солгала?

– Ей это не впервой, – отозвался Райан и, увидев, как исказилось от боли лицо Николь, простонал. – Боже, да не знаю я. Может, и нет. – Отойдя от плиты, он подтащил к огню стул, стоявший у стола, и уселся напротив Николь. – Что-то не так?

– Что может быть не так? – отозвалась она. – Папа умер. А что ты еще думаешь?

Райан вздохнул.

– Хорошо, я все понял. Просто, когда ты пришла, у тебя был такой вид, словно ты увидела призрак. Вот я и решил, что тебе чего-то наговорили и ты расстроилась.

– Да кто мог мне чего-то наговорить? – Его интуиция явно смутила Николь.

– Не знаю. Кто-нибудь из городка, может быть, – отозвался Райан. – А когда ты видела отца в последний раз?

– Я приезжала в Монреаль в прошлом году. На конференцию. Папа приехал со мной повидаться.

– Он был здоров?

– Мне показалось, что да. – Николь неловко заерзала в кресле. – А это важно?

– Нет, наверное. – Райан помолчал. – Уверен, он был очень рад тебя видеть.

– Как и твоя мать, которая всегда рада видеть тебя, – отпарировала Николь, задетая легкой иронией, прозвучавшей в его голосе. – Ты теперь часто с ней встречаешься?

– Как получается. Или когда ей что-то от меня нужно, – сухо заметил Райан. – В последнее время, когда она выяснила, что из меня можно тянуть деньги, я стал пользоваться у нее большей популярностью.

Николь выпрямилась в кресле.

– Почему она не просила у папы, если ей нужны были деньги?

– Ну… – Райан явно пожалел о неосторожно вырвавшихся словах. – Ты же знаешь мать. Ей вечно не хватает денег.

– Если это намек…

– Да никакой это не намек, – неожиданно устало отозвался Райан. – Я лишь хотел сказать, что Амелия вечно швыряется деньгами. И ей их всегда мало. Я-то знаю.

– Ведь именно из-за них она и вышла замуж за папу, ты это хотел сказать? – сухо сказала Николь. – Что ж, теперь у нее этой проблемы не будет.

– Николь…

– Я имею в виду, что папа всегда очень аккуратно выплачивал страховку и все такое. И потом, есть этот дом. – Сердце Николь при мысли о том, что она теряет Плейн-лодж, болезненно сжалось. – Она ведь может продать его, если захочет.

– Я бы на это не поставил, – сухо заметил Райан, глотнув кофе.

Интересно, что он имеет в виду, подумала Николь.

– Ей ведь надо где-то жить, – осторожно заметила она, но, похоже, Райан решил, что сказал достаточно, и вернулся к прежней теме.

– Странно, почему в тот день Амелия не услышала, как вернулся Уильям?

Брови Николь сошлись на переносице.

– Думаешь, ее не было дома?

– Может быть, – раздраженно выдохнул Райан. – Но если так, то почему она сразу об этом не сказала? В конце концов, сообщила же она старушке, что собирается за покупками.

– Вот видишь. – Николь не особенно хотелось разбирать подробности смерти отца. – И не называй тетю Би старушкой. Она не намного старше твоей матери.

– Это верно, – согласился Райан. И, снова внезапно менял тему, спросил: – Ты уже говорила с поверенным отца?

– Нет. – Николь вдруг забеспокоилась. – А ты?

– Когда это, интересно? – Райан теперь смотрел на огонь. – Я ведь узнал только вчера вечером.

– Угу. – Николь ощутила запоздалое сожаление. – Похоже, папа не знал, что твоя мама дома, когда вернулся. Может, она смогла бы как-то помочь ему.

– Я тоже об этом подумал, – кивнул Райан.

– Или если бы дома был кто-то еще, – задумчиво прибавила Николь. – А вчера что она тебе сказала?

– Да ничего особенного, – отозвался Райан.

Николь поняла, что Амелию, как всегда, прежде всего заботит собственная драгоценная персона. Видимо, он поэтому и спросил, разговаривала ли она с поверенным. Похоже, Амелия боится, как бы Николь не выкинула какой-нибудь фортель, когда будут утверждать завещание.

– Я даже не знала, что ей удалось вчера с тобой связаться, – сказала Николь. – Я только знаю, что она звонила несколько раз, а этот Джордж, который живет с тобой, постоянно твердил, что тебя нет дома.

6
{"b":"977","o":1}